Под знаком развлечений

Под знаком развлечений

Миролюбивый в принципе человек, султан Axмед III, правивший почти 30 лет в начале XVIII века, на «излете» империи, мог наслаждаться миром в течение последних 12 лет своего правления — в период, когда уже намечалась серьезная тенденция к вестернизации и реформам. Родившийся вне стен сераля во время боевых действий ребенок любимой фаворитки отца, он избежал заключения в клетку и, хотя испытывал влечение к женщинам, сумел с юности сохранить определенный иммунитет от влияния и интриг гарема. Правитель, наделенный чувством терпимости, он был утонченным светским человеком и человеком культуры, способным откликаться на цивилизованные вкусы как Запада, так и Востока. Увлекаясь музыкой, литературой и искусствами, он собрал вокруг себя школу наделенных талантами придворных поэтов и обогатил свой сераль новой библиотекой, которая пополнялась ценными рукописями.

Личные таланты Ахмеда были сосредоточены главным образом в области эстетики, и он нашел выход для них в проектировании и строительстве многочисленных зданий. Совершенно не городской житель, а человек, находивший отдохновение в прелестях природы: в тени деревьев, пении птиц, журчании воды, — он порвал с ограничениями своего большого сераля, чтобы создать для своего двора и своих пашей новый образ жизни в летнее время на дворцовых курортах, расположенных на разных морских побережьях.

Одним из них были «Сладкие воды Европы», в начале Золотого Рога, где он повернул русла двух ручьев, чтобы устроить облицованные мрамором каналы, искусственные озера, каскады и фонтаны и благодаря этому обеспечить водой роскошные сады.

В центре султан воздвиг для себя летний дворец Саадабад, взяв за образец французское шато ХVII века, план которого посол Турции привез ему из Парижа. Вокруг него выросли другие дворцы, павильоны, киоски, виллы — общим числом не менее сотни, выполненные в подражание французскому декоративному искусству. Подобные «города удовольствий» скоро украсили и специально отобранные участки азиатских берегов Босфора. Построенные архитекторами, доставленными как из Европы, так и из Азии, эти «эманации», как заметил посол Франции Луи Савьер де Вильнев, выражали стили настолько разные, что иногда можно было предположить, что находишься в Версале, а иногда — в иранском Исфахане. Эти строения напоминали сценические декорации к бесконечной круговерти красочных зрелищ. Двор султана в поисках разноообразия и перемен придумывал все новые и новые забавы.

Заботу о развлечениях султана взял на себя зять Ахмеда, Дамад Ибрагим-паша, разделявший любовь султана к изящным искусствам и служивший на протяжении последних двенадцати лет его правления в качестве великого визиря (в первые 15 лет султан сменил тринадцать великих визирей).

Ибрагим сам был любителем роскоши и развлечений. Придумывая спектакли, которые заканчивались далеко за полночь, он привлекал к делу специалистов, способных изобрести новые приемы и устройства праздничных иллюминаций в Стамбуле. Так что вновь прибывший французский посол мог ночью с высот Пера наблюдать расположенный напротив город, здания и сады которого и даже воды светились и искрились огнями (купола мечетей были окружены бесчисленными ореолами света, тогда как между минаретами благодаря невидимому аппарату стихи Корана писались на фоне неба огненными буквами).

В праздники Стамбул освещался на протяжении трех дней и ночей подряд. Во время одного из торжеств по случаю свадеб трех дочерей султана и двух его племянниц, а также обрезания четырех его сыновей великий визирь распорядился провести празднества по всей империи. Он собрал из провинций около двух тысяч музыкантов, тысячу пятьсот мимов, борцов, фокусников и акробатов и столько же поваров.

Султан возложил на инспектора имперских кухонь ответственность за гастрономические церемонии, приказав ему изготовить четыре брачных пальмы, символы плодородия, гигантских размеров для молодых наследников и меньшего размера — для всех остальных. Повара творили чудеса кондитерского искусства, в том числе сад несколько метров в длину и четыре в ширину, полностью изготовленный из сахара. Этот сад символизировал сладость семейной жизни.

Сераль в зимнее время развлекался праздниками халвы, общественными собраниями, на которых проводились философские собеседования наряду с чтением стихов, танцами, пьесами и молитвами, и все сопровождалось раздачей сладостей, иначе — халвы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Киллерская фирма со знаком качества

Из книги Заказные преступления [Убийства, кражи, грабежи] автора Иванов Алексей Николаевич

Киллерская фирма со знаком качества 21 декабря 1993 года в центре Алма-Аты, в двух шагах от президентского дворца неизвестный убийца хладнокровно всадил несколько пуль в генерального директора акционерной компании «Алматыгорстрой» Игоря Милырама и его водителя Дмитрия


Отто Михаэль Кнаб Наш город под знаком свастики

Из книги Нацизм и культура [Идеология и культура национал-социализма [litres] автора Моссе Джордж

Отто Михаэль Кнаб Наш город под знаком свастики В отдельных ситуациях люди говорят: «А ведь в этом что-то есть». Вот и в нашем небольшом городке с 5 на 6 марта 1933 года произошло нечто похожее. Всеобщее настроение было подобно ранним мартовским дням с небом, затянутым серыми


1979 И вновь под знаком «Спартака»

Из книги История чемпионатов СССР (1936-1991) автора Вартанян Аксель

1979 И вновь под знаком «Спартака» 42-й чемпионат. 24 марта — 25 ноября 1979 г. Участники: 18 команд, 462 футболиста. Проведено 306 матчей, забито 758 мячей (в среднем — 2,48 гола за игру). Лучший бомбардир — В. Старухин («Шахтёр») — 26 мячей. Лучший футболист года — В. Старухин («Шахтёр»). В


Глава III. «Оценка» пассажиров. — «По синему, синему морю». — Бедствующие патриархи. — Поиски развлечений и препятствия на пути к ним. — Пять капитанов корабля.

Из книги Простаки за границей или Путь новых паломников автора Твен Марк

Глава III. «Оценка» пассажиров. — «По синему, синему морю». — Бедствующие патриархи. — Поиски развлечений и препятствия на пути к ним. — Пять капитанов корабля. Все воскресенье простояли на якоре. Ветер за ночь утих, но океан не успокоился. Мы ясно видели в би­нокль, как он


8. Властители дум. От Солженицына до индустрии развлечений

Из книги Герои 90-х. Люди и деньги автора Соловьев Александр

8. Властители дум. От Солженицына до индустрии развлечений Жить не по лжи В каком-то смысле символом 1990-х, по крайней мере первой их половины, стал Александр Солженицын. Или даже сам факт его возвращения в Россию. Как говорил сам Солженицын, его никогда не оставляло