Вспоминая минувшее…

Вспоминая минувшее…

Продолжая обзор экономического подхода правительства к различным проблемам, не могу не отметить, что, работая в 2002–2004 гг. и 2006–2007 гг. с В.Ф. Януковичем, я постоянно встречал с его стороны доверие и поддержку. В какой-то степени мне было легко с ним работать, практически он не вмешивался в мои решения. Еще в самом начале нашей совместной работы в ноябре 2002 г. мы с ним условились, что «бюджет – дело святое», никто не вправе на него посягать, и в этом плане у меня, как министра финансов, не было проблем. В.Ф. Янукович очень активно работал с Верховной Радой, раз в неделю встречался с фракциями, регулярно принимал народных депутатов.

К сожалению, многое в его характере стало меняться с избранием его на пост Президента. Особенно эти перемены стали ощущаться в 2012 г., когда он стал продвигать группу так называемых «младореформаторов».

Эта тема активно обговаривалась в средствах массовой информации. Было сказано много неправды. Поэтому я хотел бы сделать несколько уточнений по этому поводу.

Прежде всего о моем отношении к В.Ф. Януковичу. Я познакомился с ним где-то в 1997 г., вскоре после его назначения губернатором Донецкой области. До этого я не только не был с ним знаком, но и никогда о нем не слышал. Я уехал из Донецка в Киев в начале 1994 г. и был настолько поглощен работой по созданию в Верховной Раде бюджетного комитета, разработкой бюджетной политики, что вникать в детали того, что там происходило, просто не мог. Разумеется, в общих чертах ситуацией я владел, поскольку поддерживал довольно тесные контакты с известными политиками Донбасса В.В. Рыбаком, В.И. Ландиком, Л.Е. Звягильским, Е.А. Щербанем, В.П. Щербанем и многими другими.

Обстановка на Донбассе была очень непростой. Шли активные схватки за собственность. А такая борьба нередко перерастает в нешуточные войны с применением автоматов, гранатометов и взрывчатки. Причем все это касалось не только крупного бизнеса, но и среднего, и мелкого. Не надо забывать, что это было время распада советской системы управления, правовой защиты, время еще не сформировавшегося нового аппарата и системы правоохранительных органов.

Вспоминаю один из типичных примеров подобной ситуации. Только что прошли первые так называемые «демократические выборы» в Донецкий городской совет. На них никому не известный доцент Донецкого политехнического института А.Г. Махмудов победил бывшего первого секретаря горкома партии и бывшего председателя горисполкома. И вот через какое-то время абсолютно не подготовленный к такой высокой и ответственной должности А.Г. Махмудов ведет прием граждан по личным вопросам. Я, как председатель постоянной комиссии, также присутствую на приеме.

В кабинет входит взволнованный мужчина, хозяин небольшого магазина, и рассказывает свою историю. Рэкетиры требуют у него 5 тыс. долл. ежемесячно. Раньше он платил две тысячи, а несколько месяцев назад они подняли тариф, и он не может выплачивать такую сумму. Несколько раз они его избивали, поджигали дверь в квартире, а в последний раз угрожали изнасиловать дочь у него на глазах, если он не будет платить установленную сумму. И взрослый, с виду мужественный человек при этих словах расплакался.

Я смотрю на председателя. Вижу – он растерялся, руки дрожат, сам что-то лепечет типа: «Ну что же я могу сделать?» Я попросил этого мужчину на минуту выйти и сказал Махмудову: «Мы с тобой по закону являемся должностными лицами. Нам сообщили о преступлении. И если мы не примем никаких мер, то будем по меньшей мере соучастниками. Поэтому вызывай начальника городского управления милиции и ставь ему задачу. Если он ее не решит, то гони его вон и сам возьми это дело на контроль. А как он будет его решать – это его дело, а не твое. Вот и все…»

Минут через десять к нам подъехал начальник управления милиции, получил установку, а еще через какое-то время группа вымогателей была задержана, и суд приговорил их к длительным срокам пребывания под стражей. К сожалению, такие истории происходили часто и не всегда заканчивались благополучно. Эта история – небольшой эпизод, характеризующий тогдашнюю обстановку на Донбассе.

При таком положении дел далеко не каждый соглашался взять на себя ответственность за дела в области. После отставки П.И. Лазаренко и его назначенца в Донецкой области С.В. Полякова обсуждалось несколько кандидатур на пост губернатора. Я знаю нескольких кандидатов, которые отказались от этой должности. В.Ф. Янукович, работавший тогда заместителем губернатора, согласился. Большую роль в его назначении сыграл Р.Л. Ахметов.

Таким образом, с лета 1997 по ноябрь 2002 г. В.Ф. Янукович возглавлял самую крупную и самую сложную область Украины. И надо сказать, что ситуация там стабилизировалась, Донецкая область стала уверенно занимать передовые позиции по всем показателям социально-экономического развития. Конечно, этому немало способствовал мощный потенциал области. Но потенциал потенциалом, а его еще надо уметь использовать. И здесь все зависит от умелой и правильной расстановки управленческих кадров.

Именно в этот период я обратил внимание на то, что основное внимание в своей работе В.Ф. Янукович обращал именно на подбор кадров. Он уделял этому массу времени, готовил и последовательно продвигал управленцев, часами беседовал с ними, как он иногда выражался, «качал», стараясь разговорить собеседника, понять ход его мыслей. И на первых порах мне такое отношение к кадрам импонировало, потому что именно в кадровой работе ошибки наиболее болезненны. Как говорил известный политический деятель: «Кадры решают все».

Как-то в ноябре 2002 г. Президент Украины Л.Д. Кучма пригласил меня и сказал, что пора менять премьера (тогда им был А.К. Кинах) и у него есть две кандидатуры: моя и В.Ф. Януковича. По его мнению, обе кандидатуры примерно одинаковы и, в принципе, Виктор Федорович может быть премьером, а я вице-премьером или наоборот. «Повстречайтесь, поговорите, а потом расскажешь мне». Я ответил согласием, но при этом сказал, что через два года президентские выборы и сейчас выбор премьера – это и выбор кандидата в президенты. На это Леонид Данилович покачал головой: мол, поживем – увидим.

Я сделал вывод, что по третьему сроку его президентства пока еще ничего не решено. Мы встретились с В.Ф. Януковичем в кабинете тогдашнего генерального прокурора С.М. Пискуна, с которым у нас обоих были нормальные отношения, и обсудили ситуацию. Договорились о том, что решение останется за Президентом, а мы примем его к исполнению, но работать вместе мы готовы.

Сделаю небольшое отступление: предложение работать первым вице-премьером мне поступало и раньше. Как-то в мае 2000 г. И.С. Плющ, тогдашний председатель Верховной Рады, и премьер В.А. Ющенко (они были очень дружны) пригласили меня в выходной прокатиться по Днепру на катере. Был прекрасный теплый день, и прогулка удалась. И.С. Плющ очень переживал за неудовлетворительный, с его точки зрения, состав правительства и говорил, что его надо очень серьезно усилить. Вдвоем они предложили мне должность первого вице-премьера. Я отказался, сославшись на то, что вместе с Ю.В. Тимошенко (она была в правительстве вице-премьером) работать не буду. Это была моя принципиальная позиция.

Тогда же я обратил внимание на то, что если И.С. Плющ активно убеждал меня принять их предложение, то В.А. Ющенко хоть и поддерживал его, но как-то не очень заинтересованно. Это, конечно, нюанс, но в политике такие вещи очень важны. Мы с В.А. Ющенко были абсолютно разными людьми, принципиально расходились по многим позициям, иногда на совещаниях у Президента публично спорили, причем не всегда щадя самолюбие друг друга. Таким образом, я считал его человеком, позиции которого не совпадают с моими, а это сделает нашу совместную работу очень трудной, если не невозможной.

Имелся и еще один очень важный момент, который необходимо было учитывать: в треугольнике Президент, председатель Верховной Рады и премьер не было взаимного доверия, и это указывало на временность и непрочность этой конструкции, ее уязвимость, что, собственно, и подтвердилось очень скоро в акции «Украина без Кучмы» и в «оранжевой революции», в которой активно участвовали и И.С. Плющ, и В.А. Ющенко.

Когда я рассказал Л.Д. Кучме об этом предложении, он недоверчиво посмотрел на меня и спросил: «Так какие же у тебя перспективы в этом правительстве?» – и сам же ответил: «Никаких…» Так что в тот момент вопрос о моем назначении первым вице-премьером был окончательно исчерпан.

Но вернемся к теме моего рассказа.

Как известно, тогда Л.Д. Кучма принял решение назначить В.Ф. Януковича премьером, а меня – первым вице-премьером и министром финансов. Он сказал, что мне поручается руководство всем финансово-экономическим блоком правительства, и добавил, что мое назначение – это «попадание в десятку».

Впрочем, наша совместная работа началась с довольно неприятного инцидента. Самым подготовленным претендентом на пост руководителя налоговой администрации Украины тогда был мой первый заместитель Ф.А. Ярошенко. Он занимал эту должность более шести лет, был очень инициативным и ответственным руководителем. Хорошо знал экономику страны и финансы предприятий. В условиях финансового кризиса конца 2002 г. очень важно было, чтобы службу доходов возглавил компетентный и инициативный человек. И это было вовсе не желание во что бы то ни стало назначить именно «моего человека». Я никогда подобными принципами не руководствовался.

Прежде всего меня интересовали профессионализм и ответственность. Поэтому, когда разговор зашел о моем переходе на пост первого вице-премьера, я договорился и с Президентом, и с В.Ф. Януковичем об их согласии на кандидатуру Ф.А. Ярошенко. Причем оба восприняли мое предложение как само собой разумеющееся, без всяких возражений. Однако прошло несколько дней, а соответствующего указа все не было. Как-то вечером мне позвонил Виктор Медведчук (в то время глава администрации Президента) и сообщил неожиданную для меня новость: Л.Д. Кучма подписал указ о назначении главой налоговой администрации Украины бывшего министра внутренних дел Ю.Ф. Кравченко. Он пообещал мне в течение пары часов не выпускать указ. За это время я должен был урегулировать этот вопрос с Президентом.

Я зашел к премьеру В.Ф. Януковичу, тот пожал плечами и сказал, что он не в курсе. Пытаюсь дозвониться до Президента, он не берет трубку. Мне уже прекрасно был знаком этот прием, и я понял, что ничего не добьюсь. Я расценил это как серьезный факт недоверия, существующий между мной, Президентом и премьером, поэтому еще раз зашел к премьеру и подал заявление об отставке. Прошло всего два или три дня после моего назначения (сейчас я уже точно не помню), В.Ф. Янукович попробовал меня убедить не подавать заявления, но я сказал ему, что без доверия работать невозможно, и уехал домой. Теперь уже Президент несколько раз звонил мне, но я считал, что наш разговор ни к чему не приведет. Через какое-то время ко мне домой приехал порученец Л.Д. Кучмы и передал просьбу Президента приехать к нему. При всем моем возмущении я тем не менее относился к должности Президента уважительно, и если он приглашает, то надо ехать.

Итак, я приехал к нему домой (по расстоянию это не более 500 м) и увидел накрытый для ужина стол и за ним Президента и премьера. В течение примерно трех часов мы разговаривали и обменивались мнениями. Мы договорились, что Ю.Ф. Кравченко будет работать на этом посту недолго, а потом будет возвращен Ф.А. Ярошенко. А на некоторое время он будет назначен первым заместителем министра финансов и будет курировать налоговую службу.

Я привел этот эпизод для того, чтобы показать, насколько непростыми были отношения в той управляющей команде. Мы никогда не выплескивали своих эмоций на публику, и поэтому внешне управляющая команда казалась монолитной. Но это вовсе не означало, что внутри ее не было споров, борьбы мнений, жесткого отстаивания своих позиций.

Словом, наша совместная работа с В.Ф. Януковичем началась именно с этого неприятного инцидента, но в целом в тот период она характеризовалась обоюдным доверием и взаимной поддержкой. К слову сказать, Ю.Ф. Кравченко не был специалистом в области налоговой службы, не уделял ей должного внимания и через какое-то время перешел на другую работу, а руководителем налоговой администрации, как мы и договаривались, стал Ф.А. Ярошенко.

Как я уже отмечал, характерной особенностью В.Ф. Януковича как премьера было его пристальное внимание к кадровой работе. Став Президентом, он еще больше сосредоточился на этой работе. В августе 2010 г. после отмены Конституции 2004 г. в его ведение отошли абсолютно все кадровые назначения, в том числе и по правительственной линии. Трудно понять, для чего это было сделано, ведь правительство, как единый высший исполнительный орган государства, лишался серьезного управленческого рычага, а Президент, коли уж взялся за этот рычаг, должен был бы брать на себя и ответственность за состояние дел. Этого не произошло. Как и прежде, за все отвечали премьер и правительство.

Получался парадокс: Президент публично критиковал тех, кого сам же назначал. Естественно, возникал вполне справедливый вопрос: «Ты же сам их назначал? Значит, сам и отвечаешь». Президент иногда говорил мне, мол, что ты их терпишь: «Подавай представления, будем снимать с работы». Я давал представление, бумага терялась, на мои устные напоминания давалось обещание рассмотреть вопрос, проходило время, все оставалось на местах. Но в 2011 г. ситуация была более или менее терпимой, а я руководствовался принципом классика: «Гинденбургов у меня нет, работайте с теми, кто есть» – и старался добиться результатов теми методами, которые были мне доступны.

Ситуация начала меняться в 2012 г., когда стало очевидно, что многие назначения укладываются в схему подготовки команды, которая должна была полностью заменить правительство после президентских выборов 2015 г. В общем-то сама эта схема для меня была понятна. Я никогда не считал себя вечным и незаменимым премьером и прекрасно понимал, что надо готовить смену, чтобы обеспечить последовательность проведения экономической политики.

И вот здесь у меня возникали большие сомнения. В контуры новой команды очень четко вписывались Арбузов, Колобов, Прасолов, Ставицкий, Клименко. Ни один из них в тот период не был достаточно подготовленным, чтобы уже через год встать у руководства государством. Это вовсе не означало, что они были бесперспективны. Нет, это были образованные молодые люди с хорошо развитым честолюбием. Им бы несколько лет хорошей самостоятельной работы, чтобы набраться опыта, масштабности, понимания проблем, умения брать на себя ответственность. Хорошо было бы также научиться предвидеть и просчитывать последствия принимаемых решений, понимать, что на первом и исключительном месте должны стоять интересы государства.

У меня с ними не получилось плотной и слаженной работы, начались конфликты. Если на первом этапе они хотя и со скрипом, но выполняли мои указания, то чем дальше, тем труднее становилось добиваться выполнения решений. К сожалению, это не могло не сказаться на социально-экономических показателях страны.

Впервые задержки по социальным выплатам возникли у нас в августе 2013 г. Я вернулся из отпуска и обнаружил, что в одном из фондов появилась задолженность примерно в 1 млрд грн по социальным выплатам. Для меня это было ЧП. К сожалению, во второй половине 2012 и в 2013 г. у нас стали возникать задержки по незащищенным статьям, и конец года мы закончили с кредиторской задолженностью Казначейства в объеме нескольких миллиардов гривен, но по социально защищенным статьям мы никогда задержек не допускали. Я тут же вызвал первого вице-премьера и министра финансов и поручил им немедленно ликвидировать задолженность. Я сказал: поставьте себя на место заболевшего человека, который не может вовремя получить деньги по больничному, а ему ведь еще и лекарства необходимо покупать.

Но самое главное, что меня удивило, – это абсолютное непонимание важности такой задачи и нежелание ее решать. Может быть, 1 млрд грн – это неподъемная задача для бюджета? Конечно, нет, каждый день Казначейство финансирует расходы в значительно больших суммах, каждый день поступают новые доходы бюджета. Поэтому никаких проблем в этом смысле не было.

Целью было навязать премьеру свою экономическую политику, которая заключалась в сжатии государственного бюджета, прекращении капитальных расходов и заключении соглашения с МВФ. Не надо заниматься труднейшим делом развития экономики, все просто: выполнили условия МВФ, получили кредит, закрой текущие проблемы. И все хорошо. Ну а дальше что? И сейчас на примере 2014 г. мы видим, что дальше перспективы просто нет, только падение жизненного уровня населения и спад производства.

Сейчас можно все сваливать на войну (хотя это не так), ну а в условиях мира – как было в 2008–2009 гг. – причиной было только бездарное управление. К слову сказать, меня особенно возмущало, что, имея собственный опыт антикризисного управления в 2002–2003 гг., решительные действия в конце 2004 г., в 2006 г., в 2010 г., изучая ошибки 2005 и 2008–2009 гг., мы в 2013 г. повторяли те же самые ошибки. Я четко и ясно это видел. Экономика стала пробуксовывать. Все мои усилия по большому счету свелись к недопущению обвала экономики. Когда же я ушел в отставку, то в самый короткий срок этот обвал произошел, потому что «держать вожжи» было уже некому.

Еще раз изложу суть антикризисного подхода, который мне удалось апробировать на практике.

1. В условиях открытой и экспортно ориентированной экономики, при рисках и реальном закрытии внешних рынков (или их значительной части) все внимание должно быть заблаговременно сосредоточено на развитии внутреннего рынка товаров и продуктов собственного производства.

2. Внутренний рынок развивается только при повышении покупательной способности населения.

3. В той мере, в какой закрываются внешние рынки, необходимо закрывать собственный рынок от импорта, четко разграничивая критический импорт и импорт общего назначения. При этом все ограничения должны действовать только на период закрытия внешних рынков.

4. Все необходимые стимулы должны быть реализованы в области импортозамещения, в том числе серьезные программы государственной поддержки (гарантии, удешевление кредитов, прямая господдержка).

5. Необходимо последовательно контролировать рост доходов населения, чтобы он четко координировался с ростом предложения на внутреннем рынке товаров, продуктов и услуг.

6. Эмиссионная и денежно-кредитная политика Национального банка и бюджетно-налоговая политика правительства вместе должны работать над увеличением объемов внутреннего рынка.

7. Значительную роль в развитии страны в этот период должны играть инфраструктурные программы, использующие в основном отечественные товары, услуги.

8. Очень важна в этот период активная работа по лоббированию и закреплению внешних рынков, на это должны быть нацелены дипломатия, внешнеполитические контакты, усилия «Эксимбанка» и других учреждений правительства.

9. В этот период крайне опасна жесткая монетарная политика. Умеренная инфляция, обусловленная монетарной политикой в этот период, – лекарство для экономики, а не яд. Но, безусловно, все элементы и составляющие монетарной политики должны быть увязаны и согласованы с общей экономической политикой правительства. Минимум раз в неделю руководитель Национального банка и руководитель правительства должны обмениваться информацией и при необходимости корректировать политику. Например, правительство может или ускорить свои платежи, или замедлить. Может их увеличить или уменьшить. Национальный банк может, в свою очередь, увеличить финансирование банковской системы, а может уменьшить. У правительства и Национального банка есть масса рычагов, чтобы влиять на ситуацию в стране: на инфляцию, на курс национальной валюты, на кредитование и т. д., что в совокупности позволяет создавать либо условия для развития, либо доводить экономику до стагнации.

10. Конечно, в такой период крайне важна работа с бизнесом, с руководством крупных государственных монополий, предприятий. Тарифы на газ, электроэнергию, транспортные перевозки, услуги в портах; цены на дизельное топливо, удобрения; объем налоговой нагрузки; конъюнктура рынков; перспектива их развития – все это должно быть в центре внимания правительства.

Вся эта махина вопросов и проблем не может быть взвалена на плечи одного премьера, здесь очень важна расстановка и распределение обязанностей его заместителей. Помимо профессионализма их должно объединять и общее понимание задач.

Необходимо иметь в виду, что во время общего экономического подъема самая главная задача правительства не мешать, не создавать препятствий, но во время спада или кризиса самая главная задача правительства – помогать развитию экономики, создавать стимулы. А это задача на порядок сложнее и ответственнее.

Если правительство в условиях кризиса не только не допускает обвала, а еще и обеспечивает хоть небольшой, но рост экономики, оно уже заслуживает удовлетворительной оценки, а если обеспечивает приличный рост в пять и более процентов в год, то это уже «хорошо», а более 10 % – уже «отлично».

У меня происходили очень серьезные дискуссии с экономическим блоком правительства по поводу перспектив на 2014 г. Все расчеты, которые мне готовили финансисты и экономисты, предполагали серьезную стагнацию экономики Украины в 2014 г., обусловленную в основном закрытием рынков, высокой ценой на газ и рядом других негативных факторов. Я и сам это понимал не хуже их всех. Но в это время велась очень интенсивная работа с руководством России.

Окончательно все вопросы были урегулированы после визита Президента В.Ф. Януковича в Москву 17 декабря 2013 г. Мы получили оптимальную цену на газ – 268,5 долл. за 1 тыс. м3, кредиты, инвестиционные деньги в общем объеме примерно 20 млрд долл. Чтобы не углубляться в расчеты, приведу только несколько цифр.

В соответствии с договоренностями в страну должна была прийти общая сумма финансового ресурса, эквивалентная примерно 17 % нашего ВВП. Кроме того, за счет снижения цены на газ мы бы экономили на внешних платежах еще порядка 4 млрд долл. Имелась также договоренность о реструктуризации задолженности за газ. Таким образом, значительная часть российских финансовых ресурсов могла бы пойти на развитие в рамках «программы активизации экономики». Именно такие расчеты и были заложены в проект закона о Государственном бюджете на 2014 г.

Мы могли бы в 2014 г. обеспечить серьезное ускорение развития страны, значительное увеличение доходов населения и, уж конечно, не допустить роста цен, тарифов на жилищно-коммунальные и прочие услуги, а также позорное снижение или даже отмену детских выплат и других социальных пособий.

Все то, что я сказал, было вполне реально и осуществимо.

Еще несколько слов о тогдашней ситуации на Украине. Анализируя имевшие место сообщения и комментарии украинских средств массовой информации относительно моей отставки в качестве премьер-министра, можно подумать, что мы живем в каком-то зазеркалье, где черное принято называть белым, а белое – черным. А других цветов просто не существует.

Чтобы проиллюстрировать то, что я имею в виду, приведу пример. На вопрос «Что труднее, поддерживать экономический рост, сдерживать инфляцию, обеспечивать стабильность цен и тарифов и при этом добиваться роста доходов населения или обеспечить спад в экономике, при этом добиться роста цен и тарифов, раскрутить инфляцию и уменьшить доходы населения?» в стране зазеркалья ответ однозначный: «Для того чтобы добиться экономического спада, девальвации национальной валюты, роста цен и тарифов и падения уровня жизни населения, требуются высокий профессионализм, ум, мужество и вообще – самые наилучшие качества. А чтобы обеспечить экономический рост, стабильность цен и тарифов, рост доходов населения и при этом еще строить больницы, школы, мосты, дороги, развязки – ума много не надо, с этим и дурак справится».

И что удивительно – эти уникальные подходы доверчиво воспринимаются населением, которое, заглатывая их из средств массовой дезинформации, наивно полагает, что, для того чтобы жизнь улучшалась, ее необходимо вначале серьезно ухудшить. А затем даже незначительная перемена к лучшему будет восприниматься как победа. Так же как в известном анекдоте об отце семейства, который пришел к мудрецу и жалуется: «Живем в однокомнатной квартире впятером, две семьи, тесно, трудно». Мудрец советует ему завести собаку и поселить ее вместе с ними. Отец семейства не понимает, но мудрец советует, значит, надо сделать. Жизнь становится еще невыносимее. Отец опять идет к мудрецу. Тот выслушал и посоветовал завести козу: мол, будете молоко пить. И опять отец семейства слушается совета. Жизнь становится совсем невыносимой. Опять приходится идти к мудрецу. Тот удивляется, как же так – все советы не впрок? Ну, попробуй тогда отдать кому-нибудь козу. Послушал отец семейства мудреца, сделал так, как он сказал. Через неделю приходит к нему радостный и говорит: «Отдали козу – отлично стало жить, единственное, что мешает, – это собака. По ночам гавкает, спать не дает». Выслушал его мудрец и снова советует: «Ну, если собака спать мешает, отдай ее кому-нибудь». Отдали собаку. И зажила семья счастливо. Жена испекла торт и говорит мужу: «Отнеси торт мудрецу, благодаря его советам мы наконец зажили хорошо и счастливо. Если бы не его мудрость, мы так бы и мучились до конца жизни».

Вот так, к большому сожалению, происходит и у нас в стране. Вместо того чтобы жить своим умом – живем чужим. А жизнь, если на нее посмотреть трезвым взглядом, становится все хуже и хуже. Пора уже отдать кому-то и «козу», и «собаку». Вопрос только: кто их возьмет?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВСПОМИНАЯ «ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ»

Из книги Звездные войны. Американская Республика против Советской Империи автора Первушин Антон Иванович

ВСПОМИНАЯ «ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ» «Давным-давно в очень далекой галактике…»Когда Джордж Лукас в 1976 году написал эту фразу, он вряд ли предполагал, что попал в яблочко, затронув сокровенные струны миллионов человеческих душ. Он создавал сказку — незатейливую, в самом


ВСПОМИНАЯ КУРЛЯНДИЮ

Из книги Поминальная свеча автора Павлов Алексей Михайлович

ВСПОМИНАЯ КУРЛЯНДИЮ Мне памятны курляндские бои На линии Тукумса и Либавы, Где смерть в нас била с неба и земли У каждой мызы и любой канавы. Отброшенный от Ленинграда враг Попал здесь сам в суровую блокаду. С морскими портами в своих руках Он отражал советскую


33. Вспоминая Мастера

Из книги Мы из подводного космоса автора Касатонов Валерий Федорович

33. Вспоминая Мастера К 80-летию Булата Шалвовича Окуджавы – 9 мая 2004 годаЛейтенант Игольников Алексей Иванович прибыл вторым штурманом на подводную лодку «С-338», и в первый же вечер, когда он согласно Уставу Петра Первого представлялся офицерам, выяснилось, что на корабле


Глава 11. Фуншальские музеи: вспоминая Врубеля

Из книги Иностранец на Мадейре автора Остальский Андрей Всеволодович

Глава 11. Фуншальские музеи: вспоминая Врубеля Одна из недлинных, но исторически важных улиц в центре Фуншала – Rua Bispo, улица епископа. Она идет параллельно проспекту Арриага, чуть выше него. На улице немало прекрасных образцов мадерьянской архитектуры XVIII века – изящных