Диета Ириски

Диета Ириски

ПЕРВАЯ НЕДЕЛЯ. Едим все, что обычно, но последний прием пищи за четыре часа до сна.

ВТОРАЯ НЕДЕЛЯ. Едим все, что обычно, но уменьшаем порции на одну треть.

ТРЕТЬЯ НЕДЕЛЯ. Едим все, что обычно, но уменьшаем порции наполовину.

ЧЕТВЕРТАЯ НЕДЕЛЯ. Оставляем треть порции.

ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА

Всегда последний прием пищи за четыре часа до сна.

В день едим не меньше пяти раз. Второй завтрак и полдник заменяем на яблоко и кефир.

Употребляем по возможности меньше жирных продуктов.

При достижении нужного веса:

Продолжаем есть за четыре часа до сна.

Употребляем по возможности меньше жирных продуктов.

Едим не меньше пяти раз в день, но порции немного увеличиваем.

Один раз в неделю – разгрузочный день «наоборот», то есть можно позволить себе то, чего особенно хочется.

Увеличиваем физическую активность.

Смысл этой диеты в том, что человек не меняет своих привычек в еде и употребляет все те же любимые и привычные продукты. Но за счет уменьшения порций происходит сжатие желудка и еды требуется меньше. А значит, сокращается потребление калорий. Беда практически всех диет в том, что человек вынужден ломать привычный режим питания, и это сказывается на психике. Возникают нарушения сна, беспричинные раздражения, утомляемость, снижение либидо, часто депрессия.

Но, когда придерживаются этой диеты, такого не происходит. Любите вы шоколадный торт – не отказывайте себе, просто возьмите кусочек намного тоньше, чем обычно, и ешьте его медленнее. Ощущение будет, что вы съели привычную порцию, и вы будете чувствовать себя спокойно и не нервничать, что отказываете себе, любимой, в маленьком гастрономическом удовольствии. И так поступайте со всеми продуктами. Ну а разгрузочный день «наоборот» поможет вам справиться с депрессией. Вы знаете, что в один из дней недели можете позволить себе что-нибудь вкусненькое и сколько хочется, и это принесет радость и удовлетворение. И потом сами удивитесь, что «разгрузочные» ужины с каждым разом будут становиться все менее калорийными и меньшими по объему. Потому что, когда вы сбросите лишние килограммы, организм сам будет диктовать вам, что есть и сколько.

Когда я вернулась в Москву, то первым делом позвонила Саше и сообщила ему о заметке с угрозами в мой адрес. Но он лишь посмеялся и сказал, что это отличный пиар для книги, что продажи возрастут и что я забиваю себе голову всякой ерундой.

– Не волнуйся, Ольга, – добавил он, – никто из редакции никогда не даст твой телефон и тем более адрес, да и вообще какие-либо сведения о твоей личности. Кстати, пришла корректура третьей гейши. Там много японских фамилий и названий и корректоры наставили вопросов. Их нужно снять. Подъедешь?

– Хорошо, – согласилась я. – Могу сегодня.

– Договорились! – обрадовался Саша. – Сама знаешь, я обычно допоздна тут сижу. В общем, жду.

Но в этот день у меня не получилось поехать в издательство. Только я поговорила с Сашей, как зазвонил мой домашний телефон. Номер не определился, и я с минуту раздумывала, подойти или нет.

«А вдруг это разъяренный муж Берковой? – мелькнула трусливая мысль. – Не буду брать!»

Но потом я улыбнулась своим необоснованным страхам, поняв, что они беспочвенны, и сняла трубку. К моему удивлению, это оказалась Таня Кадзи. Она звонила из Токио.

– Оленька! – взволнованно начала она, после того как поздоровалась. – Как хорошо, что я вас застала! Вы не поможете? Извините, что обращаюсь к вам с подобной просьбой. Но у меня безвыходное положение. Моя правая рука Лизавета сейчас отдыхает на море. Обычно она такими делами занималась. Юко уехала на пару недель к родителям. Я ее отпустила.

– Успокойтесь, Таня, – ответила я, когда она замолчала. – Я сделаю все, что в моих силах. Я вас слушаю.

И я зачем-то достала блокнот и ручку и приготовилась записывать.

– Я вам уже говорила, что в Токио занимаюсь тем, что помогаю девушкам, попавшим в беду. Кто-то остается у меня в школе гейш, кто-то уезжает на родину. Вот и сейчас у меня есть такая девушка. Я встретила ее случайно ночью, когда возвращалась с вечеринки. Зовут ее Лика, говорит, что ей восемнадцать, но выглядит явно моложе. Я ехала домой, а живу я в районе Асакуса, и вот вижу, как по тротуару бредет тоненькая девушка с длинными распущенными волосами. При свете фонарей они золотились и сразу привлекали внимание. Я попросила водителя ехать медленнее. Что-то в поведении девушки настораживало. Редкие прохожие тоже оглядывались на нее. И вдруг она пошатнулась, схватилась за каменный фонарь-торо и сползла на тротуар. Я тут же попросила остановить машину и поспешила к ней.

Таня замолчала, явно переводя дух, так как говорила она быстро. Я ждала продолжения. В трубке раздалось позвякивание стекла и журчание воды. Таня явно решила попить.

– Когда я подбежала, Лика была без сознания, – вновь заговорила она после паузы. – Ее глаза закатились, лицо посерело. Водитель помог мне донести ее до машины. Там я привела ее в чувство и хотела доставить в ближайшую больницу. Но при ней не оказалось никаких документов. Лика тут же начала плакать и просить, чтобы я не оставляла ее на улице. Услышав русскую речь, я обрадовалась и ответила ей, что она может на меня положиться. «Вы тоже русская?» – изумилась она, внимательно вглядываясь в меня. Но так как я была в полном гриме гейши и парадном кимоно, она явно не верила своим глазам. Я успокоила ее, сказав, что работаю гейшей, но сама из России. Лика сжалась и всхлипнула. Она отодвинулась от меня подальше и смотрела с испугом. Потом сказала, что сбежала из борделя не для того, чтобы попасть в следующий.

Таня вновь замолчала и вздохнула.

– Да, я знаю это распространенное мнение среди соотечественников, что гейши – элитные проститутки, – сказала я, видя, что пауза затянулась.

– Это так, – подхватила Таня. – И Лика тоже так думала. Я попыталась объяснить ей, что она ошибается, но она была так напугана и измучена, что плохо понимала мои слова. Тогда я отвезла ее к себе домой. Я боялась, что Лика все-таки думает, что я шлюха, и попытается ночью уйти. Но она спокойно проспала до утра. А потом рассказала мне, как попала в Токио.

Я слушала Таню и думала, что история ее подопечной типична для провинциальных девушек, стремящихся в столицу. Она приехала в поисках красивой жизни. Модель, актриса, звезда – все девчонки мечтают об этом, и особенно в провинции. Думают, что в Москве их ждут не дождутся. Лика с подружкой сняли комнату где-то на окраине, стали обивать пороги студий, ходить на кастинги. Потом увидели объявление о работе по контракту за рубежом. Нанимались, как хостесс, а попали в бордель. В общем, все как всегда. Хорошо еще, что ей удалось сбежать.

– Но Лика отказалась остаться в школе гейш, – сказала Таня. – И ее некому встретить в Москве, так сложилось. Олечка, если возможно, приезжайте в Шереметьево завтра и сопроводите ее на вокзал. Вот и вся моя просьба.

«Лика в принципе и сама взрослая девочка, – подумала я с легким недоумением, – могла бы и без моей помощи добраться».

– Понимаете, Ольга, – серьезно продолжила Таня, – эти девочки на самом деле находятся в ужасном психологическом состоянии. Бывали случаи, когда они сбегали прямо из аэропорта и вновь попадали в неприятные ситуации. Жаль, Лиза сейчас отсутствует. Она уж знает, что и как.

– Не волнуйтесь, Таня, – твердо проговорила я. – Диктуйте номер рейса и время. Я завтра обязательно встречу вашу подопечную и отправлю ее домой.

– Спасибо вам огромное, – обрадовалась Таня. – Я потом позвоню вам обязательно.

Я записала нужные сведения и распрощалась с ней. Затем начала звонить на вокзал, чтобы выяснить насчет билетов. Но с этим оказались проблемы, так как направление было южное. Лика жила в поселке недалеко от Феодосии.

«Может, посадить ее на самолет? – подумала я. – А там она уже доберется на чем-нибудь».

Но и на самолеты билетов на завтра не было.

«И куда я ее пока устрою? – озадачилась я. – Не ко мне же!»

Я живу в двушке, к тому же с двумя взрослыми дочками. Правда, они почти все время отсутствуют по самым разным причинам. Особенно младшая, Варя. Ей двадцать, и у нее сейчас любовь не на жизнь, а на смерть, так что она практически постоянно у своего мальчика. Но все равно. Я посмотрела цены в гостиницах и в частных квартирах, сдающихся посуточно, и впечатлилась. Это было нереально. Таня предупредила, что ее организация выделяет девушкам определенную сумму и оплачивает билеты. Но этого было явно недостаточно.

И я позвонила Лене. Вкратце объяснив ситуацию, попросила совета. Лена быстро проговорила, что она на презентации, что я беспокою ее по пустякам и что ее квартира в Куркино сейчас свободна, так как она после работы практически всегда едет к Саше.

– Заезжай сегодня ко мне на работу, бери ключи и устраивай девушку. Пусть живет, сколько понадобится. Пока! – сказал она и положила трубку.

«Вот и отлично! – обрадовалась я. – Как все просто решилось! Но в издательство я сегодня не успею. Надо Сашу предупредить».

Я позвонила ему и все рассказала. Он в первую минуту потерял дар речи от изумления.

– Бог мой, – задумчиво проговорил он, когда пришел в себя, – какой отличный материал для книги. Тем более мемуары продаются лучше всего из этой серии. Только куда бы его применить?

– Господи, Саша, – засмеялась я, – и о чем ты только думаешь? Что значит журналистская закваска!

Саша по образованию журналист и несколько лет работал по специальности.

– О деле, – ответил он. – Но тебя сегодня не ждать?

– И завтра тоже. Пока я ее встречу да устрою! Хотя, возможно, вечером подъеду. Ты же все равно допоздна засиживаешься!

Мы попрощались, и я стала собираться, чтобы ехать за ключами.

На улице стояла жара несусветная. Когда я приехала в агентство Лены, даже голова кружилась.

«Давно пора купить соломенную шляпку, – думала я, чувствуя вполне отчетливую дурноту, – а то когда-нибудь упаду прямо на улице от солнечного удара».

Лена ждала меня на ресепш с очень озабоченным видом. Она хмуро на меня глянула, заметила, что я неважно выгляжу, и протянула ключи. В агентстве работали кондиционеры, и мне не хотелось выходить из этой прохлады на раскаленную, без единого дуновения ветерка улицу. Лена была свежа и бодра.

– Слушай, ты отдай ей ключи, и пусть сама добирается, – сказала она. – Насколько я поняла, взрослая девушка, раз за границу уехала работать. Чего с ней нянчиться?

– Хорошо бы, – обмирающим голосом ответила я. – А то эта жара меня доконала. Утомляюсь мгновенно. Но ситуация не так проста, как кажется.

– Да-да, ты говорила, – пробормотала Лена и глянула на часы. – Знаешь, Оль, я бы с удовольствием посидела с тобой где-нибудь в кафе, но у меня сегодня напряженный день.

– Что ты, Ленусь, – ответила я, – понимаю! И не прошу. Ты и так выручила меня! А ты… – начала я и замялась.

– Что такое? – уже явно раздражаясь, спросила Лена.

– Ты не боишься пускать в дом незнакомого человека?

– Знаешь, не этого нужно бояться по жизни, – усмехнулась она. – К тому же, как я понимаю, это всего на пару дней.

– Спасибо. Я пойду, пожалуй.

Я вышла на улицу и тут же ощутила, как жара буквально упала мне на плечи и словно придавила меня. Раскаленный асфальт, стены домов, движущийся транспорт мощно отдавали тепло. Солнце заливало все вокруг. Небо было безоблачным и словно вылинявшим. Тусклая листва на редких деревьях, растущих вдоль улицы, поникла, стала как будто меньше и совсем не давала тени. Я прошла несколько шагов и явственно почувствовала, как тонкие каблучки моих босоножек продавливают размягченный асфальт.

«Нет, сегодня точно не поеду в издательство, – подумала я. – Сейчас домой и под прохладный душ. К тому же время к пяти».

Я поползла в сторону метро. В этот момент зазвонил мобильный. Я отчего-то решила, видимо, мозги от жары расплавились, что это Лена забыла мне что-нибудь сказать, и, не посмотрев на определитель, ответила:

– Да. Я еще не ушла далеко.

– А ты где, котенок? – услышала я радостный голос Ника и замолчала.

– На Пресне, – ответила я после паузы.

– Вот здорово! Я ж рядом! – оживился он.

Как выяснилось, «рядом» – это было в пяти остановках на метро.

– Ужасно хочу тебя увидеть! – начал он. – Ну, пожалуйста! Давай встретимся хоть ненадолго!

– Мне еще в издательство, – соврала я.

– Давай кофе попьем, и потом поедешь, – продолжал он канючить. – А то умру от тоски по тебе!

От его настойчивого, но жалобного тона я даже как-то взбодрилась. Приятно все-таки, когда тебя так упрашивает молодой красивый парень. Я машинально глянула в витрину магазина, мимо которого шла. Выглядела я неплохо в белой льняной юбке, обтягивающей бедра и чуть закрывающей колени, и белой кофточке из жатой марли с ручной вышивкой по вороту. Плетеная сумочка из светлой соломки, бежевые босоножки на каблучке дополняли наряд. Легкий загар делал мое лицо явно моложе.

«Хорошо, что я постеснялась ехать к Ленке в каких-нибудь летних джинсах или бриджах и сандалиях на плоской подошве», – удовлетворенно подумала я, поправляя волосы, блестевшие на солнце.

И ответила Нику согласием. Мы договорились, что сходим в «Макдоналдс» на Добрынке. Когда я вышла из метро, Ник уже ждал меня. Увидев красную розу в его руке, я поморщилась, но взяла и поблагодарила.

– Как ты красива! – вполне искренне сказал он и потянулся поцеловать меня.

Но я молча отстранилась.

– Я очень по тебе скучаю, – тихо добавил Ник.

Мы зашли в «Макдоналдс». Прохлада от работающих кондиционеров мгновенно улучшила мое настроение.

«Я встретилась лишь затем, – сказала я сама себе, – чтобы до конца прояснить ситуацию. И сейчас серьезно поговорю с ним».

Мы взяли сок и мороженое и поднялись на второй этаж. Народу было не так много, как обычно, что меня порадовало. Сев за столик, я положила розу и отпила сок. Потом откинулась на спинку стула, глядя на Ника. Он заметно нервничал, хотя старался не показывать вида.

– Ник, – начала я, собравшись с мыслями, хотя думать совершенно ни о чем не хотелось, – нам пора поговорить.

– Да, милая, я тоже так считаю, – тихо ответил он.

Я задержала взгляд на его приоткрытых губах. Крохотная капля мороженого белела в уголке нижней губы. И я завороженно на нее смотрела. Тут Ник облизнулся, и я подняла взгляд. Столкнувшись с его зеленовато-карими глазами, отчего-то начала краснеть.

«Сейчас скажу ему, чтобы больше не звонил, – думала я, – что все это бессмысленно и ни к чему хорошему не приведет».

– Я люблю тебя, – как-то буднично произнес Ник и положил руку на мою.

Его пальцы были прохладными и дрожали.

– Что? – не поверила я своим ушам. – Что ты сказал?

– Я люблю тебя, – повторил он. – Не знаю почему, но мне невыносимо хочется сказать эти слова с первой нашей встречи. Я сам себе удивляюсь, честно, Оль! Курить охота, – добавил он, явно начиная нервничать. – Но здесь нельзя.

– Здесь нельзя, – повторила я.

– Ты можешь не отвечать, – торопливо продолжил Ник. – Я все понимаю.

Бог мой, что тут можно было сказать? Я смотрела на его юное свежее лицо, на пушистые кудри, на широкие плечи, обтянутые футболкой красного цвета, и старательно боролась с желанием послать все приличия к чертовой матери и позволить себе быть просто счастливой с этим красавцем, пусть и недолгое время.

– Но я настолько старше, – после паузы сказала я.

Ник, услышав мои слова, сразу приободрился.

– Да ты еще девочка! – рассмеялся он с явным облегчением.

«А ведь я только что дала ему понять, что меня смущает лишь разница в возрасте», – подумала я и ужаснулась.

Но тормоза были уже спущены. Мне становилось все легче на душе. Я позволяла себе любоваться его юной прелестью, наслаждаться его горящим взглядом, в котором вполне отчетливо читалось восхищение и неприкрытое желание. Я почувствовала все то же сильнейшее притяжение, которое не давало мне покоя при каждой нашей встрече. Но сейчас не сопротивлялась ему.

– Моей девушке недавно исполнилось 55 лет, – сказал в этот момент Ник, и я мгновенно отрезвела, глядя на него с легким испугом.

– Сколько?! – не поверила я.

– 55, – как ни в чем не бывало повторил он. – Я переехал к ней, когда мне было семнадцать. Это сложно объяснить. Она подруга моей мамы. Правда, они так сильно поссорились, что уже давно не общаются.

– Из-за тебя? – предположила я.

– О нет! По другим причинам. Но я вначале встречался с ее дочкой, – продолжил он. – Потом она уехала из Москвы, вышла замуж. А ее мама мне всегда безумно нравилась. Так все и вышло. И сейчас я с ней.

– И говоришь ей, что любишь, – добавила я саркастическим тоном.

– Нет, что ты! – возразил Ник. – Просто я с ней живу. У нее квартира на Кутузовском, свой бизнес. К тому же трое детей. Все, кстати, от разных мужей. Но они живут отдельно.

«Чудовищно! – подумала я. – Бабе полтинник с гаком, а она себе юного любовничка завела. Тогда, конечно, я для него еще девочка».

– Я раньше думал, что люблю ее, – после паузы продолжил Ник. – Но, встретив тебя, понял, что это не так. Я сейчас лишь о тебе думаю и днем, и ночью.

– Она тебя содержит? – не удержалась я от ядовитого вопроса.

– Нет, что ты! – искренне возмутился он. – Как ты могла такое подумать?!

Я вдруг резко встала. Все это не укладывалось в голове.

– Ты чего? – испугался Ник.

– Мне пора! – решительно проговорила я. – Я же говорила, что еще в издательство нужно.

– Но подожди…

– Созвонимся, – сказала я и начала быстро спускаться по лестнице к выходу.

Когда я приехала домой, то чувствовала себя необычайно уставшей. Жара, встреча с Ником, какая-то странная грусть после его признания сделали свое дело. Мне хотелось одного – лечь где-нибудь в прохладном тихом месте и никого не видеть и не слышать. Я приняла душ и заварила крепкий зеленый чай. По опыту знала, что он прекрасно тонизирует, особенно в жару.

С возрастом мы утомляемся легче, а восстановить силы труднее. Для борьбы с излишним утомлением существуют несколько простых и доступных рецептов.

Снять общее и нервное напряжение помогает разминание указательным и большим пальцами правой руки среднего пальца левой. Нужно двигаться от ногтя к его основанию и обратно до тех пор, пока не начнете чувствовать тепло в этом пальце.

Активный массаж ладоней снимет сонливость и даже поможет при мигрени. Нужно взять в руки любой небольшой предмет – авторучку, карандаш или грецкий орех – и катать его между ладоней, постепенно усиливая сжатие и делая это до появления в ладонях приятного тепла. Орех катаем круговыми движениями, а карандаш – вперед-назад.

Разогнать кровь можно следующим образом: пальцами мягко похлопать макушку головы, затылок, плечи, а затем и все те участки тела, которые вы сможете достать. Затем обхватить затылок руками так, чтобы концы пальцев на шейных позвонках почти соприкасались. Сделать выдох и плавно откинуть голову назад. Затем сделать поглаживающие движения руками вперед по направлению к ключицам. После этого взять мочки ушей и подвигать круговыми движениями. И уже через несколько минут вы почувствуете себя намного бодрее.

При сильной мышечной усталости ложитесь на пол, руки расположите вдоль туловища, ноги выпрямите. Старайтесь достичь такого уровня расслабления, чтобы по возможности большая часть позвоночника касалась пола. Оставайтесь в такой позе не менее 8—10 мин. Думайте в это время о чем-нибудь необычайно приятном. Затем, лежа на спине, вытяните руки вперед, потянитесь вверх, не отрывая плечи от пола (выполнять 7—9 раз). После этого встаньте на цыпочки, поднимите руки так, будто вы держитесь за перекладину. Из такого положения поворачивайте корпус вправо и влево, по 15 раз в каждую сторону.

Эти упражнения не только снимут мышечную усталость, но и благотворно подействуют на позвоночник, мышцы туловища, ног и рук.

Одной из причин повышенной утомляемости, считают ученые, является обезвоживание организма. Кстати, обезвоживание указывается и как причина появления ночных кошмаров. Без воды начинает нарушаться деятельность основных систем тела, падает давление, уменьшается приток кислорода к мозгу. Обязательно пейте достаточно жидкости, особенно если у вас напряженный режим дня.

Специалисты также уверяют, что если съедать во время обеда и на ужин помидорный салат или парочку свежих помидоров, то усталость исчезает. А все благодаря высокому содержанию в них тирозина. Это вещество (аминокислота) способно вызвать в нашем организме самый настоящий энергетический взрыв. Кроме того, эти овощи улучшают настроение, существенно ускоряют обмен веществ, активизируют работу головного мозга. Теми же свойствами обладают и бананы. При сильной физической усталости полезно съесть вместе с цедрой пол-лимона, закусывая медом.

Не менее полезны для профилактики утомляемости богатые фитонцидами свежий зеленый лук и чеснок. Иммунологи считают, что если один месяц в году изо дня в день съедать по три дольки чеснока – сырого или вареного, то с вялостью и сонливостью можно распрощаться навсегда.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Дмитрий Шабанов: Диета без фосфора?

Из книги Компьютерра PDA N155 (14.01.2012-20.01.2012) автора Журнал «Компьютерра»

Дмитрий Шабанов: Диета без фосфора? Автор: Дмитрий ШабановОпубликовано 18 января 2012 годаВ своей прошлой колонке я не стал обосновывать утверждение, что в ближайшем будущем человечеству придётся менять отношения со средой. Честно сказать, эта идея кажется мне неким "общим