Тимур Кизяков

Тимур Кизяков

Т. Кизяков родился 30 августа 1967 года в городе Реутове Московской области. Его отец – подполковник, мать – инженер. Тимур хорошо учился в школе, однако ни о какой телевизионной карьере никогда не помышлял. Верхом его мечтаний было техническое образование, для чего он и поступил в ближайший к месту его жительства вуз – Московский энергетический институт. Однако тот всегда славился своей сильной художественной самодеятельностью, и Кизяков, став студентом, вскоре почувствовал это на себе. Сам он вспоминает об этом так: «В технических вузах развлечения интереснее, чем в гуманитарных. Наверное, тяжелая специфика предметов пробуждает желание как следует расслабиться. Команды КВН это подтверждают. А дальше был знаменитый лагерь в Алуште. Я на полшага шел после Шустицкого, Маркина, Минаева и всюду обнаруживал их теплые следы. Познакомился с людьми, близкими ко всяким ВГИКам и ГИТИСам…»

На телевидение Кизяков попал, еще будучи студентом, – в конце 80-х. Произошло это случайно. Некий приятель, учившийся на сценарном факультете ВГИКа, зная о разносторонних талантах Кизякова, попросил его написать сценарий для детской телепередачи «С утра пораньше». Написанное Тимуром настолько понравилось телевизионщикам, что они предложили будущему энергетику сотрудничество. Так Кизяков впервые оказался на Шаболовке, в детской редакции.

Вспоминает Т. Кизяков: «Мои первые ощущения от ЦТ были такими. На лестнице стоят вальяжные люди, томно курят и смотрят на меня свысока. Потом выяснилось, что это намотчики-размотчики проводов и прочие младшие помощники, у которых полно свободного времени вот так многозначительно стоять…»

В самом начале 90-х детская редакция трансформировалась в телекомпанию «Класс». Кизяков к тому времени уже был штатным сотрудником ЦТ и в поте лица трудился над выпуском разных передач. Так продолжалось до начала 92-го, когда в умах сразу нескольких человек (режиссера Татьяны Баталовой, бывшей актрисы Театра имени Моссовета Юлии Косаревой, выпускника театроведческого факультета ГИТИСа Александра Шахназарова и Тимура Кизякова) родилась идея снимать развлекательную передачу для всей семьи, в которой главными действующими лицами должны были стать знаменитые люди и их родственники. Название придумал Кизяков – «Пока все дома». Поскольку двое создателей передачи имели непосредственное отношение к театру, начать решили с него. Так на свет появился первый выпуск программы, посвященный Олегу Табакову, который вел Тимур Кизяков.

Вспоминает Ю. Косарева: «Сначала я была против Кизякова. Все-таки мы приходим в гости к знаменитым артистам, музыкантам. И я видела на месте ведущего театрала, человека искусства, который был бы хорошо подкован в этой области. На съемках у Андрея Петрова я, например, чуть сквозь пол не провалилась, когда Тимур спросил композитора: «А это что, пианино или рояль?» Я сказала: «Тимур, черт тебя дернул, спросил бы у меня, я бы тебе объяснила». Но если говорить серьезно, то популярной передача стала во многом благодаря тому, что ее ведет человек из зрителей, а не из богемной тусовки. У Тимура есть великолепное качество: он все воспринимает очень восторженно, у него нет скучного безразличного глаза, нет равнодушных вопросов, незаинтересованных интонаций…»

Передача «Пока все дома» буквально с первого же выпуска стала чрезвычайно популярной. Этому способствовало сразу несколько причин. Во-первых, она была одной из немногих добрых, несущих в себе гуманное начало передач на нашем ТВ в те годы, во-вторых – ее ведущий был чрезвычайно мил и обаятелен. Как напишут позднее критики: «Кизякова отличает редкая для нынешней тележурналистики деликатность. Нет привычного хамства, самовлюбленности, бесцеремонных вопросов, желания заглянуть под одеяло или порыться в грязном белье, которое, как зуд, охватило многих, даже весьма уважаемых телеведущих…»

Сам Кизяков, касаясь этой темы, говорит следующее: «Дело в том, что я не стараюсь стать своим. Для меня навязчивость – один из основных человеческих пороков. Я считаю, что быть в тягость другому недопустимо. Пусть человек начинает разговор вяло, даже неохотно. Очень важно не довлеть над ним, чтобы его настроение само подсказало и ту интонацию, которая требуется. Мы очень бережно относимся к героям нашей передачи, потому что прекрасно понимаем, что они нужнее нам, чем мы им. Человек, который соглашается стать героем телепередачи или газетной публикации, полностью зависит от таланта, культуры, образованности, порядочности журналиста. Если человека пригласили сняться, а потом выставили в дурном свете, то в следующий раз он откажется от подобных предложений. Обжегшись на молоке, дуют на воду…»

Стоит отметить, что «Пока все дома» изначально задумывалась как воскресная передача, которая должна была заменить почившую в бозе (как оказалось, не навсегда) «Утреннюю почту». Однако, прекрасно зная, какой популярностью пользовалась у зрителей на протяжении многих лет «Почта», создатели новой передачи даже в мыслях не помышляли достичь со своим детищем такого же успеха. Их желания были куда как скромны: собрать у экранов хотя бы половину тех, кто обожал «Почту», и продержаться год-другой. А что получилось? Программа «Пока все дома» существует уже который год и на сегодняшний день превосходит по рейтингу вновь возродившуюся «Утреннюю почту». В чем же причина популярности этой вроде бы незатейливой на первый взгляд передачи? Наверное, в ее доброте. Оказывается, можно, не ставя перед собой цель копаться в грязном белье и высасывать скандалы из пальца, снимать высокопрофессиональную и высокорейтинговую передачу. Кстати, программа «Пока все дома», в отличие от большинства сегодняшних телепередач, демонстрируемых на нашем ТВ и заимствованных у Запада, – типично российское изобретение.

Рассказывает Т. Кизяков: «Мы приходим к людям не ради того, чтобы показать ведущего в гостях, а для того, чтобы показать человека у себя дома. И моя главная задача – стать для этого человека собеседником, который задает вопросы, интересующие зрителей. Мы стараемся, чтобы разговор ни в коем случае не был похож на интервью. Интервью – это разговор не на равных. Один заранее готовил вопросы, а другой вынужден экспромтом на них отвечать. Интервьюируемый находится в напряжении, потому что журналист вытаскивает, как стрелы из колчана, свои вопросы и запускает в него. Я сравнил бы интервью со сдачей анализов. Приходит в дом человек, приносит чемоданчик с разного рода шприцами и начинает втыкать их в пациента, берет пробы из одного места, из другого – на интеллект, на чистоплотность, – спускается все ниже и ниже пояса… Потом молча забирает все эти анализы и уносит их с собой, а человек с ужасом ждет диагноза. И когда узнает, что он неизлечим, жить будет, но не захочет, – тогда его посещает отчаяние. Поэтому мы не интервьюируем, а просто беседуем. Мы никого не собираемся разоблачать, чужие тайны нас не интересуют. Главное, чтобы собеседник понимал: мои вопросы возникают из его ответов, я слушаю и слышу то, что он говорит. И разговор обязательно потечет не по заданному мной руслу, а так, как удобно собеседнику…»

Несомненным достоинством программы является и то, что в ней практически не появляются политики. Согласитесь, что в наше чрезвычайно политизированное время, когда «говорящие головы» буквально кочуют по всем каналам, подобная позиция «надомников» достойна восхищения. Причем исключения не делались даже в самые насыщенные политикой периоды типа президентской кампании 96-го. Хотя именно тогда авторов передачи буквально атаковали со всех сторон высокие деятели, обещая все блага за одно приглашение в передачу. Однако ничего им не обломилось.

Рассказывает Т. Кизяков: «Мы рассуждали так: артиста можно не любить, но ненавидеть его нельзя, поскольку не за что. Если ты не любишь актера, то просто не смотришь передачу, и все. А политика можно ненавидеть. И еще: когда мы видим талантливого артиста, который живет хорошо, у нас не возникает какого-то недоброго чувства. Ну, что ж, думаем мы, он работает, он заслужил, и мы знаем чем. Но когда мы видим, как хорошо живет политик, и сравниваем с тем, как живем мы, а ведь наша жизнь – это и есть его работа, то возникают мысли: а за счет кого это он так живет? И подобная несправедливость вызывает раздражение…»

Между тем об уровне популярности передачи, о ее репутации среди бомонда говорит такой факт: за долгие годы существования сорвалось всего лишь несколько встреч, причем большая часть из них по вполне прозаическим причинам – болезнь героя, срочная командировка и т. д. Хотя несколько раз звучали и другие причины: кто-то боялся сглазить мир в семье, кто-то не хотел афишировать свою семейную жизнь. Но большинство все же соглашаются пускать «надомников» в свои дома, уверенные в их порядочности. Героев передач находят очень просто: каждый из авторов использует свои связи в богемной среде и договаривается о встрече со знаменитостью лично. При этом никаких «перетягиваний одеяла» между создателями передачи нет и в помине. Вот как описывают творческую «кухню» программы специалисты.

И. Логинов: «Разрабатывая концепцию передачи, ее создатели – режиссеры Ю. Косарева и Т. Баталова, сценаристы Н. Чичко и А. Шахназаров, ведущий Т. Кизяков и руководитель программы Л. Зайцева – первым делом определили то, чего в ней не должно быть. Так как это развлекательная передача для всей семьи, то в ней не должно быть ничего такого, чего нельзя смотреть родителям вместе с детьми. Лексика должна быть исключительно нормативной, то бишь никакого сленга, вульгарного новояза, мата. Героем передачи может быть любой известный человек – артист, музыкант, спортсмен…

Авторы передачи не ставят перед собой задачу любым способом развлекать зрителей. По большому счету, ее вообще вряд ли можно отнести к чисто развлекательным программам. Она не рассчитана на то, чтобы пробуждать азарт, вызывать гомерический хохот. Скорее – легкую улыбку, хорошее утреннее настроение. Показать, как живет человек, интонации, с которыми разговаривает с близкими, атмосферу в доме – вот что главное…

Делают передачу две бригады, которые работают в противофазе: одна снимает, другая монтирует. Благодаря этому передача стабильно выходит в эфир раз в неделю. К съемкам готовятся серьезно, продумывают все до мелочей. Когда, например, приехали к Хазанову и артист увидел, что вся бригада привезла с собой домашние тапочки, он сказал: «Вот это профессионалы». Съемки идут часа два, а то и больше, передача – всего полчаса. Естественно, много интересного остается за кадром.

Во время съемок люди ведут себя по-разному. Одни готовятся очень серьезно: запасают угощение на множество персон, убирают квартиру, наряжаются в лучшую одежду и страшно скованно себя чувствуют. Другие, наоборот, относятся к съемкам легкомысленно и нисколько не стесняются. В этом тоже, может быть, проявляется характер человека. Случаются и неожиданности. Приехали как-то к композитору Андрею Петрову, и оказалось, что в его доме, в центре Петербурга, нет света. Полтора часа сидели, ждали – никаких результатов. Попросили композитора позвонить куда следует. Но Петров настолько деликатный человек, что не хотел никого лишний раз беспокоить: «Они же обещали все сделать». Пришлось Юлии Косаревой самой снять трубку и поднять на ноги все городские службы. В конце концов приехали ремонтники и мгновенно устранили неисправность.

Закадровый текст, полный тонкого юмора, пишет Александр Шахназаров. Как никто другой он умеет соединить несоединимое. Порой две строчки, которые должны связать сюжеты и при этом звучать афористично, рождаются мучительно. К языку у авторов передачи отношение самое трепетное, и, если проскакивают оговорки или неправильные ударения в словах, они болезненно переживают. Соавторы могут по часу на повышенных тонах спорить, как правильно говорить: петля (ударение на последнем слоге) или петля (на первом). Каждый будет доказывать свое, показывая друг другу словари и справочники…»

Ю. Загидуллина: «К чести обеих творческих групп передачи – очень интеллигентных, порядочных и, как они говорят, достаточно поживших и много повидавших на своем веку людей, – они категорически против провокационных вопросов, а также религиозных и политических тем. Они – за спокойную светскую беседу у домашнего очага.

К нему, к домашнему очагу, «слетаются», по крайней мере, человек шесть, не считая самих участников программы: ведущий, редактор, режиссер, оператор, звукооператор и осветитель. Все они берут с собой сменную обувь, чтобы не нести в гостеприимный дом грязь с улицы. Этой деталью прониклись заботливые телезрители. Решив, что нечего ведущему париться в сменных кедах, они прислали ему домашние тапочки, сделанные своими руками, с надписью «Пока все дома». Теперь еженедельно Тимур надевает свои фирменные тапочки.

В то время когда оператор ставит камеру, съемочная группа обдумывает тему беседы. Хозяева обычно знают, что собой представляют передачи, и сами задают тон беседе, начиная показывать семейные фотографии. Но, кроме того, о героях программы Чичко (Наталья Чичко – в прошлом преподаватель русского языка и литературы. – Ф. Р.) с Баталовой (или Косарев с Шахназаровым) знают из публикаций, из книг и от общих знакомых. Эти сведения заранее обговариваются с Тимуром Кизяковым, который остроумно и органично, будто знаком тысячу лет, ведет разговор. В каком тоне спросишь, в таком и ответят. Недаром Тимур прославился как капитан команды КВН Московского энергетического института, в котором учился… Поскольку он очень любит всякую живность – держит дома и птичек, и рыбок, – то грех было не появиться рубрике «Зверье мое». Она «скользящая», то есть непостоянная. Такие миниатюрки включаются в передачу для украшения и дополнения в случае, если основная часть – рассказ о семье – сложилась не так, как хотелось бы: может, чуть-чуть затянулась или вышла слишком грустной…»

Безусловно, Кизяков является не только лицом передачи, но и ее мотором. Достаточно сказать, что он придумал не только ее название, но и многие ее рубрики. То же «Зверье мое» или «Оч. умелые ручки». О последней стоит сказать особо.

В свое время на отечественном ТВ была 30-минутная передача «Умелые руки», которая пользовалась большой популярностью у зрителей. В ней весьма доходчиво объяснялось, как, например, смастерить из подручных средств скворечник, книжную полку и т. д. В конце 80-х передача закрылась, но она оставила глубокую память о себе в сердцах многих людей. В их числе оказался и Кизяков, который предложил своим коллегам по программе возродить эту прекрасную идею. Так в рамках программы «Пока все дома» появилась трехминутная рубрика «Оч. умелые ручки» (Очень умелые ручки). На роль ведущего Кизяков пригласил своего бывшего преподавателя кафедры информационно-измерительной техники МЭИ, автора нескольких технических справочников и вообще хорошего человека Андрея Бахметьева.

Между тем на фоне большинства нынешних звезд ТВ, которых слава испортила, Кизяков выгодно выделяется скромностью и отменным чувством юмора. В одном из интервью он заявил: «Я стараюсь не казаться лучше, чем я есть. Смешно, когда человек лопается от гордости из-за того, что он в кадре. Телевидение – это такое дело, которое получается, только если все работают хорошо, и которое разваливается, если хоть один человек из группы работает плохо… Думаю, я не главная персона в передаче, просто самая известная.

Кстати, вспомнил историю насчет известности. Когда мы с Бахметьевым однажды ехали в метро, к нам подошла сильно пьяная мясная туша и сказала: «Ну, конечно, вы телевизионные «звезды» и с «козлом» разговаривать не будете…» Потом подумал и добавил: «А за «козла» ответите!» Я не делаю ставку на свою популярность, на то, например, что меня узнает гаишник и не возьмет штраф за нарушение правил. А вдруг не узнает?

Кстати, мои друзья с телестудии МВД сделали мне очень хорошее удостоверение. Когда останавливают, могу сказать: «Я на задании, отойдите быстро. И незаметно».

Что касается личной жизни Кизякова, то довольно долгое время он предпочитал быть холостяком. Несмотря на то что вокруг него всегда увивались поклонницы, ему удавалось ни с одной из них не перешагнуть порог загса. В одном из интервью в конце 95-го года он заявил: «У меня перед глазами масса примеров моих одноклассников, которые уже снова не женаты. В то время, пока они в силу своей молодости воевали с кастрюльками на кухне, я этой молодостью упивался. Теперь мы снова стоим на старте, но я прыгнул дальше. Передача – бесценный опыт для меня, я гораздо терпимее стал относиться к людям, посмотрев, как они ладят между собой. Я убедился, что добрососедское сожитие людей возможно в самых неожиданных условиях. Счастье возможно в любой обстановке…»

Спустя два с половиной года после этого интервью Кизяков все-таки женился на девушке по имени Лена.

Из интервью Т. Кизякова: «Для меня самое трудное – это внутренняя работа. Мне кажется, любой человек, который занимается тем или иным творчеством, должен сомневаться, сможет ли он выполнить задуманное. Я иногда очень завидую людям, которые могут прийти с работы, вымыть руки, взять газету или включить телевизор – и все, до следующего заводского гудка. Для нас работа с приходом домой не кончается. Кроме того, мы чувствуем большую ответственность, ведь передачу, согласно статистике, смотрят 50 миллионов человек…

Главное для меня, что люди действительно ждут передачу, она нужна, во всяком случае, не только тем, кто ее делает. И еще мне приятно, что я в конце концов нашел дело, которым могу заниматься, не стесняясь смотреть людям в глаза. Как ни странно, с ростом популярности передачи у меня как ведущего возрастает требовательность к себе. Мне кажется, что люди по-настоящему уважаемые за то и ценятся, что на протяжении многих лет честно работают. И я для себя давно уже сформулировал различие между славой, популярностью и известностью. Известность – это аванс, популярность – это зарплата, слава – это пожизненная пенсия. Для того чтобы ее заработать, нужно трудиться всю жизнь, и по последней зарплате тебе будет начислена пенсия…»

В сентябре 99-го, когда ОРТ включилось в так называемую информационную войну и заметно подмочило свою репутацию у части аудитории (даже появилось обращение деятелей науки, культуры и спорта с просьбой к руководителям канала одуматься), такие передачи, как «Пока все дома», выгодно отличались от других, включившихся в боевые действия. Это отмечали многие специалисты. Приведу лишь одно из высказываний критика Е. Барабаш, опубликованное в «Независимой газете» 16 октября: «Абсолютно прав был булгаковский профессор Преображенский, призывавший не читать за обедом советские газеты. Сегодня он наверняка бы согласился, что за неторопливым воскресным завтраком смотреть российские новости – непосильный труд для психики и для желудка. Право, лучше «Пока все дома». Простенькая передача, не претерпевшая почти никаких изменений за семь лет своего существования. Все те же посиделки в гостях у известных людей с традиционным вопросом «Как вы познакомились?», все те же «Оч. умелые ручки». Вроде бы все необязательное, юмор Тимура Кизякова незатейлив, рецепты «народного очумельца» Андрея Бахметьева порой мало применимы к реальной жизни, но это не та незатейливость, синоним которой – примитивность. Это очень простое, очень ласковое и очень умное общение со зрителем, замотанным и задерганным длинной рабочей неделей. Сколько ни искала, ни единого раздражителя в этой программе не нашла…»

Отметим, что в том же 99-м передача «Пока все дома» номинировалась на премию «ТЭФИ», однако награды так и не получила: видимо, телевизионные академики посчитали, что передаче не хватает какого-то особого драйва (судя по всему, скандального), чтобы обладать этой премией. Впрочем, учитывая явную ангажированность этой награды, неудивительно, что «Пока все дома» обделена ею до сих пор.

Между тем в начале нового тысячелетия Кизяков стал отцом: у них с Еленой родилась дочь. Это событие, а также неослабевающая популярность передачи у зрителей стали поводом к тому, чтобы руководство Первого канала помогло Кизяковым улучшить свои жилищные условия.

Во многом именно рождение ребенка у Кизяковых стало поводом к появлению в передаче новой рубрики, которая ставит целью помочь обрести семью детям-сиротам, которых в России за годы дикого капитализма появилась целая армия (на сегодняшний день она насчитывает более 800 тысяч человек). В итоге благодаря передаче свои семьи уже обрели более десятка детей-сирот.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >