ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Идущая за этими первыми страницами статья «КРИТИКА ПО АМЕРИКАНСКИ» является ответом на клеветническую статью И. Кашкина «Традиция и эпигонство», помещенную в 12-й книжке журнала «Новый мир» за 1952 г. и посвященную разбору и полному «изничтожению» моего перевода байроновского романа «Дон Жуан» (каковой перевод вышел пять лет назад, в конце 1947 г.).

Так как статья Кашкина (необычно пространная для рецензии о переводе, – около 1,5 печ. л.) является девятым валом травли, ведущейся уже несколько лет в отношении меня и моей работы, так как это статья ЛЖИВА во ВСЕХ своих утверждениях, так как она возводит на меня ПОЛИТИЧЕСКУЮ КЛЕВЕТУ, обвиняя меня в искажении социального смысла романа, в искажении образа Суворова и пр., я вынужден [99] выступить на защиту своего имени и как советского гражданина, и как писателя.

Тут отмечу мимоходом, что мне, с 23 г., нередко приходилось быть объектом разных нападок за мою деятельность, как поэта и стиховеда. И примечательно: кидались на меня (в печати и организационно – «не давая ходу») такие лица, как Авербах, Лелевич, Динамов, Горбачев, Ионов плюс мелкие троцкистские шавки – вроде Спиртуса и А. Рабиновича – из провинциальных газет; как А. Лейтес, в прошлом – один из «вождей» ВАПЛИТЕ, цитадели украинского национализма; как Н. Кладо, отпрыск сосланного царского адмирала, имевший и в своей биографии своеобразные осложнения, – и пр.

Выразительный подбор, – не правда ли?

Теперь выступает Кашкин, пропагандист англо-американских декадентов, во главе целой группы, – правда, хорошо знающей английский язык (некоторые ее члены живали подолгу в Америке).

Если бы дело шло только о критике моей работы, – пусть сколько угодно суровой, придирчивой, даже несправедливой, – я бы не пошевельнулся. Вот пример: А. Лейтес напечатал в 39 или 40 г. свирепейшую и вздорную рецензию на мои собственные «Избранные стихи»; я не реагировал никак.

НО В ДАННОМ СЛУЧАЕ, так как,

Во первых, статья Кашкина построена на сплошных передержках и сознательно дезориентирует читателя, а во вторых, дискредитируя доброкачественный и точный перевод, наносит удар по Байрону, объективно совпадая с английскими установками (я разумею буржуазно-феодальную Англию), – то достодолжный ответ на эту статью является моим гражданским долгом.

«Критический метод» Кашкина с полной рельефностью вырисуется для читателя после внимательного ознакомления с моей статьей. Но, для беглой иллюстрации, я приведу и здесь один образчик кашкинского «разбора».

Он приводит полностью следующий мой перевод строфы 2-й из VIII песни:

Готово всё – огонь и сталь, и люди: в ход

Пустить их, страшные орудья разрушенья,

И армия, как лев из логова, идет,

Напрягши мускулы, на дело истребленья.

Людскою гидрою, ползущей из болот,

Чтоб гибель изрыгать в извилистом движенье,

Скользит, и каждая глава ее – герой.

А срубят – через миг взамен встает второй. —

и говорит (стр. 234, столбец 1, абзац 6 и 7):

У Байрона основной образ – это лев, выходящий на охоту из логовища, второй, дополнительный – Гидра (с большой буквы, символ неистребимости).

У Шенгели, который и в данном случае переводит слово за слово, в общем смысл не искажен, но гидра (с маленькой буквы, т. е. понятие, вызывающее совершенно другие ассоциации) вползает в самую сердцевину строфы и, расположившись там рядом со львом, тем самым ослабляет основной образ.

Как поступает Козлов? Строя строфу в целом, он выдвигает в первую же строку образ льва, а Гидру оставляет в самом конце в ее основной функции – лишь как образ взаимозаменяемости.

Это выглядит занимательным и «тонким» разбором. Но является чем то совсем иным. Посмотрим прежде всего, как «поступает Байрон». Мы читаем (я приведу английский текст и русский дословный перевод, без всякой заботы в последнем об изяществе):

All was prepared – the fire, the sword, the men

To wield them in their terrible array.

The army, like a lion from his den,

Marchd forth with nerve and sinews bent to slay, —

A human Hydra, issuing from its fen

To breathe destruction on its winding way,

Whose heads were heroes, which cut off in vain,

Immediately in others grew again.

Всё было готово – огонь, меч, люди,

Чтоб действовать (букв, «владеть») ими в их страшном порядке

Армия, как лев из своего логовища,

Двигалась вперед с нервами и мышцами, готовыми убивать, —

Человеческая гидра, выползающая из ее болота,

Чтобы дышать разрушением на своем извилистом пути,

Чьи головы были героями, срезаемые напрасно,

Немедленно заменяемые новыми.

Что же мы видим? Во первых, что мой перевод точно и бережно воспроизводит все образы оригинала. Во вторых, что и у Байрона лев и гидра мирно уживаются «в самой сердцевине строфы», в 3-й и 5-й строках, точно так, как в моем переводе, и «ослабления» отсюда, очевидно, не проистекает: Байрон, смею думать, не хуже Кашкина понимал дело. Но в противовес моему переводу Кашкин полностью печатает соответствующий перевод Козлова, а именно:

Как вышедший из логовища лев,

Шла армия в безмолвии суровом.

Она ждала (до крепости успев

Добраться незаметно, под покровом

Глубокой тьмы), чтоб пушек грозный рев

Ей подал знак к атаке. Строем новым

Бесстрашно замещая павший строй,

Людская гидра вступит в смертный бой.

Что видим мы здесь? Что четыре с половиной строки, подчеркнутые мною, являются полной и чистой отсебятиной, не опирающейся ни на один штрих в подлиннике; что ошмотья байроновского текста переданы глупо (гидра сменяет «строем строй», – значит,

гидр было много?), что, наконец, слово «гидра» и у Козлова пишется «с маленькой буквы» (см. статью Кашкина, см. «Дон Жуана» в изд. Брокгауза и в авторском, СПБ, 1889). Спрашивается: почему же последняя деталь получает у Кашкина двойственное истолкование: у Шенгели это – порок, у Козлова – нет?

Отсюда следует, что порочная мазня сознательно противопоставляется Кашкиным добросовестному переводу для дезориентации читателя. Кашкин отваживается даже заявить, что у меня в переводе «даже когда похоже, это не так» (т. е., очевидно, не так, как хочется Кашкину и его друзьям подавать Байрона!).

Вот такой критический гермафродитизм и извращение истины присущи любому утверждению Кашкина и не могут быть терпимы в советской прессе. Доверчивость и близорукость редакции «Нового мира» поразительны!

В своем ответе я вынужден коснуться всех сторон кашкинской критики и окончательно разрушить легенду об «искажении» мною образа Суворова.

По необходимости мой ответ обширен. Там, где клевета довольствуется выкриком в полстроки, истине приходится развернуть пространную аргументацию.

Статья моя, обильно документированная, построена так:

Все мои переводы, включая и Байрона и его «Дон Жуана» имели высокую оценку; в отзывах подчеркивалась добросовестность работы, большая точность, богатство языка, уверенное владение формой.

В силу этого подозрительным является полное отрицание Кашкиным всех этих моментов в переводе «Дон Жуана», вплоть до утверждения «путаницы с падежами»…

Освещение этого вопроса и дано в первом разделе статьи.

Далее, сгруппировав по темам нарочито разбросанные утверждения Кашкина о «словесном мусоре», об «отсебятинах», о «вымученных каламбурах», о «непонятности», об «издевательстве над русскими именами», об «искажении образа Суворова» и пр., – я анализирую их, постоянно сопоставляя с подлинными текстами, приводимыми по английски и в дословном переводе, мой перевод, и ВСЮДУ ДОКАЗЫВАЮ ошибочность, невежественность и сознательную лживость кашкинских характеристик, – его установку на ПРЯМОЙ ОБМАН ЧИТАТЕЛЯ.

Касаясь вопроса о Суворове, я освещаю отдельные этапы травли, последним аккордом которой явилась кашкинская статья.

Далее идет общая характеристика положения переводческого дела. В нем создалась вредоносная групповщина и возобладали захватнические тенденции некоторых кучек, ставящих себе целью омертвление других переводческих сил.

Затем я освещаю темные истоки кампании против моего «Дон Жуана», кампании, льющей воду на мельницу англо-американских гонителей великого революционного поэта, – а также начинающиеся попытки дискредитировать мой перевод другого революционного поэта – Верхарна.

Практическим следствием моей статьи я вижу предписание редакции «Нового мира» дезавуировать своего «критика», а наряду с этим – создание авторитетной и беспристрастной комиссии (не из членов секции переводчиков, где хозяйничают боссы вроде Кашкина) для установления источников и целей травли меня и моего «Дон Жуана», а главное – для тщательного проветривания переводческой атмосферы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вместо вступления: ВЗГЛЯД В ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

Из книги Золотой телец автора Сергеев Евгений

Вместо вступления: ВЗГЛЯД В ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Золото (лат.Aurum) — благородный металл желтого цвета, на воздухе не изменяется, весьма инертен.Золото… Сияющий желтый металл, в каждой своей крупице сохраняющий особые свойства. У золота не просто желтый, а свой особенный золотистый


ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ (предисловие к первому изданию)

Из книги Красный сфинкс автора Прашкевич Геннадий Мартович

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ (предисловие к первому изданию) Эта книга вряд ли поступит в открытую продажу.Если Вы держите ее в руках – значит, вы, скорее всего, человек специальный, посещаете особенные места, интересуетесь неформатной литературой. Потому что эта книга – не


Вместо предисловия

Из книги Тюремная энциклопедия автора Кучинский Александр Владимирович

Вместо предисловия Законы пишутся людьми. Они же, люди, и преступают эти законы, и так, видимо, будет продолжаться до конца времен. Только Никита X. мог пообещать ошарашенным согражданам, что они, мол, скоро увидят последнего жулика (бойкие киношники, кстати, слепили по


Вместо послесловия

Из книги Белая гвардия Михаила Булгакова автора Тинченко Ярослав Юрьевич

Вместо послесловия Вот и подошло к концу наше повествование, посвященное "Белой гвардии", приключениям Михаила Булгакова во время гражданской войны, историческим прототипам романа, событиям на Украине 1918 года, Киеву того времени. Мы не ставили себе задачей охватить весь


Вместо предисловия

Из книги О чем молчат фигуры автора Авербах Юрий Львович

Вместо предисловия Так уж получилось, что в шахматах мне приходилось выступать в самых различных ипостасях. Я увлекся ими в 1935 году во время проходившего тогда в Москве II международного турнира. На самом турнире мне побывать не удалось, но я был зрителем на сеансе Ласкера


Вместо заключения

Из книги Поэзия. Судьба. Россия: Кн. 1. Русский чело­век автора Куняев Станислав Юрьевич

Вместо заключения Как-то незаметно мы оказались в XXI веке. Событий, которые прошли после избрания Илюмжинова президентом ФИДЕ, я касаться не намерен. Это уже настоящее время, а я рассказывал о прошлом. Хочу надеяться, что он выполнит свое предвыборное обещание — наведет


ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Из книги Кузькина мать Никиты и другие атомные циклоны Арктики автора Химаныч Олег Борисович

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ Отзывы читателейна журнальную публикацию книгиУважаемый Станислав Юрьевич!Только что закончил читать Вашу книгу воспоминаний в "Нашем современнике" (точнее, ее очередные главы в № 7). Переживаю просто бурю чувств. Ваша работа — одна из самых


Вместо заключения

Из книги «ВЗГЛЯД» - БИТЛЫ ПЕРЕСТРОЙКИ. ОНИ ИГРАЛИ НА КРЕМЛЁВСКИХ НЕРВАХ автора Додолев Евгений Юрьевич

Вместо заключения На волне так называемой перестройки, когда остро и во многих случаях без должных аргументов критиковалось, а то и вовсе со знаком минус рассматривалось все советское, сполна досталось и тем, кто создавал отечественное атомное оружие. Правда, критики


Вместо резюме

Из книги Чернобыль. Реальный мир автора Паскевич Сергей


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Поединок на границе автора Медведев Иван Анатольевич

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Катастрофа на Чернобыльской АЭС, произошедшая 26 апреля 1986 года, несомненно является одним из самых резонансных событий конца XX века. По предполагаемому количеству людей, погибших и пострадавших в результате радиоактивного загрязнения среды, по


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из книги Масонские биографии автора Коллектив авторов

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ О Лихареве мне посоветовали написать офицеры училища. Когда я приехал в часть, начальник политотдела, улыбаясь карими веселыми глазами, сказал:— Пишите. Поддерживаю. Если училище будет присылать на границу таких, как Лихарев, скажем спасибо.В конце


Молодые годы Уэйта до вступления в масонское Братство

Из книги Двенадцать войн за Украину автора Савченко Виктор Анатольевич

Молодые годы Уэйта до вступления в масонское Братство В автобиографии «Тени жизни и мысли» 226он заявляет, что «здесь минимизировано suppressio veri, и насколько возможно, отсутствует suggestio falsi227» (С. 5), но это не совсем так.Он родился в Бруклине, Нью-Йорк, 2 октября 1857 г. Его


Вместо вступления. Эпоха надежд и крови

Из книги Зубы дракона. Мои 30-е годы автора Туровская Майя

Вместо вступления. Эпоха надежд и крови Гражданская война как-то очень скоро, уже через лет пятнадцать после своего окончания, превратилась в эпическую эпоху, с далекими от реальности легендами и мифическими героями. Более 80 лет, прошедшие с ее окончания, сделали свое


Вместо заключения

Из книги Голубая Дивизия, военнопленные и интернированные испанцы в СССР автора Елпатьевский Андрей Валерьянович

Вместо заключения …Надежд погибших и страстей Несокрушимый мавзолей!.. М. Ю. Лермонтов Эта книга прежде всего зрелищна – огромный том более тысячи страниц упакован в алый переплет с золотым тиснением: «Соцреалистический канон». На алом фоне – чугунно-черная


Вместо заключения

Из книги автора

Вместо заключения К сожалению, мы не можем считать наше исследование полностью законченным, прежде всего, как мы уже отмечали, из – за нерассекреченности ряда архивных документов и трудности их поиска. Тем не менее, мы считаем сведения, приведенные в нашей работе,