Кельтские монеты

Кельтские монеты

Другим средством выражения художественного и мифологического сознания языческого кельтского мира были кельтские монеты. Эти монеты – захватывающий предмет для исследования. Они рассказывают о политической и экономической жизни, помогают проследить передвижения отдельных племен; изображенные на них мотивы дают нам больше знаний о кельтской мифологии.

У кельтов Трансильвании известны ранние монеты из серебра. Как указывает Пауэлл, некоторые изображения, отчеканенные в серебре, «судя по всему, представляют собой иллюстрации к кельтской мифологии, сохранившейся в Ирландии». Таким образом, эти монеты – потенциальное хранилище мифологической традиции; для кельтских художников они были стимулирующим и увлекательным поводом показать свое умение. Искусство чеканки монет зародилось в то время, когда кельтское искусство (если не говорить о Британских островах) практически «перегорело», то есть с конца III века до н. э. вплоть до римского завоевания.

Одним из источников вдохновения для кельтских монет послужили золотые статеры Александра III; они играли гораздо большую роль в восточных частях кельтского мира. Другим, менее влиятельным источником были золотые статеры Филиппа II Македонского. Они, судя по всему, достигли Запада по Дунаю и, в конечном счете, прибыли в Британию благодаря белгскому влиянию. Еще один источник вдохновения для кельтских изготовителей монет, на сей раз для работы по серебру, пришел из Массилии и от западных греков. Однако, как указывает Дерек Аллен, принятие определенного типа монет должно было всегда в той или иной мере зависеть от индивидуального предпочтения, которое то или иное племя оказывало тому или другому мотиву; судя по всему, играли свою роль и предпочтение того или другого мифологического мотива.

Кельтские художники брали основной античный репертуар и преобразовывали его так же, как они преобразовали античные и другие мотивы в самом начале существования латенского стиля. Формальный натурализм античных монет дегенерировал – или возвысился, все зависит от точки зрения – в типично кельтскую фантастику. Здесь мы видим отрубленные головы, ноги лошадей, бегущие отдельно от тел, колеса колесниц, крутящиеся сами по себе, целый ряд культовых зверей и птиц, символы солнца, магические знаки и всевозможные мифологические чудеса. Позднее, уже под влиянием римских монет, на монетах стали появляться надписи. В основном это были сокращенные названия племен или имена отдельных вождей либо титулы. Таким образом, их распределение проливает значительный свет на перемены, происходившие в кельтском обществе, и на политику того времени. В Ирландии, как и в Шотландии и некоторых других северных частях Британии, местных монет не существовало.

В монетах более позднего периода наблюдается переход к натурализму, что особенно очевидно в монетах из белгских областей Британии; этот натурализм сложился под влиянием восточных кельтских ремесленников, которые предпочитали именно такой стиль.

Таким образом, в Европе в целом валютой служило на западе золото, а на востоке – серебро. Деньги служили в основном для внешней торговли, и монеты должны были существовать у тех племен, которые регулярно торговали с народами вне кельтского мира. Натуральный обмен (бартер), судя по всему, был формой обмена внутри племени. В Ирландии единицей стоимости была корова; несомненно, что-то похожее играло роль валюты и в Галлии. Например, стоимость рабыни равнялась стоимости трех коров. Но иностранцы вряд ли захотели бы перевозить громоздкие вещи по всей Европе в обмен на свои товары и, наверное, требовали платы в более удобной форме – в монетах. Белгские племена привезли искусство чеканки монет в Британию в конце II века до н. э., и в больших племенных столицах, таких как Силчестер и Колчестер, появились свои монетные дворы. Валюта в форме стандартных слитков была популярна на западе Англии. В Британии монеты и их распределение также многое говорят о политической и экономической ситуации. На монетах с надписями, которые датируются последними пятьюдесятью годами перед римским завоеванием, зафиксированы названия племен и имена вождей южной Британии; это бесценный документ, позволяющий нам понять расстановку политических сил на Британских островах в то время. Ранние монеты юга Британии очень разнообразны и говорят об изобретательности художников; монеты более северных племен менее изящны и менее оригинальны. Однако, может быть, наиболее интересны для нас монеты Арморики. В них много интересного для мифологов: видя эти фантастические человеческие головы с татуированными, судя по всему, лицами, в волосы которых вплетены священные символы, с их дикими, искаженными чертами, мы, кажется, более, чем в каком-либо другом виде изобразительного искусства кельтского мира, близко подходим к описаниям «исказившегося» полубожественного героя ирландских легенд.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Глава 7 Монеты

Из книги автора

Глава 7 Монеты Людей, имеющих склонность к некоторому формализму и абстракционизму в искусстве, византийские мозаики и картины могут привлекать больше, чем более реалистичные скульптуры Рима или натуралистические живописные полотна Ренессанса. Но вряд ли вызовет споры


Кельтские народы

Из книги автора

Кельтские народы Так кто же такие кельты, о повседневной жизни которых мы намерены здесь рассказать? Для разных людей слово «кельт» имеет очень разное значение.Для лингвиста кельты – это народ, который говорил (и все еще продолжает говорить) на очень древних


Кельтские зеркала

Из книги автора

Кельтские зеркала Великолепные бронзовые зеркала, которые изготовлялись в Британии с конца I века до н. э., также несли на себе некоторые из наиболее изящных и сложных образцов кельтского искусства (рис. 74). Зеркала были символами статуса, они говорили о социальном


Что могут две двухкопеечные монеты

Из книги автора

Что могут две двухкопеечные монеты После смерти Садовского я заболела. Подхватила детскую ветрянку и слегла. Детские болезни хороши в своем возрасте. Тогда они проходят более или менее нормально.А тут за неделю я похудела на восемь килограммов, ветер с ног сбивал. Хорошо