Александр Васильевич Никитенко (1805–1877)

Александр Васильевич Никитенко

(1805–1877)

Из крепостных крестьян графов Шереметевых. Окончил воронежское уездное училище, но в гимназию как крепостной попасть не мог. В 1820 г. мальчик написал письмо своему барину, молодому кавалергардскому поручику графу Д. Н. Шереметеву; писал, как ему хочется дальше учиться, и просил дать ему вольную. После вторичного письма ему было объявлено через вотчинное правление, что графом на его письме положена резолюция: «Оставить без уважения». Этот граф был человек ограниченный и вялый, владел колоссальным состоянием (полтораста тысяч душ крестьян) и бросал на своих любовниц сотни тысяч рублей. Помещиков, владеющих пятью тысячами душ, он называл мелкопоместными и искренно удивлялся, как они могут жить. Это тот самый Шереметев, по поводу выздоровления которого Пушкин написал свою сатиру на Уварова «На выздоровление Лукулла». Надежды Никитенко на свободу и возможность дальнейшего учения рухнули. Не раз мальчик задумывался о самоубийстве и утешался только своим девизом: «терпение есть мудрость». Жил он уроками в уездном городе Острогожске, получал десять рублей в месяц, занимаясь по пять часов в день. Своей талантливостью и развитием он обращал на себя общее внимание; когда в городе было основано отделение «Библейского общества», Никитенко был выбран его секретарем. На первом общем собрании он произнес речь о высоком значении религиозных истин, открытых евангелием. Речь, сказанная с искренним, молодым увлечением, вызвала общий энтузиазм, была переслана в Петербург и привела в восторг президента «Библейского общества», министра князя А. Н. Голицына. Он запросил об авторе и о его общественном положении, принял в Никитенко горячее участие, лично обратился к графу Шереметеву с ходатайством о поддержке молодого человека. Никитенко был вызван в Петербург. Но тем временем князь Голицын впал в немилость и покинул пост министра. Шереметев сначала отказал Никитенке в разрешении пойти к Голицыну, потом процедил сквозь зубы:

– Пусть идет! – И прибавил с усмешкой: – Князю теперь не до него!

Но Голицын с прежним участием отнесся к Никитенко и написал горячее письмо Шереметеву, убеждая его отпустить Никитенку на волю и дать ему возможность продолжать образование. Шереметев оставил письмо без ответа, а Никитенко решил сослать в деревню. Между тем Никитенко познакомился с К. Ф. Рылеевым (будущим декабристом). Он также принял в нем большое участие и натравил на Шереметева его товарищей-кавалергардов, членов Тайного общества – З. Г. Чернышева, А. М. Муравьева, И. Анненкова и других. Они не давали проходу Шереметеву, убеждая его отпустить на волю Никитенко. Знатные дамы на вечерах обращались к нему с теми же просьбами.

Скрепя сердце Шереметев наконец подписал вольную, но при этом заметил:

– Однако этому молодому человеку все-таки надо хорошенько намылить голову за то, что он наделал столько шуму. Будто я не мог сам по себе сделать того, что теперь делаю из уважения к другим.

Это было осенью 1824 г. Никитенко стал свободным человеком и поступил в университет. Кончил в 1828 г. по историко-философскому факультету. В 1832 г. стал адъюнктом по кафедре русской словесности, в 1834 г. – профессором.

Кроме того, с 1833 г. состоял цензором. Впоследствии был выбран в академики.

Как критик и историк литературы Никитенко мало значителен. Как цензор старался, в пределах возможности, поменьше теснить писателей, несколько раз сидел за это на гауптвахте, при обсуждениях цензурного устава отстаивал возможно большую свободу печати. В общем, однако, был только смиренным, исполнительным и добросовестным чиновником. Тяжелые условия молодости навсегда поселили в нем «привычки рабской тишины». К нему вполне приложимо то, что пишет он про своего отца: «Нет, пусть ищут героев, где хотят, но не в русском крепостном человеке, для которого каждое преимущество его натуры являлось новым бичом, новым поводом к падению!»

С Пушкиным Никитенко познакомился еще студентом, в 1827 г., у Анны Петровны Керн, в которую Никитенко был влюблен. Впоследствии не раз встречался с ним у Плетнева. Когда Никитенко стал цензором, у него с Пушкиным произошло несколько неприятностей, навсегда расстроивших их добрые отношения. Никитенко, по приказанию министра Уварова, вычеркнул несколько стихов в поэме Пушкина «Анджело», что очень рассердило Пушкина. После этого Пушкин стал относиться к Никитенке холодно, в письмах к друзьям называл его осленком, находил, что он глупее даже Бирукова, цензора, прославившегося своей глупостью. Никитенко предпочел не иметь с ним дел, и когда его хотели в 1836 г. назначить цензором основанного Пушкиным журнала «Современник», то отказался.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ ЧАЯНОВ

Из книги Красный сфинкс автора Прашкевич Геннадий Мартович

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ ЧАЯНОВ Родился 17 (29) января 1888 года в Москве.Детские годы провел в бывшей Огородной слободе.Прекрасное домашнее воспитание, знание основных европейских языков.В частном реальном училище К. П. Воскресенского – на Мясницкой – начал писать, по крайней


А. В. НИКИТЕНКО Генваря 24. 1835. <Петербург>

Из книги Письма 1820-1835 годов автора Гоголь Николай Васильевич

А. В. НИКИТЕНКО Генваря 24. 1835. <Петербург> Мне очень жаль, что я не имел удовольствия застать Александра Васильевича дома. Я однако же оставил вам экземпляр. Не знаю, как вам понравятся, но желаю по крайней мере чтобы они не принесли вам скуки и чтобы вы не уменьшили чрез то


А. В. НИКИТЕНКО <10 апреля 1842. Москва.>

Из книги Письма 1842-1845 годов автора Гоголь Николай Васильевич

А. В. НИКИТЕНКО <10 апреля 1842. Москва.> Милостивый государь Александр Васильевич!Благодарю вас за ваше письмо. В нем видно много участия, много искренности и много того, что прекрасно и благородно волнует человека. Да, я не могу пожаловаться на цензуру: она была


А. В. НИКИТЕНКО Рим. Октября 30 <н. ст.> 1842

Из книги Письма 1846-1847 годов автора Гоголь Николай Васильевич

А. В. НИКИТЕНКО Рим. Октября 30 <н. ст.> 1842 Пишу к вам, милый и добрый Александр Васильевич, вследствие искреннего душевного побужденья. Вы видите, я вас называю [Называю пря<мо>]: милый и добрый Александр Васильевич. Да, мы должны быть просты. Вы сами должны почувствовать,


А. В. НИКИТЕНКО Эмс. Август 1/Июль 21<20> <1846>

Из книги Падение царского режима. Том 7 автора Щеголев Павел Елисеевич

А. В. НИКИТЕНКО Эмс. Август 1/Июль 21<20> <1846> Я к вам с просьбою, почтеннейший Александр Васильевич! От Плетнева вы получите, если уже не получили, на процензирование некоторые из моих писем, которые имеют [след<ует>] быть напечатаны отдельной книгой в весьма


Никитенко, Б. Н.

Из книги Хронологическая канва жизни и деятельности Г. И. Успенского автора Успенский Глеб Иванович

Никитенко, Б. Н. НИКИТЕНКО, Борис Ник. (1885-1907), отст. лейт. Черном. флота. 25 июля 1906 вывез из Севастополя на одномачтовом боте «Алексей Ковалевский» бежавшего из севаст. воен. тюрьмы Бор. В. Савинкова и через 3 дня доставил его в Сулин, в Румынию. Осенью 1906 прибыл в Спб., где вошел


1877

Из книги Частная жизнь знаменитостей автора Белоусов Роман Сергеевич

1877 23 января. В журнале «Пчела» опубликован рассказ Успенского «Грамотный».Февраль. В «Отечественных записках» напечатан очерк «Не воскрес (Из разговоров про войну)».10 апреля. В «Пчеле» публикуется некролог «Николай Александрович Демерт», написанный Успенским.Апрель. В


АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ КОЛЧАК (1874–1920), русский адмирал

Из книги Что есть Россия? Дневники писателя автора Достоевский Федор Михайлович

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ КОЛЧАК (1874–1920), русский адмирал Выдающийся флотоводец, полярный путешественник, ученый и политический деятель. Одна из ярких фигур российской истории начала XX века, лидер белого движения, руководитель более крупный, чем, скажем, Деникин, Врангель или


Решение на «злобу дня» (Из «Дневника писателя». 1877 год)

Из книги Время великих реформ автора Романов Александр Николаевич

Решение на «злобу дня» (Из «Дневника писателя». 1877 год) Мои читатели, может быть, уже заметили, что я, вот уже с лишком год издавая свой «Дневник писателя», стараюсь как можно меньше говорить о текущих явлениях русской словесности, а если и позволяю себе кой-когда словцо и на


«Еврейский вопрос» (Из «Дневника писателя. 1877 год)

Из книги Пушкин в жизни. Спутники Пушкина (сборник) автора Вересаев Викентий Викентьевич

«Еврейский вопрос» (Из «Дневника писателя. 1877 год) О, не думайте, что я действительно затеваю поднять «еврейский вопрос»! Я написал это заглавие в шутку. Поднять такой величины вопрос, как положение еврея в России и о положении России, имеющей в числе сынов своих три


Лакейство или деликатность? (Из «Дневника писателя. 1877 год)

Из книги автора

Лакейство или деликатность? (Из «Дневника писателя. 1877 год) Известно, что все русские интеллигентные люди чрезвычайно деликатны, то есть в тех случаях, когда они имеют дело с Европой или думают, что на них смотрит Европа, – хотя бы та, впрочем, и не смотрела на них вовсе. О,


Выдержки из дневника Д. А. Милютина. 1873–1877 гг.

Из книги автора

Выдержки из дневника Д. А. Милютина. 1873–1877 гг. 1873 г. 3 декабря. Понедельник. Сегодня мне был назначен доклад, взамен завтрашнего дня по случаю предложенной завтра охоты. В кабинете государя застал я великого князя Константина Николаевича, а вместе со мною вошел адмирал


Екатерина Ивановна Гладкова (1805–?)

Из книги автора

Екатерина Ивановна Гладкова (1805–?) Рожденная Вульф, дочь Ивана Ивановича Вульфа, двоюродная сестра Алексея Вульфа, жена майора Оренбургского уланского полка Як. Пав. Гладкова. «Моя холодная красавица», – называет ее Алексей Вульф. Она действительно была очень красивая,


Цыганка Таня (1810–1877)

Из книги автора

Цыганка Таня (1810–1877) Татьяна Дмитриевна Демьянова, известная во времена Пушкина цыганская певица; «соловьиный голос» ее восторженно отмечался в тогдашних рецензиях о цыганских концертах. В 1832 г. П. В. Киреевский писал поэту Языкову: «Недели две тому назад я наконец в


Николай Васильевич Путята (1802–1877)

Из книги автора

Николай Васильевич Путята (1802–1877) Воспитанник муравьевской школы колонновожатых, служил в гвардии, потом адъютантом генерал-губернатора Закревского в Финляндии. Там ему удалось значительно облегчить участь служившего солдатом поэта Баратынского: благодаря


Петр Петрович Ланской (1799–1877)

Из книги автора

Петр Петрович Ланской (1799–1877) В январе 1837 г. перед одной из офицерских квартир кавалергардских казарм расхаживал по улице бравый кавалергардский ротмистр и зорко вглядывался в прохожих, – не следит ли кто за квартирой. В квартире происходило тайное свидание его