Опасный лес

Опасный лес

Рано утром на следующий день я пошла в местный банк и открыла счет. Процедура прошла не без заминки, потому что я не могла указать ни адреса, ни индекса. Когда я объяснила, что живу в маньятте в Барсалое, служащие пришли в крайнее замешательство. Они спросили, как я туда добираюсь. Я сказала, что купила автомобиль. Наконец они открыли мне счет. Я написала маме, чтобы она переводила мне деньги в Маралал.

Загрузив машину продуктами, я поехала домой. Я выбрала короткую лесную дорогу, иначе мне не хватило бы бензина до Барсалоя и обратно. Я с радостью думала о том, как удивится Лкетинга, когда я приеду в деревню на машине.

«Лендровер» с трудом взбирался вверх по крутой проселочной дороге. Чтобы не застрять, я перед въездом в лес включила четырехколесный привод. Я очень гордилась тем, что так хорошо управляюсь с автомобилем. Деревья казались мне огромными, по заросшей колее было понятно, что здесь уже давно никто не ездил. Затем дорога пошла вниз под гору, и я облегченно вздохнула. Вдруг я увидела на дороге огромное стадо и резко затормозила. Удивительно: разве Лкетинга не говорил, что здесь коровы не пасутся? Подъехав к животным еще на пятьдесят метров, я поняла, что это не коровы, а буйволы.

Что говорил Лкетинга? Самое опасное животное – вовсе не лев, а буйвол. Передо мной стояло не меньше тридцати животных, среди них были и телята. Буйволы – это гиганты с опасными рогами и широкими носами. Одни спокойно щипали траву, другие уставились на мою машину. От стада исходил пар. Или это была пыль? Я испуганно смотрела на животных и думала: посигналить или нет? Как они на это отреагируют? Долго прождав и заметив, что они не собираются уступать мне дорогу, я все же посигналила. В ту же секунду все животные посмотрели на меня. На всякий случай я немного отъехала назад и посигналила еще несколько раз. Животные мгновенно забыли о траве. Некоторые начали бодаться и размахивать головами. Я в ужасе смотрела на это представление и надеялась, что они уйдут в густой лес, а не станут подниматься вверх по дороге! Однако не успела я и глазом моргнуть, как на дороге не осталось ни одного животного. Опасные звери ушли, оставив после себя лишь облако пыли.

На всякий случай я подождала несколько минут, затем нажала педаль газа и помчалась вперед. «Лендровер» скрипел и трещал, будто грозил развалиться на куски. Скорее бы отсюда уехать, думала я. Оказавшись в месте, где стояли животные, я посмотрела на лес, но он был такой густой, что уже в метре ничего не было видно. О животных напоминал только запах свежего навоза. Чтобы руль не выскользнул у меня из рук, я вцепилась в него что есть силы. Через пять минут бешеной гонки я сбавила скорость, потому что дорога становилась все круче. Впереди было так много трещин и выбоин, что я боялась перевернуться и включила четырехколесный привод. Я горячо молилась, чтобы автомобиль остался на своих четырех колесах. Только бы не выжимать сцепление, чтобы передача не вылетела! Самые разные мысли проносились у меня в голове, пока я метр за метром продвигалась вперед. Пот заливал мне глаза, но я не могла его стереть, потому что обеими руками держалась за руль. Через двести – триста метров препятствие было преодолено. Лес поредел, и я обрадовалась, что вокруг стало светлее. Вскоре я остановилась перед завалом из камней. Это место мне тоже запомнилось совсем другим. Когда я ехала здесь в первый раз, я сидела сзади и думала только о Лкетинге.

Я остановилась и вышла, чтобы посмотреть, есть ли у дороги продолжение. Некоторые камни были размером с колесо «лендровера». Меня охватило отчаяние. Я чувствовала себя одинокой и беспомощной, хотя и знала, что неплохо вожу машину. Чтобы сгладить перепады между ступенями, я навалила камни друг на друга. Время шло, и я знала, что через два часа начнет темнеть. Сколько еще до Барсалоя? Я так разнервничалась, что ничего не могла вспомнить. Я включила четырехколесный привод и тронулась с места. Я знала, что нажимать на тормоз и сцепление нельзя, а нужно позволить автомобилю самому вскарабкаться на камни. Первые камни машина взяла, при этом руль едва не вырвался у меня из рук. Я легла на него грудью и надеялась, что все обойдется. Автомобиль гремел и скрипел. Он был такой длинный, что, когда его задние колеса еще стояли на последних камнях, передние уже взбиралась на следующие. В центре обвала произошло страшное: мотор булькнул и заглох. Я висела над камнями, машину склонило в одну сторону, а мотор сдох. Как же я его снова заведу? Я ненадолго выжала сцепление, и «лендровер» с грохотом проехал полметра. Я тут же отпустила педаль и вышла из машины. Заднее колесо висело в воздухе. Я подложила под него огромный камень. Между тем я была близка к истерике.

Сев в автомобиль, я увидела на соседней скале двух воинов, которые с интересом наблюдали за мной. Вероятно, им и в голову не пришло помочь мне, но все же благодаря их присутствию я почувствовала себя лучше. Я попыталась завести двигатель. Он затрещал и снова затих. Я пробовала снова и снова. Мне хотелось только одного – выбраться отсюда как можно скорее. Воины неподвижно стояли на скале. Да и как они могли помочь? В двигателях они наверняка ничего не смыслили.

Когда я уже потеряла всякую надежду, мотор вдруг завелся как ни в чем не бывало. Я осторожно отпустила педаль сцепления, автомобиль взобрался на камни и, покачиваясь, стал пробираться вперед. Через двадцать метров обвал кончился, и я слегка расслабила руки. Обессиленная, я расплакалась и осознала опасность, которой мне только что удалось избежать.

Дальше дорога стала ровнее. В стороне я видела маньятты и детей, которые радостно мне махали. Я сбросила темп, чтобы не задавить коз, которых здесь было великое множество. Через час я подъехала к большой реке Барсалой. В это время года воды в ней не было, но зыбучий песок представлял собой большую опасность. Я еще раз включила четырехколесный привод и быстро проехала стометровое русло. Машина взобралась на последний пригорок перед Барсалоем, и я медленно и гордо въехала в деревню. Повсюду люди останавливались, даже сомалийцы повылазили из своих магазинов. «Мзунгу, мзунгу!» – доносилось со всех сторон.

Вдруг посреди дороги возник Лкетинга в сопровождении двух воинов. Не успела я затормозить, как он уже сел в машину. «Коринна, ты вернуться, и с машиной!» Его лицо сияло, он не верил своим глазам и радовался как ребенок. Больше всего на свете мне хотелось его обнять. Он пригласил двух воинов в машину, и мы поехали к маньятте. При виде нас мама убежала прочь, а Сагуна с криком отскочила от машины. Вскоре припаркованную машину окружил стар и млад. Мама сказала, чтобы я не оставляла ее рядом с деревом, потому что ее могут нарочно поломать. Лкетинга открыл колючий забор, и я припарковала машину возле маньятты, которая рядом с гигантским автомобилем стала казаться еще меньше. Контраст был чрезвычайно велик.

Мы выгрузили из машины продукты и перенесли их в маньятту. Я с удовольствием выпила маминого чаю. Она очень обрадовалась сахару. Мне сказали, что в магазинах появилась кукурузная мука, но сахара по-прежнему не было. Лкетинга с двумя воинами изумленно осматривал автомобиль. Мама что-то оживленно мне рассказывала. Я ничего не понимала, но, судя по всему, она была довольна, потому что, когда я растерянно рассмеялась, она засмеялась в ответ.

В тот вечер мы заснули поздно. Все требовали от меня подробный отчет. Когда я упомянула о буйволах, все разом посерьезнели, и мама то и дело повторяла: «Енкаи, Енкаи!» («Боже, боже!»). Когда вернулся старший брат Лкетинги, который целый день пас коз, его изумлению не было предела. Они долго что-то обсуждали и пришли к выводу, что автомобиль нужно охранять, чтобы никто ничего не украл и не сломал. Лкетинга решил первую ночь провести в машине, и я, хотя несколько иначе представляла себе нашу встречу, возражать не стала, потому что его глаза светились гордостью.

Уже на следующий день он решил поехать навестить своего сводного брата, который жил в Ситеди и пас коров. Я попыталась ему объяснить, что мы не можем совершать длительные поездки, потому что запасного бензина у меня нет. Датчик показывал лишь полбака: этого едва хватит на то, чтобы доехать до Маралала. Лкетинга нехотя отступил. Я сожалела, что не могу гордо прокатить его по всей округе, но осталась непреклонна.

Через три дня перед нашей маньяттой возник местный шериф. Он заговорил с Лкетингой и мамой. Я поняла только «мзунгу» и «машина». Речь шла обо мне. В зеленой неказистой униформе он выглядел смешно, и только оружие придавало ему важности. Английского он не знал. Когда он выразил желание взглянуть на мой паспорт, я протянула ему документ и спросила, в чем дело. Лкетинга перевел мне, что я должна зарегистрироваться в конторе в Маралале, потому что европейцам жить в маньяттах запрещено.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Опасный возраст 2-го бюро

Из книги Тотальный шпионаж автора Рисс Курт

Опасный возраст 2-го бюро Начиная с 1914 года и вплоть до начала второй мировой войны во многих киосках Франции продавались небольшие книжонки в бумажном переплете, стоимость которых не превышала нескольких сантимов. Авторы их носили весьма замысловатые имена, но качество


Опасный ночлег

Из книги Долг и отвага [рассказы о дипкурьерах] автора Майский Иван Михайлович

Опасный ночлег В мае 1933 года в Риге скончался наш полномочный представитель А. И. Свидерский. Вагон с гробом почившего сопровождала до советской границы небольшая группа дипломатов. На границе вагон с гробом приняла делегация, приехавшая из Москвы, а я совместно с


ОПАСНЫЙ ВОЯЖ

Из книги Ночь у мыса Юминда автора Михайловский Николай Григорьевич

ОПАСНЫЙ ВОЯЖ Фронтовой Севастополь! Он был в наших мыслях, в наших сердцах. Развернув утром газету, мы с тревогой искали глазами сводку Совинформбюро, желая поскорее узнать, что там, в далеком Севастополе?Добираться туда было не просто. Самолеты шли кружным путем, и


Особо опасный преступник

Из книги Двенадцать несогласных автора Панюшкин Валерий

Особо опасный преступник Но слишком уж красивые получились фотографии с летящим портретом. Слишком уж много газет их напечатали. На следующее утро в квартиру одного из нацболов, куда отправились ночевать участники акции, постучали. Максим подошел к двери.– Повестку из


Опасный «дырочный» бизнес

Из книги Алма-Ата неформальная (за фасадом азиатского коммунизма) автора Баянов Арсен

Опасный «дырочный» бизнес Сегодня уже в Алматы «на гастроли» слетаются тысячи «ночных бабочек» из других республик СНГ (в Бишкеке за ночь с проституткой нужно заплатить долларов 15, а в Ташкенте – 5), а также супершлюхи из Москвы, которые «работают» только с нуворишами и


Новый опасный соперник

Из книги По следам морских катастроф автора Скрягин Лев Николаевич

Новый опасный соперник В 1850 году у английской компании «Кунард Лайн» появился сильный соперник — американская фирма «Коллинз Лайн». Ее основателем был молодой энергичный янки Эдвард Коллинз, сын известного в то время американского судовладельца, парусники которого