Бронзовые фигурки и котлы

Бронзовые фигурки и котлы

Помимо уже рассмотренных нами предметов, кельты изготовляли прекрасные изделия из бронзы, некоторые из которых сделали бы честь такому современному скульптору, как Генри Мур. Порой кажется, что они родились в современном мире, а не в древнем Средиземноморье или варварской Европе.

Замечательная коллекция бронзовых изделий из Невиан-Суйя, а также большой клад, скорее всего зарытый кельтскими жрецами, чтобы спасти сокровища от римлян, происходит из местности с явными религиозными ассоциациями, расположенной на реке Луаре, напротив великого кельтского святилища в Флери-Флориак, и эта находка также говорит о существовании здесь значительного культового центра (рис. 72). Литая бронзовая скульптурка, изображающая танцующую женщину, великолепно передает впечатление ритма и движения (рис. 31). У бронзовой фигуры танцующего обнаженного мужчины черты лица и прическа – типично кельтские (рис. 32). Глядя на нее, мы снова ощущаем изящное, но могучее движение и жизнь. Среди других фигур – изображение человека, видимо играющего на арфе или тарелках (инструмент ныне утерян). Он носит прилегающие клетчатые штаны и клетчатый жакет, давая нам интересный образец одного из типов кельтской одежды. Его волосы также причесаны по-кельтски (рис. 10). Здесь же был найден и великолепный кабан, длиной около 4 футов; видимо, это был боевой штандарт (рис. 46). В этой же коллекции и прекрасный бронзовый олень. Все изделия – весьма тонкой работы, и это снова доказывает, что кельты могли создавать не только фантазийные, но и более или менее натуралистические работы.

Рис. 72. Бронзовая фигурка «жонглера» из Невиан-Суйя (департамент Луаре, Франция).

Кельты использовали котлы в качестве домашней посуды, однако они также изготовляли их и для религиозных целей. Три таких ритуальных сосуда найдены в Дании. Они, судя по всему, использовались как вотивные приношения тому или иному божеству. Сам факт их присутствия в Дании служит поводом для дискуссий, однако он часть более широкой проблемы кельтского влияния в Дании вообще. Есть данные, что фактически оно было значительным, но как именно оно происходило, мы не вполне себе представляем. Возможно, за это были ответственны кимвры (северное племя тевтонского происхождения; Страбон говорит о «богатстве кимвров»), но в данный момент мы не можем нарисовать себе четкую картину, хотя то, что в этом регионе работали кельтские художники, представляется вполне очевидным.

Рис. 73. Фрагмент бронзового котла из Ринкебю (Ютландия, Дания).

Один из упомянутых нами котлов был обнаружен в Ринкебю, на острове Фюн. Он изготовлен из бронзы и датируется примерно I веком до н. э.; видимо, это приблизительная общая дата изготовления подобных котлов. Он украшен человеческим лицом со стилизованными волосами, большими внимательными глазами, которые первоначально должны были быть чем-нибудь инкрустированы, и небольшим, четко очерченным ртом (рис. 73). Шея украшена массивным торквесом с тяжелыми концами. По бокам от головы мы видим две протомы в виде быков. Когда-то к верхней части внутренней стороны котла были присоединены внутренние пластины. Единственная, которая дошла до нас, украшена двумя стоящими лицом друг к другу животными: это кабан и нечто вроде льва. Диаметр котла около 70 сантиметров. Вполне очевидно, что он имеет много общего с двумя чанами, импортированными в Англию с континента, которые также датируются I веком до н. э. Это так называемая «чаша Мальборо» и чан из Эйлсфорда – деревянные изделия, изготовленные из планок, скрепленные заклепками и стянутые орнаментированными обручами и металлическими накладками.

Ту же датировку имеет и другой сосуд, большой ритуальный котел, прекраснейший из всех, до сих пор известных, который является важнейшим документом для истории доримских культов. Он был обнаружен в 1891 году в Дании, в месте под названием Гундеструп в Ютландии, и поэтому его называют обычно «котлом из Гундеструпа». Этот серебряный сосуд был намеренно разобран и положен на землю как вотивное приношение. Как внутренняя, так и внешняя сторона котла украшены декоративными пластинами, на которых снаружи изображены бюсты божеств, а внутри – культовые сцены. Изнутри на дне котла также изображена культовая сцена. Оно, так же как и бюсты божеств, первоначально было покрыто очень тонкой золотой фольгой. Глаза фигур инкрустированы красным и голубым стеклом. Таким образом, каждая пластинка представляет собой какую-то культовую сцену или изображает какого-то определенного бога или богиню вместе с его или ее служителями, культовыми животными и птицами и символами или же какой-то разворачивающейся на заднем плане культовой сценой. Влияние восточного кельтского мира здесь вполне очевидно, и высказывались предположения, что котел был изготовлен где-то вблизи Братиславы. Техника обработки серебра, очевидно, восточного происхождения, в то время как сцены и культовые фигуры находят свои близкие параллели как в кельтской иконографии, так и в островных литературах. Высказывались предположения, что сцена на дне котла, которая изображает убиение гигантского быка, основана на культе Митры, но этот вопрос остается спорным. В ирландском эпосе «Похищение быка из Куальнге» гигантский сверхъестественный бык является одним из главных героев, и, хотя охоты на быка, как таковой, здесь не происходит, есть причины полагать, что у некоторых кельтов, по крайней мере на континенте, существовала какая-то легенда о преследовании и убийстве гигантского божественного быка. Однако пока у нас нет более определенных данных на этот счет, это всего лишь предположение. Первоначально у быка должны были быть рога из какого-то другого материала; сейчас они отсутствуют.

Другой важный котел, который мы уже упоминали в связи с пластическим стилем кельтского искусства, был найден в Бро близ Хорсенса в Ютландии. Он более древний, чем другие котлы, о которых мы говорили, и может относиться к концу III или к началу II века до н. э. Этот бронзовый котел разбили на куски и положили в яму в земле; опять-таки речь идет о вотивном приношении какому-то божеству. Как и котел из Гундеструпа, он, видимо, был изготовлен где-то на востоке кельтского мира, возможно в Богемии или Моравии. Как эти великие кельтские котлы попали в Данию, мы не знаем, как не имеем точного представления об общей натуре и масштабах кельтского влияния в этой стране.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

«Котлы» для «матричных»

Из книги автора

«Котлы» для «матричных» 31.08.2004 Интернет-тусовка воет: «Спамеры заели! Нет жизни!» И взаправду: ежедневно в три моих почтовых ящика поступает около 250 писем от удивительных лепреконов: «Тайсон Ф. Тайсонов», «Митчей В. Митчелов», «Оксан Медведевых», «Андреев Васильевичей».