Бали-бей. Храбрый воин и покоритель женских сердец

Бали-бей. Храбрый воин и покоритель женских сердец

Телевизионные сериалы о жизни тех лет лишь отдаленно могут поведать о хитросплетениях далекого и великолепного века, одним из благородных символов которого по праву стал знаменитый Бали-бей.

Живший во время правления султана Сулеймана, Малькочоглу Бали-бей происходил из рода Малькочей и носил имя Мехмед. Он также упоминается как великий Бали-паша, родившийся в 1495 году, то есть он был одного возраста с султаном Сулейманом. Бали-бей был женат на Айнишах, дочери Баязида II. Однако в книге Фрили написано, что он был женат на дочери Айнишах — Девлетшах, дочь Баязида была его тещей, а матерью была другая дочь Баязида — Хума Шах-султан.

Будучи еще ребенком, он обучался ратному делу с таким вдохновением, что не было сомнения в его успешной карьере военного.

Достигнув совершеннолетия, Мехмед участвовал в венгерской компании в качестве младшего офицера. Проявив себя и набравшись опыта, пылкий и неопытный воин стал холодным и расчетливым военачальником.

В 1533 году Мехмеду доверяют провести первую самостоятельную военную операцию — осаду хорошо укрепленной венгерской крепости Дьюла на юго-востоке Венгрии. Молодой военачальник успешно выполняет поставленную задачу — крепость была взята всего за пятьдесят девять дней.

В 1537 году Мехмед-бей участвовал в военной операции в Йемене. Это была одна из самых коротких компаний в серии турецких войн на территории мамлюков.

В дальнейшем Мехмед поступает под командование своего земляка, Лала Кары Мустафы-паши, знаменитого османского полководца боснийского происхождения, «прославившегося» на века своими зверствами на Кипре и Мальте.

1 июля турецкая армада стремительно обрушилась на Лимасол. Турки разорили и сожгли город, а затем двинулись вдоль южного берега к крепости Ларнаке, где благодаря бездействию руководителя обороной Кипра, Николо Дандоло, смогли свободно произвести высадку на берег.

Взяв несколько крепостей, 11 сентября Лала Кара Мустафа-паша отправил парламентера к командирам последней еще не сдавшейся венецианской крепости — Фамагусты — с требованием немедленно сдаться.

Крепость Фамагуста, которую обороняли Марк Антонио Брагадино и Асторре Бальони, капитулировать отказалась, и 17 сентября османы приступили к осаде.

Защитники Фамагусты немногочисленными силами сдерживали османов, ожидая подкреплений, обещанных Венецией и Испанией. Но все было напрасным. Боеприпас и запасы продовольствия подходили к концу. Тем не менее христиане продолжали держать оборону.

Когда Мустафа-паша понял, что голодные и обессилившие защитники не смогут выстоять против решительного натиска, был предпринят ожесточенный штурм, который лично возглавил Малькочоглу Мехмед-бей. Но к несчастью для турок, осажденные оказали героическое сопротивление, несмотря на то что в их рационе уже давно не было ничего, кроме бобов. В результате неудачного штурма Мехмед погиб, а крепость по-прежнему была в руках христиан. Лишь спустя некоторое время Брагадино лично прибыл к Мустафе-паше для обсуждения условий капитуляции.

Мечеть Сулеймание. Фотография ок. 1853 г.

Вполне возможно, что благородная натура Мехмед-бея была бы потрясена чудовищными зверствами, учиненными турецким командующим. Янычары сняли с коня Брагадино, отрезали ему уши и нос и поставили на колени перед пашой, который приказал заживо снять с него скальп. Храбрый венецианец умер, когда с него сдирали кожу. Не остановившись на этом, Лала Мустафа приказал набить кожу Брагадино соломой и сделать чучело. По его распоряжению чучело было посажено на корову и несколько раз провезено по городу, после чего было привязано на основную мачту флагманского корабля.

Различные сюжеты османской истории настолько тесно переплетены между собой, что нам приходится то убегать вперед, то возвращаться, чтобы ухватить тот или иной сюжет. Вот и сейчас мы снова переносимся чуть дальше в будущее, во времена правления сына Сулеймана, Селима.

Из книги лорда Кинросса

«Расцвет и упадок Османской империи»

После смерти Сулеймана в 1566 году султаном сравнительно ненадолго стал его сын Селим II — тот был за мирные отношения с соседними государствами и никогда не воевал в течение своего восьмилетнего царствования. Он передал Соколлу Мехмеду-паше ведение государственных дел, в то время как сам удовлетворял свой интерес к возлияниям, религии и поэзии. Селим II приказал архитектору Синану построить знаменитую мечеть Сулеймание в Адрианополе.

Абсолютная беспомощность Селима дала турецким историкам повод сомневаться, был ли Селим отпрыском своего отца, или же незаконным сыном любовника его матери.

Невысокий и тучный, с красным лицом, он вскоре получил прозвище Селим-пьяница из-за хронической привязанности к кипрскому вину. Ленивый и распущенный по натуре, он был ничтожеством, поглощенным только собой и своими удовольствиями, не унаследовавшим ничего из талантов отца или же склонной к интригам, но сильной натуры матери. Он не пользовался уважением как со стороны своих министров, так и со стороны своих подданных. Не испытывая желания переносить тяготы войны, не имея вкуса к государственным делам, Селим предпочел сабле и шатру праздное времяпрепровождение в серале. Здесь, в окружении закадычных друзей и льстецов, он жил без цели, нисколько не заботясь о судьбе империи.

Единственным подлинным талантом Селима была поэзия, отличавшаяся изысканностью. Он писал на турецком языке, но в подражание Хафизу. Цитируя пророка, который проклинал вино как «мать всех пороков», Хафиз, напротив, находил вино «более сладким, чем поцелуй молодой девушки». Вторя его чувствам, Селим закончил любовную поэму куплетом:

О, дорогая, дай Селиму свои губы винного цвета,

Потом, когда ты уйдешь, преврати мои слезы в вино, любовь…

Чтобы успокоить совесть в связи с запретом пророка, великий муфтий нашел казуистическую оговорку, которая прощала употребление такого вина, которое пил сам султан. Эта оговорка вслед за первым принятым в его правление указом об отмене ограничений на продажу и употребление вина стала предметом популярной шутки, подразумевавшей вопрос: «Куда мы пойдем сегодня за вином? К муфтию или к кади?»

Вскоре после нового захвата Туниса Селим-пьяница внезапно умер, что стало неожиданным итогом его последней выпивки в одиночестве. Суеверный от природы, он увидел признаки своего приближающегося конца в появлении кометы, в разрушительном землетрясении в Константинополе, наводнениях, которые угрожали святым местам Мекки, но более всего — в серьезном пожаре на кухнях его сераля, уничтожившем также винные погреба султана. Безутешный Селим посетил турецкую баню, которую недавно построил и стены которой еще не успели просохнуть. Чтобы заглушить свои страхи, султан выпил залпом целую бутылку любимого кипрского вина. Потом, шатаясь, он поскользнулся и упал на пол, ударившись головой о его мраморные плиты и тем самым ускорив фатальный исход. Таким был конец наименее выдающегося султана Турции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВОИН ХРИСТОВ

Из книги Дневниковая проза автора Цветаева Марина

ВОИН ХРИСТОВ Раннее утро. Идем с Алей мимо Бориса и Глеба. Служба. Всходим, вслед за какой-то черной старушкой, по ступеням белого крыльца. Храм полон, от раннего часа и тишины впечатление заговора. Через несколько секунд явственно ушами слышу:— …Итак, братья, ежели эти


Подиум женских типов

Из книги Наблюдая за женщинами [Скрытые правила поведения] автора Ястребов Андрей Леонидович

Подиум женских типов Мужчина, рассуждая о женщине, будем спускаться вниз по течению или подниматься к истокам? Говорить о главных типах или маргинальных? Деликатничая или давая волю справедливому гневу? Ладно… Как получится.Глядя на подиум женских типов, для начала


Глава 19 Один у поля не воин…

Из книги Чего не видит зритель. Футбольный лекарь №1 в диалогах, историях и рецептах [litres] автора Карапетян Гагик


Воин и разведчик Чжан Цянь

Из книги 100 великих экспедиций автора Баландин Рудольф Константинович

Воин и разведчик Чжан Цянь В Западной Европе долгое время история географии была ограничена сведениями о путешественниках «белой расы». Характерное признание сделал известный английский историк географии Дж. Бейкер:«Китай находился в близком контакте как по суше, так и


ЮНОША-ВОИН

Из книги Гонфалоньер справедливости автора Коржавин Наум Моисеевич

ЮНОША-ВОИН Главной особенностью советского режима была его тотальная, всепроницающая ложь. Говорили одно, подразумевали и делали другое. Такой концентрации лжи — и такой изощренной лжи — история не знала. Бывали хуже времена, но не было подлей. В рабоче-крестьянском


«Плутоний в женских ладонях…»

Из книги Супербомба для супердержавы. Тайны создания термоядерного оружия автора Губарев Владимир Степанович

«Плутоний в женских ладонях…» В Озерске есть драматический театр. Название символичное: «Наш дом». Одновременно со строительством реактора строился и театр. Так было во всех городах Средмаша, в том числе и здесь. Не хватало еще жилья, не было общежитий, негде было жить, а


Воин

Из книги Ограбления, которые потрясли мир [Захватывающие истории о выдающихся криминальных талантах] автора Соловьев Александр

Воин Как-то на заседании Murder Incorporated обсуждалась кандидатура некоего Томаса Дьюи, нью-йоркского прокурора, уже много лет собиравшего досье на Лучано. Правление корпорации настойчиво советовало Лаки подписать ему смертный приговор. «Он меня не любит? – изумлялся


Часть 4. Бали без гламура

Из книги Монолог о Себе в Азии автора Николаева Мария Владимировна

Часть 4. Бали без гламура Начинаю новую тему – ибо тошнотворного материала по Бали за несколько лет у меня накопилось столько, что он сам начинает просто выкристаллизовываться и «выпадать в осадок». Разумеется, все без разбора выкладывать не буду, да и копаться в прошлом


Индийские мастера на Бали

Из книги Самые невероятные в мире - секс, ритуалы, обычаи автора Талалай Станислав

Индийские мастера на Бали Явление Сатчитананда из Гонконга «Здравствуй. Прошло сто лет. Сто лет прошло, говорю. Я не спешу. Нет.» Юрий Визбор Это очень долгая история – началась она весной 2005 года на конференции по йоге в университете славного города Варанаси (Индия).


Эликсир из шести тысяч человеческих сердец

Из книги Отечественные морские ледоколы. От «Ермака» до «50 лет победы» автора Кузнецов Никита Анатольевич

Эликсир из шести тысяч человеческих сердец Африканские знахари накопили массу знаний о том, как следует использовать местные растения для лечения болезней. Однако в некоторых африканских общинах самые сильнодействующие медицинские препараты получали из человеческой


«Арктика» – покоритель Северного полюса

Из книги Вокруг света за 280$. Интернет-бестселлер теперь на книжных полках автора Шанин Валерий

«Арктика» – покоритель Северного полюса Почтовая марка с изображением атомного ледокола «Арктика». Художник А. АксамитЛедокол «Арктика» стал первым в серии из шести атомных ледоколов проекта 10520 («Арктика», «Сибирь», «Россия», «Советский Союз», «Ямал», «50 лет Победы»).


Остров Бали

Из книги Дальневосточные соседи автора Овчинников Всеволод Владимирович

Остров Бали Большинство индонезийских островов можно считать «мусульманскими», меньшинство – «христианскими», а Бали – единственный индуистский. Балийцы называют свой остров Пулау Кахьянган (Остров богов) – за бесчисленное количество храмов со сложным пантеоном


Канат из тысяч женских кос

Из книги автора

Канат из тысяч женских кос Приезжающие в Японию иностранные туристы спешат получить оплаченную порцию «восточной экзотики», непременным элементом которой служит женщина в кимоно. В Токио и Осаке на вечерние застолья туристов приглашают гейш. В Нагасаки их водят к