Адвокат Бога или адвокат дьявола: закулисье одного процесса

Адвокат Бога или адвокат дьявола: закулисье одного процесса

Кто хочет оправдать существование, тому надобно еще и уметь быть адвокатом Бога перед дьяволом. Настало время, когда дьявол должен быть адвокатом Бога: если и сам он хочет продлить свое существование.

Ф. Ницше

Практика судебно-медицинского эксперта богата событиями, когда дело, совершенно независимо от человека, приобретает новый оборот, новую грань. И тогда даже заведомый криминал, рассматриваемый под другим углом зрения, представляется иным, чем ранее. Так вдруг по-новому ярко может предстать малознакомая комната, в которой когда-то бывал. Стоит лишь включить свет. Можно, однако, четко и в деталях все разглядеть самому, даже если свет включит кто-то иной, особо заинтересованный человек.

Я мог бы начать и проще, с того, как в перерывах заседания суда мы вчетвером – прокурор, судмедэксперт и два адвоката оказались на одной лестничной площадке. Есть такие площадки почти во всех казенных судебных зданиях. Обычно они отдалены от залов заседаний, где кипят страсти. Это малопосещаемые, пыльные и глухие места. То, что в народе называют укромными уголками. Чаще всего здесь курят и переводят дыхание участники процесса, стоит в углу традиционная урна для окурков, пустая с утра и полная к вечеру. И не всегда здесь говорят только о суде, мало ли иных, отвлеченных тем. Так было и на сей раз.

Но сначала о том, что же все-таки случилось. И почему в течение целой недели я входил в здание суда, посещал для перекуров эту скрытую от посторонних взоров лестницу, выше которой были только крыша да низкое зимнее небо.

* * *

За год до суда и за неделю до Нового года морозным субботним днем мне довелось исследовать труп некой Татьяны Беловой, женщины 36 лет, доставленной накануне с места происшествия. Помнится, что едва я вошел в здание морга, как раздался телефонный звонок. На проводе был дежурный судмедэксперт, выезжавший в составе опергруппы на место происшествия.

– Присмотритесь внимательнее к потерпевшей, – проинформировал он меня. – Эту Белову били долго и беспощадно. Наверняка не один день. Смерть, похоже, наступила не сразу, где-то ночью, это я по температуре тела определил. В самой квартире полный беспорядок, не жилье, а какой-то притон.

Уже при наружном осмотре бросились в глаза множественные кровоподтеки и ссадины на лице, груди, животе, верхних и нижних конечностях убитой. Всего я насчитал таких повреждений около пятидесяти, погибшая была буквально «разрисована» с ног до головы. Какая-то ужасная мозаика – нечто вроде того, что мы видим в фильмах ужасов, кровавых боевиках, либо при беглом взгляде на отпетого уголовника, обезобразившего кожу подробными, занимающими большую площадь, татуировками. Часть кровоподтеков, представлявшаяся более ранней по сравнению с остальными, свидетельствовала о длительном избиении. Прежний опыт подсказывает, что такое вряд ли мог сотворить один человек.

Это мнение подтвердилось в дальнейшем. Пока же на вскрытии была установлена непосредственная и комбинированная причина смерти: тупая травма головы с кровоизлияниями в мозг, травма груди и живота с множественными переломами ребер, разрывами печени, массивным внутренним кровотечением.

Такие преступления, совершаемые на бытовой почве и, как правило, в нетрезвом состоянии, раскрываются довольно быстро. Не то, что ставшие сейчас популярными заказные убийства с использованием огнестрельного оружия, где профессиональные убийцы, совершив свое черное дело, буквально исчезают, проваливаются сквозь землю, обрекая сыщиков и уголовный розыск на длительные, часто безуспешные поиски.

В нашем случае исполнителей вычислили быстро, за каких-нибудь пару дней. Уже к 26 декабря 34-летний Матвей Перевалов и 28-летний Николай Рябчиков были взяты под стражу. Далеко не юноши, повидавшие виды и ранее судимые, оба в ходе следствия, продолжавшегося почти год, не раз меняли свои показания. Да, были в той квартире на Михайловской. Да, били, но всего один-два удара, и то не сильно, так – пощечины. Да – пили, но не били, кроме тех пощечин. И сама Белова – далеко не ангел. Нигде не работала, пропивала и продавала чужие вещи, стащила и часы Рябчикова, лечилась от алкоголизма.

Довольно быстро нашлись и свидетели. Дом-то не частный, многоквартирный. К тому же соседи и те, кто приходил на Михайловскую, знали, что в квартире, где избивали Белову, в любое время дня и ночи можно было выпить и закусить. Типичный притон.

Казалось бы, ясное и абсолютно доказанное дело почти не продвигалось в расследовании. Еще летом, а точнее 4 июля, меня вызвали в качестве эксперта в суд, потом процесс отложили до осени, так он и докатился до декабря. Прошел ровно год.

И вот наконец декабрь. Я еще не начал читать свое заключение о причине смерти и повреждениях, причиненных Беловой, как оба адвоката заявили отвод эксперту. Такое бывает крайне редко и в моей многолетней практике еще не случалось. Защиту Перевалова и Рябчикова осуществляли женщины-адвокаты, одна опытная, со стажем, другая – гораздо моложе, часто слово в слово повторявшая доводы коллеги.

Свою позицию о моей отставке адвокаты объяснили тем, что, вскрывая труп Беловой, эксперт руководствовался постановлением следователя прокуратуры, вынесенным спустя неделю после вскрытия, т. е. таким образом было нарушено важное положение Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В заявлении об отводе врача, исследовавшего труп, прозвучали фразы, что «эксперт прямо или косвенно заинтересован в деле», «имеет место грубая ошибка, с выходом за рамки полномочий», «необходимы эксгумация и дополнительная экспертиза», наконец – «эксперт в данном случае не служит истине, а подтверждает свою репутацию». Обвинения, что и говорить, излишне эмоциональные, бездоказательные. И все это ради достижения двух целей: затянуть процесс на неопределенный срок, добившись дополнительного расследования, и в конечном счете изменить меру наказания, не связывая ее с изоляцией обвиняемых от общества.

А как же труп, на котором около пятидесяти ударов в разные части тела – голову, лицо, грудь, живот?

Прошло четыре долгих дня в суде, с полным отрывом от работы. Лишь на пятый день около полудня дошла, наконец, очередь и до меня.

Оба адвоката с завидным упорством, как футболисты в решающей кубковой игре, перекатывали друг другу «мяч», уводя «его» (то есть суть дела) от остального состава суда.

И дело тут не в стороне обвинения. Оба адвоката с завидным упор ством, как футболисты в решающей кубковой игре, перекатывали друг другу «мяч», уводя «его» (то есть суть дела) от остального состава суда. Поначалу мне задали около двадцати вопросов, после их оглашения последовал еще десяток, хотя обычно защита задает все, их интересующие, сразу. Такая тактика сделала процесс резиновым, растянула его. Ведь только на изложение ответов ушло почти два рабочих дня.

* * *

Постепенно отношение защиты к происходящему, весь этот фарс, передалось и обвиняемым. Они начали чувствовать себя действительно «невиновными», тоже стали заявлять об отводах, задавать нелепые вопросы, один глупее другого. Тот, что повыше и моложе, – Перевалов, прямо глядя мне в лицо и не отводя глаз, спросил, например: «А вы, гражданин эксперт, сколько раз бывали в судах? Наверное, тут впервые.»

Что ж, предельно пустой вопрос. Но надо ответить. Говорю, что в судах судмедэксперты бывают часто, за долгую службу в судебной медицине несколько сот раз, наверное, наберется. Но это все равно как утверждать, что небо синее, трава зеленая, а день сменяется ночью. Чувствую себя неловко, будто приходится говорить полную ерунду.

Судья объявил очередной перерыв. И мы с прокурором направились на ту отдаленную лестничную площадку, о которой я упоминал в начале.

…Итак, мы курили в перерыве, минут на двадцать отключившись от процесса. Помню, обменивались какими-то общими новостями: что-то о книгах, что-то о политике, немного о футболе. Тогда-то к нам снизу, и тоже с сигаретами, присоединились адвокаты. Я не утверждаю, что они подошли сознательно, возможно, им тоже просто потребовалась сомнительная никотиновая разрядка.

Минута, другая прошли по-деловому. Все спокойно курили в воцарившемся неловком молчании. И тут одна из адвокатов, та, что постарше, со стажем, изящно обернувшись, сказала прокурору:

– В конце концов, Виталий Андреевич, эта Белова – ангел что ли? Алкоголичка, воровка. Ну били, ну убили. Наши же подзащитные еще молоды, им жить и жить, возможно, образумятся. Смягчитесь вы, откажитесь от обвинения. Говорят, что даже волки в лесу делают нужное дело, что они санитары природы. Гнилую траву с поля вон. Вот и эти двое тоже вроде санитаров для общества.

Прокурор, как-то криво усмехнувшись, бросив недокуренную сигарету в урну, начал спускаться вниз. Я с десяток секунд пребывал в полном смятении, нечто вроде психологического нокдауна. Придя в себя, произнес несколько фраз, за точность их не ручаюсь, но смысл был приблизительно такой: «А как же справедливость, неотвратимость наказания? И зачем тогда этот суд, экспертизы, показания и, извините, ректальная температура, чтобы установить точное время, когда наступила смерть Беловой? Что, общество может таким образом, фактически закрывая глаза, бороться со своими пороками? И когда оно – насилие – шло на пользу, ведь жизнью человека не дозволено распоряжаться никому, пусть даже жертва, как вы выразились, не ангел…»

Я с десяток секунд пребывал в полном смятении, нечто вроде психологического нокдауна.

Впрочем, последние слова я автоматически отстреливал впустую, в обшарпанные казенные стены. Адвокаты ушли, попросту говоря, смылись. Лестничная площадка опустела. И лишь едва уловимый аромат духов напоминал о происшедшем поединке.

Сказать, что я целый день ходил под впечатлением произнесенных адвокатом слов, значит ничего не сказать. Они и сейчас, когда уже вступил в силу приговор, тихой траурной мелодией звучат во мне, стоит лишь на минуту представить себе: двое парней два дня подряд избивают женщину, добивают в конце концов до смерти и после суда обретают свободу. Чем они займутся потом?

Однако, рассказывая эту историю, вспоминая о позиции защиты на суде и ВНЕ его, я ни в коей мере не хотел бросить даже подобие тени на профессию адвоката как таковую. Защитник – безусловно, ключевая фигура любого процесса, особенно уголовного.

Тогда, казалось бы, к чему ворошить прошлое, вспоминая этот давний случай? Позиция обвинения поддержана судом – «санитары» осуждены. Но была же, была за кулисами процесса та, устремленная ввысь, прокуренная глухая лестница. Хранящая профессиональную драму и тайну поединка… Не зря еще в Древнем Риме говорили: «Advocatus clei, Advocatus diaboli», что означает: «Можно быть адвокатом Бога и адвокатом дьявола».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

14. Нет Бога, кроме Бога

Из книги Тройной агент автора Уоррик Джоби

14. Нет Бога, кроме Бога Афганистан, Хост — 30 декабря 2009 г.30 декабря Дэн Парези встал рано и сразу ощутил две вещи. Первая — холод: на рассвете за тонкими стенами казармы, где разместили блэкуотеровских охранников, было минус пять по Цельсию, внутри тоже не бог весть какая


Глава 1 АДВОКАТ

Из книги Криминальная история России. 1995 – 2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль автора Карышев Валерий

Глава 1 АДВОКАТ Москва, 1997 год, сентябрьЭта история деятельности самой кровавой в Москве группировки началась для меня с обычного телефонного звонка. В тот осенний день никаких особых событий не ожидалось. Но ранним утром в моей квартире прозвучал телефонный звонок. Я


Глава 24 АДВОКАТ

Из книги Криминальная история России. 1995 – 2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль автора Карышев Валерий

Глава 24 АДВОКАТ 1998 год, г. Амстердам, ГолландияЯ медленно закрыл последнюю страницу дневника Олега. Дальше шли чистые листки. Последняя страница рассказывала о его встрече с криминальным авторитетом Энималом. Но я-то знал, как сложилась дальнейшая судьба Олега. 20 мая был


Глава 7 АДВОКАТ

Из книги Криминальная история России. 1995 – 2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль автора Карышев Валерий

Глава 7 АДВОКАТ Москва, Старый АрбатАдвокат Валерий Козырев сидел в своем кабинете. Офис представлял собой переоборудованную трехкомнатную квартиру на первом этаже старого отремонтированного дома, расположенного в одном из тихих арбатских переулков. Одно помещение


Глава 11 АДВОКАТ

Из книги Криминальная история России. 1995 – 2001. Курганские. Ореховские. Паша Цируль автора Карышев Валерий

Глава 11 АДВОКАТ Москва, Новокузнецкая улицаАдвокат с Николаем Первухиным вышли из прокуратуры расстроенные.– Ну что я говорил? Бесполезно это все, – первым нарушил молчание Валерий. – Без толку мы сходили! Никакой информации не получили, только


Глава 14 Улица Эперон, 10 Адвокат Дьявола (1928)

Из книги Убийственный Париж автора Трофименков Михаил

Глава 14 Улица Эперон, 10 Адвокат Дьявола (1928) Мемориальная доска на доме номер 10 по улице Эперон лаконична: здесь жил (1928–1967) мэтр Морис Гарсон (1889–1967). Великий адвокат, историк, писатель, с 1946 года — «бессмертный» академик.В его обширной практике были громкие уголовные дела


Стигматы — знак бога или метка дьявола?

Из книги Великие тайны и загадки Средневековья автора Вербицкая Анна

Стигматы — знак бога или метка дьявола? Найти разгадку этой тайны человечество пытается уже более 2000 лет, с того самого времени, когда был распят Христос. В разных странах и в разные эпохи у людей появлялись кровоточащие раны на ладонях, похожие на следы забитых в них


ОСОБЕННОСТИ НАСТОЯЩЕГО ПРОЦЕССА

Из книги Процесс антисоветского троцкистского центра (23-30 января 1937 года) автора Стариков Николай Викторович

ОСОБЕННОСТИ НАСТОЯЩЕГО ПРОЦЕССА Товарищи судьи и члены Верховного суда Союза Советских Социалистических Республик! Приступая к исполнению своей последней обязанности по настоящему делу, я не могу не остановиться на некоторых, в высокой степени важных, особенностях


Специальный адвокат

Из книги Литвиненко. Расследование [Доклад по делу о смерти Александра Литвиненко] автора Оуэн Сэр Роберт

Специальный адвокат 102. 27 февраля 2013 года, в ходе рассмотрения ходатайства о соблюдении НОИ в процессе дознания, я решил, что не было ни необходимым, ни целесообразным назначить специального советника или адвоката по НОИ для представления интересов заинтересованных лиц


Адвокат. Друг? Враг? Или так

Из книги Не зарекайся автора Ажиппо Владимир Андреевич

Адвокат. Друг? Враг? Или так Среди зэков и их родственников существует довольно твердое убеждение, что все адвокаты – проходимцы и аферисты. В общем, трудно с этим мнением не согласиться. Действительно, цель каждого защитника (адвокат – это его общая профессия, а в


2. АДВОКАТ ЗАДАРМА

Из книги Из записок районного опера автора Куземко В

2. АДВОКАТ ЗАДАРМА Но творить такие кренделя бандиту легко только на бумаге — я ж не даром говорил про оперативное сопровождение дела в досудебный период. Немало возможностей у администрации СИЗО со строптивым бандитом разобраться, и убедить, что неправ он…Ситуация


Маленький адвокат

Из книги Дамы Амстердама. Жизнь в витрине. Откровенные истории квартала «красных фонарей» автора Фоккенс Мартина


Елена Селиванова Слово имеет адвокат…

Из книги Городской романс автора Бавильский Дмитрий Владимирович

Елена Селиванова Слово имеет адвокат… В предисловии к своей книге «Трагедия в доме № 49» я написала: «Трудно вырвать корень дерева, но еще труднее вырвать корень зла, хотя не всегда он имеет под собой почву. Доброта может поднять человека до высот горы, а зло завести в


Адвокат

Из книги Foot’Больные люди. Маленькие истории большого спорта автора Казаков Илья Аркадьевич

Адвокат Я не то чтобы обрадовался ему как родному – скорее был приятно удивлен звонку. Дима работал в РФС, переводил какие-то новости для английской версии сайта. Потом он внезапно переехал в Питер – Костя Сарсания устроил его переводчиком к Адвокату.После обычных