В записную книжку

В записную книжку

Для мужчины жизненно важно всегда быть в тонусе. Постоянная готовность к продолжению рода – и есть мужская суть.

Мы замолчали и пошли по улице с довольно обескураженным видом. У меня возникло стойкое ощущение, что нас кто-то обманул-обидел, хотя нам слова плохого никто не сказал.

– Нет, я хочу что-нибудь приобрести! – после длительного молчания заявила Ириска. – На рынок, что ли, поехать? Как думаешь?

– Не знаю, – неуверенно произнесла я. – Мне не нравится, что все это как-то бессистемно. Бросаемся от одного к другому. Вон кафе! Пошли туда?

Ириска молча кивнула и явно погрустнела.

Мы зашли в кафе и сели за столик. Изучив меню, взяли по чашке эспрессо и, как всегда, мороженое.

– Есть хочу, – пробормотала Ириска, оглядывая куски тортов, выставленные на витрине.

– Вот именно! – сурово произнесла я. – Все дело в этом! Мы с тобой обе распустились! И у обеих явно лишний вес. А в нашем возрасте сбросить его не так-то и легко!

– Я моложе тебя на три года, – заметила она и отпила кофе.

– Все равно одна возрастная категория, – упрямо ответила я. – И если в двадцать держать вес довольно легко, в тридцать нужно уже приложить усилия, то вот в сорок – это тяжкий постоянный труд. Так что советую задуматься сейчас.

– Слушай, – с воодушевлением проговорила Ириска, – может, обратиться за помощью к Ленке? Она всегда так великолепно выглядит. У нее целый штат всяких там визажистов, массажистов, стилистов и даже личный тренер есть.

– Да, воспользоваться услугами профессионалов заманчиво, – ответила я после небольшого раздумья. – Но ты помнишь, сколько заплатила за визит к Аристарховне?

– Н-да, – озадаченно сказала Ириска, – недешево. Но оно того стоило.

– А сейчас представь сумму, которую ты выложишь за весь комплекс услуг. И как?

– Ужас! – воскликнула она и сжала руками заалевшие щеки.

– То-то и оно! Ленка вынуждена вкладывать в свою внешность такие деньги, чтобы всегда выглядеть «на миллион долларов». Это неотъемлемая часть ее бизнеса. Но нам-то зачем так тратиться? Нужно найти менее дорогостоящие способы. И мне кажется, что лучше всего вначале понять и вооружиться знаниями. А то мы бросились сразу на курсы, сейчас чуть не приобрели тебе по бешеной цене нижнее бельишко, завтра ты решишь, что пора изменить имидж и помчишься в первый попавшийся салон красоты. И трудно сказать, какой ты оттуда выйдешь.

В этот момент зазвонил мой сотовый. Увидев, что это Таня Кадзи, я удивилась, но и обрадовалась.

«Вот уж, правда, на ловца и зверь бежит, – подумала я. – Именно она может много чего посоветовать!»

Таня звонила по поводу выпуска третьей части ее мемуаров. Она начала обговаривать кое-какие детали, но я весьма невежливо прервала ее, сказав, что лучше было бы встретиться. Таня, по-моему, в первый миг опешила, так как крайне не любила афишировать свою личность. Она и ко мне-то обратилась лишь потому, что очень хотела издать свои мемуары, но при этом не знала, как ей самой остаться в тени. После небольшого раздумья она согласилась встретиться сегодня и пригласила меня к себе домой. А так как я ни разу до этого не была у нее в гостях, то очень обрадовалась такой возможности. Таня была интересной личностью с яркой и весьма трагичной судьбой. Ее мемуары вызвали живой интерес, многие спрашивали у меня о Тане, а сотрудники издательства хотели познакомиться с ней лично. Но она все дела вела исключительно через меня и категорически отказывалась от подобных встреч. Договорившись, я захлопнула телефон и торжествующе посмотрела на Ириску.

– Едем к русской гейше, – сказала я. – Учти, что тебе крупно повезло. Многие мечтают познакомиться с ней.

– Да что ты?! – восхитилась она. – Ее мемуары – моя любимая книга в отличие от остальных твоих! Значит, все-таки не твоих, – добавила она и улыбнулась. – Девчонкам обязательно расскажу, а то они все не верят, что это не ты написала.

Таня жила недалеко от метро «Добрынинская», и мы решили прогуляться пешком. Ириска, когда мы миновали Павелецкий вокзал, неожиданно остановилась и возмущенно воскликнула:

– Ну и дуры мы!

– Это еще почему? – засмеялась я.

– Кто ж в гости идет без подарка? – ответила она и потащила меня в первый попавшийся по пути магазин.

Это был «Хозяйственный». Вначале мы оказались возле отдела инструментов, и я прыснула, показав Ириске на секатор.

– Хорошенький сувенир, – придушенно прокомментировала я.

– Там есть посудный отдел, – сказала она и строго на меня глянула. – И нечего зубы скалить.

– Здравствуйте! – раздался в этот момент за нашими спинами показавшийся мне знакомым юношеский голос.

И мы резко обернулись. Мне отчего-то мгновенно стало жарко. Возле нас стоял Ник и радостно улыбался.

– Привет, Никитка! – равнодушно ответила Ириска и потащила меня за руку в следующий отдел.

Но я осталась на месте. Мне показалось невежливым вот так уйти. Ириска остановилась и в недоумении на меня посмотрела.

– Здравствуй, Ник, – сказала я и задала глупый вопрос: – Что-нибудь решил купить?

– Нет, на экскурсию сюда явился, – прошипела Ириска мне на ухо. – Долго ты тут стоять будешь? Не хватало опоздать!

– Да вот нужно кое-что для ремонта приобрести, – ответил Ник, ясно глядя мне в глаза. – На даче трубы проржавели, так мы с отцом их сейчас меняем.

– Очень интересно, – сказала Ириска. – Но мы торопимся!

– Не смею вас задерживать, – тут же ответил он, но как-то погрустнел. – Приятно было повидаться.

– И мне, – тихо сказала я и внимательно посмотрела в его светло-карие продолговатые глаза.

Потом перевела взгляд на гладкий высокий лоб и черные, зачесанные назад волосы. Сегодня они были распущены по плечам и свисали мелкими, слегка спутанными пружинками. Я поймала себя на странном ощущении – показалось, что мгновенно мы с ним перенеслись в параллельный мир, если можно так выразиться. Вернее, мы остались на месте, но вокруг нас словно образовалось энергетическое поле, надежно отделившее нас от окружающего мира. И так в нем было хорошо, так необычно ясно и покойно, что я даже закрыла глаза, чтобы удержать это странное ощущение.

– Ты сегодня полный тормоз, – услышала я возмущенный голос Ириски и вернулась в действительность.

Ник по-прежнему стоял рядом и улыбался мне.

– До свидания, – сказала я чуть охрипшим голосом. – Нам пора идти.

– А вы куда? – задал он не вполне корректный вопрос.

– В гости к гейше, – опрометчиво ответила я.

– К гейше?! – восхитился он. – Здоровски! К настоящей?! Я тоже хочу!

– Это невозможно, – ответила я.

– Да ведь я тоже японских корней, – быстро проговорил Ник. – У меня и фамилия японская! К тому же я занимаюсь айкидо и все знаю о холодном оружии.

«Вот почему у него такой интересный разрез глаз, – машинально подумала я. – И такие угольно-черные волосы. Но кудри? По-моему, это для японцев нонсенс! Интересно, какая у него фамилия?»

– Послушай, малый, – раздраженно ответила Ириска. – Все это замечательно, но мы из-за тебя опоздаем, а это не очень красиво, согласись.

– Ну, может, в следующий раз, – неуверенно ответила я. – До свидания!

Ириска потянула меня за руку. Мы отправились в посудный отдел. Выбрали там изящный чайный набор из очень тонкого китайского фарфора и быстро вышли из магазина.

– А Ник тут живет неподалеку? – спросила я.

Ириска глянула на меня немного насмешливо, потом сказала:

– Дался тебе этот пацан! Ты его даже как Зойка называешь, Ник. С чего такой повышенный интерес?

– Разве? – хмуро ответила я. – Просто так спросила.

– Не знаю точно, где он живет. Но где-то в центре. У него две сестры, одна старше, другая младше, мама и папа. В общем, обычная семья, и все живут в одной квартире.

– Бедные! – заметила я.

– Почему это? – удивилась Ириска. – Насколько я помню, Зойка говорила, что они живут в пятикомнатной квартире в доме XIX века. Она как-то в гости к нему ездила, но это еще в прошлом году было, кажется. Они ведь только на даче общаются. У Никиты своя комната, ну и полный бардак, как у всякого парня, как она сказала. Все?

– Да я и не спрашивала так подробно, – улыбнулась я. – Как ты думаешь, цветы будут уместны?

Ириска сразу озаботилась.

– Так тебе ведь лучше знать этих японцев, – задумчиво проговорила она после паузы, во время которой обозревала окрестности. – У метро есть цветочные палатки.

– Да она и не японка вовсе! Забыла книгу? А говоришь, что самая твоя любимая!

– А что, – с любопытством поинтересовалась она, – третья часть будет? Вот здорово! Очень хочется почитать, что же дальше с ней стало! Вон цветочный! – без всякого перехода заметила Ириска и махнула рукой в сторону палатки.

Мы купили нежно-розовые тюльпаны и направились по адресу. Дом на первый взгляд оказался обычным и вполне современным. Правда, имелась консьержка. Она строго спросила, к кому мы идем. Потом кивнула и открыла дверь. Подъезд выглядел на удивление чистым, на подоконниках даже стояли цветы в горшках, а на лестничных площадках маленькие скамейки без спинок, обтянутые красным дерматином. Квартира Тани находилась на седьмом этаже. Мы позвонили и обе притихли, ожидая, когда она откроет. Ириска явно разволновалась, судя по ее участившемуся дыханию и краске на щеках. Тюльпаны в ее руке слегка подрагивали, и я толкнула ее в бок локтем. Ириска глянула на меня испуганно.

– Успокойся! – почему-то шепотом сказала я. – Чего ты так трясешься?

– Ага! Это тебе привычно общаться с такими людьми, а я что вижу, дома сидючи?

– А кто тебя заставляет дома столько лет сидеть? – сказала я и замолчала, потому что дверь в этот момент открылась и на пороге возникла Таня.

Она с недоумением посмотрела на Ириску, потом улыбнулась, поздоровалась и пригласила нас пройти.

Мы последовали за ней. Миновав просторный квадратный холл, оказались в гостиной. Я огляделась по сторонам с легким разочарованием. Почему-то ожидала, что жилище гейши будет сугубо в японском стиле, а перед нами была современная на вид обстановка. И я бы даже сказала, ультрасовременная. Гостиная была выдержана в черно-красных тонах. Мебель, покрытая черным лаком, соседствовала с ярко-красными диванами и креслами, а вот пол застилал белый ковер. Таня взяла наши подарки, поклонилась, поблагодарила и пригласила присесть. Она тут же поставила тюльпаны в вазу из белого стекла и водрузила ее на круглый столик между диванами. Его крышка была прозрачной, а основанием служила фигура лежащей пантеры, черная и блестящая. На белом ковре она смотрелась очень эффектно. Таня, к нашему изумлению, начала разворачивать чайный набор и внимательно осматривать чашечки и чайничек, при этом высказывая восхищение. Затем она попросила нас подождать и вышла из гостиной.

– Вспомнила: читала в ее мемуарах, что у японцев так принято, – заметила Ириска и вздохнула. – Сразу разворачивать подарки и любоваться ими – признак хорошего тона.

– Но она не японка, – ответила я и огляделась. – Смотри, а квартира-то двухуровневая, – с удивлением констатировала я, показывая рукой на кованую винтовую лестницу, спрятавшуюся в углу за целым каскадом вьющихся растений.

– Интересно, что там наверху? – спросила Ириска. – Наверное, спальня с футоном на полу вместо кровати.

– Почему это? – усмехнулась я.

– Не знаю! Кажется! Но ты заметила, как она офигительно для своих лет выглядит?

– Вот мы и попросим поделиться секретами, – оживленно сказала я.

Таня зашла в этот момент в гостиную. Она несла поднос с крохотными плоскими чашками, чайником и тарелочками с какими-то сладостями. Я невольно улыбнулась, увидев, что сервиз был красного цвета. Потом исподтишка окинула взглядом фигуру Тани. Она была одета в шелковые белые брюки и струящуюся тончайшую блузку золотистого цвета. Густые волосы Таня забрала в строгий узел, но это очень шло к ее безупречно ровному, немного сужающемуся книзу овалу лица. Тонкие сладкие духи веяли от нее, словно от раскрытого цветка. Таня поставила на столик поднос и спокойными плавными движениями разливала чай. Затем села и пододвинула нам чашки. Мы завороженно смотрели на ее гладкое, без единой морщины лицо, на бархатные темно-карие глаза с оттенком черной вишни, на тонкий изящный нос и маленькие свежие розовые губы. Таня все также была необычайно хороша, словно время не коснулось ее. Я знала из мемуаров, что в 1995 году ей было восемнадцать лет. Нетрудно было подсчитать, что ей сейчас около тридцати, но выглядела она настолько свежо, что сложно было дать ей даже двадцать.

– Вы великолепно выглядите, – не удержалась я от комплимента.

– Да уж! – поддержала меня Ириска.

– Простите, я вас не представила, – спохватилась я. – Это моя близкая подруга Ирина.

– Я в восторге от вашей книги, – защебетала Ириска. – Ночь не спала, просто не могла оторваться, пока всю не прочитала. И вторая показалась еще интереснее. И тут Оля говорит, что у вас и третья часть имеется. Вот здорово, что вы решились ее выпустить. Все ждут продолжения!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Истинная Любовь – это дарение и получение радости. Основной составляющей любви является радость, а отнюдь не страдание. Кузница находилась на краю деревни. Прямо за ней начинался сосновый лес. Я увидела довольно большое кирпичное здание, рядом какие-то


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Романтическая любовь прежде всего – плод неосведомленности и фантазии. Зрелая любовь – это радостное, светлое чувство к живому человеку со всеми его недостатками. В Москву мне удалось вернуться в этот же день, но поздно ночью. Когда мы приехали в


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Женщина привлекательна для мужчины как спутница жизни, за которую он в ответе, а не как постельно-кухонная принадлежность или вьючное животное. Помните об этом, милые женщины, и не превращайтесь в таковых. Когда мы почти дошли до леса, на горизонте


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Нелишне еще раз пересмотреть отношение к самим себе, к своему образу жизни, понять, чего не стоит делать, а что необходимо для поддержания здоровья – и физического, и психического. И начинать работу над собой никогда не поздно. Я прожила у Антона два дня


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Здоровому человеку диеты не нужны. Просто нужно всегда помнить об одном из законов здорового питания: количество поступающей за сутки с пищей энергии должно соответствовать количеству расходуемой энергии. Если этот баланс сохраняется нулевым, то


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Чтобы освободиться от зависимости, достаточно просто осознать, что это чувство – не любовь, а болезнь, ведь очень многое зависит от того, что мы думаем. Наше мышление определяет наши чувства и поступки. Если мы думаем, что это – любовь, что любви без


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Душевная красота способна сделать одухотворенным любое лицо. И только душевная красота никогда не стареет, в отличие от внешней. Если у вас богатый внутренний мир, вы всегда будете казаться другим людям интересной – и в шестьдесят лет, и в восемьдесят. К


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Как только алкоголик почувствует, что вы по-настоящему вышли из его игры, это мгновенно выбьет почву у него из-под ног, потому что он перестанет быть центром системы, вокруг которого все вертится. Мы проснулись около полудня. Голова трещала, тело казалось


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку При беременности до тридцати лет генетические дефекты плода имеют место всего в 15% случаев. К сорока годам они достигают 25%, и в сорок пять лет это уже 50%. Мы вернулись из леса немного уставшие, так как Антон, как оказалось, любил ходить. Он потащил меня в


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Важно прекратить подыгрывать алкоголику, перестать его бичевать или спасать. Алкоголик подсознательно бросает вызов, и остальные члены семьи ни в коем случае не должны принимать этот вызов. Для алкоголика главное в жизни – возможность продолжать игру,


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Если ты постоянно думаешь о себе, что ты неудачница, ты тем самым притягиваешь к себе неудачи, программируешь себя на них. Если ты уверена, что ты – везучая, тебе обязательно будет везти. Следующие два дня мы провели вместе. Антон, правда, после


В записную книжку

Из книги автора

В записную книжку Здоровье нам дается при рождении, но сохранить его мы должны сами. В развитии различных заболеваний лежит неправильное отношение к миру и самим себе. Работайте над собой, стремитесь понять свою душу, свое тело, избавляйтесь от дурных привычек. Помните,