Заметки об экономической политике правительства

Заметки об экономической политике правительства

Разумеется, все, что происходит сейчас на Украине, наполняет меня сожалением и тревогой за будущее страны. Так уж сложилась моя судьба, что на протяжении более чем 20 лет я делал для ее развития все, что было в моих силах. Особенно тогда, когда я реально мог влиять на принятие важных решений или сам лично принимал решения. Речь идет, прежде всего, о периодах с ноября 2002 по январь 2005 г. и с августа 2006 по декабрь 2007 г., когда я совмещал обязанности первого вице-премьера правительства и министра финансов, а по сути, руководил всей экономической политикой правительства. И наконец, о периоде с марта 2010 по январь 2014 г., когда я возглавлял правительство.

Разумеется, ни в первый, ни во второй, ни в третий периоды своей деятельности я не был абсолютно самостоятелен в принятии решений. Надо мной стояли либо премьер и Президент, либо Президент. Помимо них действовали различные группы влияния, олигархи, средства массовой информации. Все они преследовали свои интересы, далеко не всегда совпадавшие с интересами государства и народа. На всех этапах моей работы против меня велась ожесточенная и насквозь лживая информационная война. Достаточно вспомнить направленные против меня многочисленные демарши, иногда даже чиновников собственного правительства.

Тем не менее я всегда с настойчивостью, иногда путем компромиссов, убеждений, а иногда путем принятия авторитарных решений, проводил последовательную политику – политику развития и модернизации страны, создания для этого соответствующих условий, усиления активной роли государства, вовлечения в этот процесс мелкого и среднего бизнеса, развития внутреннего рынка, в котором я видел основной источник ресурсов для движения вперед, модернизации агропромышленного комплекса, реализации крупных инвестиционных и инфраструктурных проектов, развития социальной сферы.

По моей инициативе вместе с тогдашним министром финансов, ныне покойным П.К. Германчуком, был упразднен Чернобыльский налог (о нем сейчас мало кто помнит, но он был тяжелым бременем для производителей), с 28 до 20 % был снижен налог на добавленную стоимость (вообще, это был уникальный случай, когда снижение состоялось по письму министра финансов, одобренному бюджетным комитетом Верховной Рады). Для села был принят фиксированный налог (взамен многочисленных налогов, действовавших в агропромышленном комплексе). У сельхозпроизводителей остался только налог на добавленную стоимость. Для мелких предпринимателей был установлен упрощенный порядок налогообложения. В 2003 г. последовало снижение налога на прибыль с 30 до 25 %. Значительно снижен был подоходный налог – до 13 %.

А еще было принято законодательство, позволившее создать свободные экономические зоны, зоны приоритетного развития. Установлены значительные преференции для предприятий, осуществляющих техническую модернизацию и реконструкцию. В дальнейшем (уже в 2011 г.) налог на прибыль был снижен до 17 %, а предприятиям, работающим в области информационных технологий, были установлены значительные преференции.

Такая политика не могла не дать своих результатов. 2003 и 2004 гг. были самыми успешными в истории Украины по темпам экономического роста ВВП. Примерно – 9 % в 2003 г. и 12,6 % по итогам 2004 г., а в отдельные кварталы – 15,8 %.

Нельзя не сказать о том, что в период с 1991 до 2000 г. наблюдался резкий спад общественного производства, по сути, полный развал и деиндустриализация страны. Украина потеряла 65 % своего ВВП. Даже Великая Отечественная война не нанесла такого ущерба экономике Украины, как так называемая рыночная трансформация. Полностью были уничтожены легкая промышленность, электронная промышленность и в значительной мере машиностроение. В сельском хозяйстве поголовье крупного рогатого скота сократилось в 5 раз с 25 млн до примерно 5 млн голов.

Между тем магазины поражали изобилием промышленных и продовольственных товаров, в подавляющем большинстве импортных. Покупательная способность населения уменьшилась в разы. Пенсии и заработные платы стали поистине нищенскими (иногда меньше 1 долл. в день), да и те выплачивались с задержками. Покупательная способность населения резко упала, поэтому и создавалась видимость изобилия. Особенно доконали население резкая девальвация и дефолт в 1998 г. Украина была вынуждена провести переговоры с Парижским клубом кредиторов об условиях реструктуризации и погашения своих внешних обязательств.

Небольшой экономический рост в 2000 г. вместе с астрономической инфляцией примерно в 26 % был обусловлен, с одной стороны, мощной эмиссией на погашение долгов по пенсиям, а с другой стороны, оживлением наших экспортеров после резкой девальвации гривны в 1998 г. А вот 2001 и 2002 гг. принесли ухудшение экономической ситуации. Жесткие меры НБУ по борьбе с инфляцией (2001 г.) после ухода в отставку правительства В.А. Ющенко привели к дефляции и рецессии в экономике.

Так уж получилось (об этом я никогда не говорил), что мне трижды пришлось вытягивать Украину из кризиса и в конце 2004 г. не допустить обвала экономики. Первый и не самый тяжелый кризис случился в 2002 г. Как я уже сказал, этот год был сложным для экономики. Когда в ноябре 2002 г. я принял дела, то обнаружил кассовый разрыв только по социальным выплатам порядка 9 млрд грн. В тех масштабах это была очень значительная сумма. Я никого не стал упрекать, «мол, кто-то что-то разворовал», я просто стал вплотную заниматься народным хозяйством. Для начала договорился с главой НБУ В.С. Стельмахом о некотором смягчении денежно-кредитной политики. Конечно, первый квартал 2003 г. был очень тяжелым, приходилось принимать меры жесточайшей бюджетной экономии. Однако начиная со второго квартала мы выбрались из жесткого бюджетного кризиса и начали реализацию крупных инвестиционных и инфраструктурных проектов.

За 2003–2004 гг. мы построили и ввели в эксплуатацию 2 атомных энергоблока на Ровенской и Хмельницкой атомных электростанциях, чем заложили избыток мощности, необходимой для ускоренного развития народного хозяйства. Это были первые крупные промышленные объекты, построенные за годы независимости Украины. Мы возобновили строительство Приднестровской гидроаккумулирующей станции, крупнейшей в Европе. Приступили и закончили к 2004 г. реконструкцию автомобильной трассы Киев – Одесса. В Киеве было начато строительство двух крупных автомобильно-железнодорожных мостов через Днепр.

По всей стране оживилось жилищное строительство, начались ремонт и строительство школ, больниц, детских садов и других объектов. Значительно улучшились кредитно-финансовые рейтинги Украины. После дефолта и Парижского клуба нам в 2003 г. удалось впервые удачно выйти на мировые финансовые рынки с размещением государственных ценных бумаг. Наш заем был признан лучшим финансовым государственным размещением развивающихся стран на рынках 2003 г.

В 2004 г. на ежегодной экономической конференции Института Адама Смита в Лондоне наша страна была названа «Восточно-Европейским тигром развития». Поднимающейся экономике необходимо было думать о выходе на внешние рынки и закреплении на них. Было принято решение об активизации переговоров по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), а по инициативе В.В. Путина, Н.А. Назарбаева, А.Г. Лукашенко, Л.Д. Кучмы были начаты переговоры по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП), по сути означающего создание общего рынка четырех стран. Все это давало положительные сигналы экономике страны, она успешно развивалась. Соответственно росли доходы бюджета, и уже в августе 2004 г. мы пошли на беспрецедентное увеличение социальных расходов: пенсии были повышены в 2 раза (!), значительно подросли заработные платы бюджетников. Таким образом, населению были компенсированы колоссальные потери, вызванные кризисом 1998–1999 гг. и высоким уровнем инфляции в 2000 г. Была заложена хорошая база для развития внутреннего рынка и активизации мелкого и среднего бизнеса.

Думаю и уверен, что наша работа по созданию Единого экономического пространства с Россией (а в сентябре 2004 г. Верховная Рада Украины ратифицировала договор о создании ЕЭП) стала сигналом для нашей оппозиции и поддерживающих ее спецслужб Запада по подготовке «оранжевой революции». Надо сказать, что ударные силы этой так называемой «революции» стали готовиться и консолидироваться еще со времен акции «Украина без Кучмы». Лозунги у протестующих были практически такие же, как в Сербии и Грузии: «Преступная власть…», «Борьба с коррупцией…». А поводом должны были стать фальсификации, якобы имевшие место на выборах Президента Украины в октябре – ноябре 2004 г.

В итоге под громадным давлением Запада произошел государственный переворот, и к власти была приведена группа Ющенко – Тимошенко. Этим «героям» достались бурные овации всего западного мира. Но ситуация в стране стала стремительно ухудшаться. На планах по созданию ЕЭП был поставлен крест. Были отменены свободные экономические зоны, территории приоритетного развития и другие стимулы успешного экономического развития. С государственной службы было уволено под предлогом борьбы с коррупцией более 20 тыс. специалистов. Однако коррупция, склоки, скандалы на самом высшем уровне получили такое развитие, что уже в августе 2005 г. были отправлены в отставку премьер Ю.В. Тимошенко и секретарь Совета национальной безопасности и обороны П.А. Порошенко. Новая власть успела себя скомпрометировать так быстро, что уже на выборах 2006 г. Партии регионов удалось победить и сформировать в августе 2006 г. коалиционное правительство.

И снова во весь рост встали, по сути, те же проблемы, усугубленные колоссальным разрывом местных бюджетов, получившимся из-за введения центральным правительством новых тарифов на жилищно-коммунальные услуги без соответствующих бюджетных компенсаций. Усугубляла ситуацию активная популистская кампания Ю.В. Тимошенко в западных регионах по отмене повышенных тарифов. Словом, обычная для «оранжевой власти» неразбериха, склоки, постоянная борьба за власть.

До конца 2006 г. нашему правительству удалось решить многочисленные проблемы, и экономика страны стала набирать обороты.

Учитывая катастрофическую ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве, мы решили сделать 2007 г. годом серьезной модернизации этой сферы, прежде всего сосредоточив внимание на ремонте и замене аварийных участков сетей, установке менее энергоемкого оборудования в котельном хозяйстве, замене аварийных лифтов. Впервые за все годы независимости на эти цели была выделена гигантская по тем масштабам сумма – 4 млрд грн. Однако и она при тех объемах модернизации далеко не отвечала потребностям отрасли. Снова были восстановлены многие инфраструктурные проекты, замороженные при «оранжевой власти». В целом 2007 г. получился достаточно удачным. Рост ВВП составил более 7,6 %, остатки на казначейском счете превысили 24,0 млрд грн, что свидетельствовало об устойчивом финансово-экономическом положении страны.

И опять же трудная и тяжелая работа по стабилизации и развитию страны была прервана очередным переворотом (через незаконный роспуск парламента, «стихийные» акции и т. д.). В конце декабря 2007 г. к власти вновь пришла команда Ю.В. Тимошенко. 2008 и 2009 гг. стали, пожалуй, самыми разрушительными для Украины за первое десятилетие XXI в. Свою деятельность в качестве премьера Ю.В. Тимошенко начала с популистского шага – выплаты так называемой «Юлиной тысячи» по вкладам бывшего Сбербанка СССР. Используя и транжиря накопленные финансовые ресурсы, которые планировалось направить на развитие и обновление страны, в том числе и в жилищно-коммунальную сферу, Тимошенко спровоцировала этими выплатами резкий всплеск инфляции, рост цен. Чтобы как-то нивелировать это, национальный банк под ее давлением пошел на ревальвацию гривны (абсолютно не соответствующую текущей экономической ситуации). Грянувший в сентябре 2008 г. мировой экономический кризис Украина во главе с Тимошенко встретила не только неподготовленной, но и с полным отсутствием финансовых ресурсов, необходимых для компенсационных мер. Ситуацию усугубила газовая война с Россией, закончившаяся подписанием крайне жесткого контракта, по которому цена газа для Украины повысилась в 2011 г. по сравнению с 2004 г. почти в 10 раз.

Все это вместе с дальнейшей авантюристической политикой Ю.В. Тимошенко привело Украину к самым катастрофическим результатам за все годы независимости. Тогда страна продемонстрировала самые худшие финансово-экономические показатели. Спад ВВП в 2008–2009 гг. – 15 %, дефицит бюджета – около 15 %, обесценивание национальной валюты – около 80 %. Произошло почти двукратное падение жизненного уровня населения. Даже экстренная помощь Международного валютного фонда в размере 13,6 млрд долл., предоставленная в обмен на обещание Ю.В. Тимошенко поднять пенсионный возраст и повысить тарифы для населения (кстати, не выполненное ею, почему МВФ и прекратил в итоге дальнейшее кредитование), не смогла улучшить ситуацию. Деньги были бездарно растрачены, а экономическая ситуация в стране выглядела безнадежной. Более того, 2009 г. по контракту с Газпромом был последним годом, когда действовала скидка на газ. Начиная с 2010 г. мы должны были платить за газ по формуле контракта – где-то около 400 долл. за 1000 м3, или примерно 1,5 млрд долл. ежемесячно.

Рассказывая о событиях 2008–2009 гг., нельзя не вспомнить об авантюрных попытках сколотить союз между правящей тогда партией Ю.В. Тимошенко и оппозиционной Партией регионов. Именно Ю.В. Тимошенко была основным организатором переворота 2007 г. с незаконным разгоном только что избранного парламента. Именно она вместе с В.А. Ющенко спровоцировала серьезнейший политический кризис. И вот теперь для того, чтобы окончательно убрать В.А. Ющенко из политической жизни, ей понадобился союз с регионалами. Для этого надо было внести изменения в Конституцию, устроить выборы Президента в парламенте, и тогда вся полнота власти оказалась бы в руках премьера, то есть Ю.В. Тимошенко. В том, что ей удастся обмануть В.Ф. Януковича, у нее сомнений не было. В эту игру включились многие, каждый исходя из своих личных интересов.

Мало кто задумывался о губительных последствиях этой авантюры для Украины, и сейчас о ней многим не хотелось бы вспоминать. Но прежде чем рассказать об этой конкретной истории, несколько слов о конституционном процессе. Речь идет о том, как с легкостью на Украине относятся к конституционным основам государства, к Конституции, легко перекраивая или латая ее под конкретных людей и конкретные события.

Я был активным участником конституционного процесса и подготовки первой Конституции Украины 1996 г. Она заменила Конституционное соглашение 1995 г., впервые определившее роль партий и фракций в политической жизни страны. В то время я в основном занимался вопросами бюджетной политики и в Конституционной комиссии отстаивал прежде всего бюджетные нормы и закрепление за представительной властью определения принципов бюджетной политики и права контроля за расходами правительства. Все это было определенно и ясно написано в тексте Конституции 1996 г.

Я с большим энтузиазмом работал над этими положениями и там, где считал возможным, делал конкретные замечания к другим разделам, полагая, что принятие Конституции откроет дорогу для формирования подлинно правового государства, для построения всей системы права на фундаменте конституционных положений. Конституция даст мощный импульс для стабильного развития страны, полагал я.

Несмотря на все свои недостатки, Конституция 1996 г. была достаточно хорошо подготовлена и в общем-то содержала определенные противовесы в распределении полномочий между законодательной и исполнительной властью. В самой же исполнительной власти Конституция 1996 г. предполагала довольно значительный дуализм и перекос в сторону Президента. Дуализм заключался хотя бы в том, что правительство, естественно, было утверждено высшим органом исполнительной власти, а всех руководителей структурных подразделений исполнительной власти назначал Президент. Более того, Президент своими указами, поручениями, распоряжениями имел право давать указания правительству. Но тогда, по логике вещей, Конституция должна была определять Президента не только главой государства, но и главой исполнительной власти. В ряде стран именно так и выписана вертикаль исполнительной власти.

Конституция 1996 г. была в известной степени компромиссом между сторонниками действовавшего тогда Президента Л.Д. Кучмы, который стремился выстроить вертикаль президентской власти, и политиками, проводившими идеологию парламентской республики, во главе с тогдашним председателем Верховной Рады А.А. Морозом. Вот и получился этакий компромиссный вариант сильной президентской власти с элементами парламентского контроля и правительством, отвечающим за все, что происходит в стране, правительством, в котором почти каждый год, как удобные громоотводы, меняются премьер-министры.

Тем не менее принятие Конституции было громадным шагом вперед по пути построения правового государства. В этот судьбоносный день и ночь я двумя руками и пятью карточками депутатов, доверивших мне это дело, голосовал постатейно за Конституцию. Десятки раз переголосовывались отдельные статьи, шли эмоциональные дебаты, но, конечно, тогда не было никаких «мордобоев» или блокад трибун.

Не помню уже почему, но Л.Д. Кучму не устраивала полностью редакция того текста Конституции, и он дал команду П.И. Лазаренко (тогдашнему премьер-министру), а тот, в свою очередь, министрам (а они в большинстве своем были депутатами) не присутствовать в зале. И нам постоянно не хватало 15–20 голосов до 300.

Я предложил А.А. Морозу объявить, что, если в течение двух часов министры не явятся в зал, мы прервем обсуждение Конституции и проголосуем за лишение их депутатского мандата. Это подействовало, и вскоре все министры-депутаты прибыли в зал. Больше всего противоречий было вокруг статуса Крыма, языка, государственного герба и флага. Как известно, по гербу так за 18 лет и не определились. И многие, многие вопросы, которые тогда в ходе дискуссий договаривались решить в течение года, так и остались нерешенными за истекшие годы. И в этом тоже кроется причина многих сегодняшних проблем.

Вспоминаю о таком комичном эпизоде. При обсуждении Конституции 1996 г. вдруг вспомнили о руководителе Национального комитета по радио и телевидению и записали положение о его назначении только с согласия Верховной Рады. Вроде бы и должность не бог весть какая, а тут вдруг высокий конституционный статус. С чего бы это?

Рассказываю, как это получилось. За несколько дней до исторического дня принятия Конституции я и В.И. Суслов – председатели парламентских комитетов по бюджету и финансам, были приглашены на 1-й канал Центрального телевидения (УТ-1), тогда это был главный канал страны. Оставалось несколько минут до эфира, и тут к нам в комнату вошел редактор и сказал, что глава администрации Президента не согласовал наши кандидатуры в эфир. В.И. Суслов встал, откланялся и ушел, а я отказался уходить, потому что посчитал это унижением – не себя лично, а парламента, послал главу администрации куда подальше и потребовал проведения анонсированного эфира. Редактор решил не конфликтовать, и эфир с моим участием прошел. Так вот, когда обсуждался текст Конституции и речь зашла о должностях, которые по статусу согласовываются с Верховной Радой, то я встал и рассказал эту не очень красивую историю. Депутаты с редким единодушием проголосовали за такую норму.

Словом, когда Конституция была принята, многих прошибла слеза. Все понимали важность и историческое значение момента.

Думаю, что вот такого понимания ответственности за столь важное дело не хватило тем, кто впопыхах принимал Конституцию 2004 г., отменял ее в 2010 г. и вновь в абсолютно ненормальной обстановке в феврале 2014 г. еще раз возвращал в жизнь Конституцию 2004 г. За 10 лет Конституция трижды радикально изменялась. Уверен, что те, кто это делал, не только не являются государственниками, но и не понимают элементарной азбуки конституционного процесса.

Именно поэтому я решил рассказать еще об одном эпизоде, о том, как Украина вдруг не стала обладателем «Конституции на двоих».

Сразу же после отставки с поста первого вице-премьера и министра финансов я был избран председателем парламентского комитета по вопросам банков и финансовой деятельности и с головой ушел в относительно новую для меня сферу функционирования финансового рынка.

Через какое-то время мне стали рассказывать о плотных переговорах между Ю.В. Тимошенко и В.Ф. Януковичем по поводу их политического союза. Дело в том, что В.А. Ющенко и Ю.В. Тимошенко, недавние партнеры по организации незаконного переворота путем роспуска только что избранного парламента, разругались в пух и прах. Дошло до взаимных оскорблений в прямом эфире, на государственных совещаниях. В.А. Ющенко своими указами отменял постановления Ю.В. Тимошенко, та демонстративно не выполняла его указы.

А страна между тем катилась в пропасть. Напомню: в 2008–2009 гг. падение ВВП – 15 %, гривна обесценилась вдвое. А впереди президентские выборы 2009–2010 гг. с неясными в этой ситуации результатами. И вот появилась идея: а зачем нужны общенародные выборы президента? Переделаем Конституцию и изберем президента в парламенте. Осталось только договориться, как распределить власть. И вот тут-то пошли долгие и упорные переговоры. Меня к ним не привлекали, а я особенно и не горел желанием в них участвовать.

Я считал эти закулисные торги предательством наших избирателей, после которого у нас, как у политической силы, не будет никакой перспективы. И еще я абсолютно не доверял обещаниям Ю.В. Тимошенко, считал ее недоговороспособной, а ведение таких переговоров абсолютной глупостью. Эту свою позицию я ни от кого не скрывал. В конце мая 2009 г., когда уже все документы были разработаны, согласованы и определено распределение постов, В.Ф. Янукович кратко проинформировал меня. Я высказал ему свою точку зрения, зная, что большинство из его окружения поддерживает данный альянс. Он выслушал мои соображения и сказал, что окончательного решения еще не принял, примет его после праздника Троицы и пригласил меня на богослужение в Лавру.

Хорошо помню этот ясный июньский день, купола Лавры, большое количество верующих. Перед службой ко мне подошел депутат С.В. Левочкин и стал с жаром объяснять, какую колоссальную ошибку мы делаем, давая согласие на альянс с Ю.В. Тимошенко. «Она сейчас отдыхает от “тяжелой работы” и прохлаждается на яхте в Средиземном море, а мне разъяснять в СМИ эту дуристику. Я вас прошу, отговорите его… Виктор Федорович может к вам прислушаться. После службы он дает интервью телевидению. Еще все можно переиграть», – убеждал он меня.

Мне пришлось отказать ему, мотивируя это тем, что буквально накануне я высказал В.Ф. Януковичу все свои аргументы и сегодня в день великого праздника не буду поднимать эту тему.

Вскоре подъехал В.Ф. Янукович, и мы с большим воодушевлением отстояли праздничную службу. Когда она завершилась, Виктор Федорович предложил мне пройтись с ним по Лавре и поговорить с верующими. Они собрались на это праздничное богослужение буквально со всех концов Украины.

Как только мы вышли из трапезной, нас сразу же окружили люди. И немедленно посыпались вопросы: «Неужели вы собираетесь подписать союз с Тимошенко? Она же за НАТО, а вы против. Где же ваши принципы?» В.Ф. Янукович молча слушал эти вопросы, а потом ответил сразу всем. Он сказал, что еще ничего не решено. Мы пошли дальше. Произошло еще несколько таких встреч. Мне запомнилась одна очень эмоциональная женщина, руководитель районной организации Партии регионов из Луганской области. Она жестко набросилась на нас с обвинениями в предательстве: «Разве можно с этими “бандеровцами” заключать какие-либо соглашения? Где же ваши принципы?» Виктор Федорович спокойно выслушал ее, ничего не ответил и направился к ожидавшим его телевизионным камерам для короткого заявления.

Это заявление произвело на всех присутствующих, да и на всю Украину, впечатление очень серьезного и важного события, которое сторонники Партии регионов ждали с нетерпением. Суть этого заявления свелась к тому, что в этот светлый праздник он принял решение взять на себя ответственность и вывести страну из кризиса, он за всенародные выборы президента и будет бороться за этот пост.

Когда я провожал его к машине, он что-то рассказывал о невыполнении Ю.В. Тимошенко каких-то обязательств. Я, откровенно говоря, не очень внимательно его слушал, потому что все это, с моей точки зрения, было не важно. Важно было то, что мы не сделали роковой ошибки, мы не предали своих избирателей. А со всем остальным мы справимся.

Дальнейшее развитие событий показало правоту моих рассуждений. Правление «оранжевых сил» – это разрушение страны. От одной авантюры к другой и так к неизбежной катастрофе. Тогда, в июне 2009 г., мы сумели ее отсрочить по крайней мере на четыре с лишним года.

Ну а в конце 2009 г. по нашей инициативе Верховная Рада Украины приняла решение об увеличении заработной платы и пенсий примерно на 30 %, что в какой-то степени должно было компенсировать населению замораживание заработной платы и пенсий, имевшее место в 2008–2009 гг.

Ю.В. Тимошенко назвала эту нашу инициативу «атомной бомбой» для Украины и призвала президента В.А. Ющенко наложить вето на этот закон. Однако в силу того, что шла избирательная кампания, а В.А. Ющенко сам повторно баллотировался в президенты, он этого не сделал. Тогда Ю.В. Тимошенко, будучи премьером, отказалась выполнить этот закон, чем в общем-то «наказала» каждого украинца на значительную сумму денег.

Я хорошо помню тогда обстоятельный и глубокий разговор с В.Ф. Януковичем о стратегии выхода страны из кризиса (к сожалению, один из немногих в нашей совместной работе). Исходя из структуры и сложности задач, мы выстроили приоритеты. Это не был какой-то официальный документ. Просто в процессе нашей беседы я изложил очередность важнейших задач и сейчас впервые воспроизвожу их. Суть нашей беседы сводилась к следующему:

1. Восстановить нормальные деловые отношения с руководством Российской Федерации, с Президентом России Д.А. Медведевым и премьером России В.В. Путиным. Добиться пересмотра контракта на поставку газа и полномасштабно участвовать во многих кооперационных проектах с Россией, особенно в области космоса, авиации, ядерных технологий и других сферах, довести объем годового товарооборота примерно до 50 млрд долл. Для восстановления доверия и исходя из стратегических интересов Украины принять закон о постоянном нейтралитете Украины и ее неучастии в военных блоках. Восстановить в полном объеме межгосударственные культурные связи. Подумать об устранении одиозных искажений в украинских учебниках. Прекратить антироссийскую риторику и нагнетание всякого рода кампаний, типа годовщины битвы под Конотопом и других подобных тем, вызывающих антироссийские настроения. Мы считали, что со стороны Украины во время правления Ющенко – Тимошенко были допущены весьма серьезные перегибы.

2. С учетом важности модернизации и технологического обновления необходимо восстановить переговорный процесс с Европейским союзом об ассоциации и зоне свободной торговли, однако при этом учесть все те серьезные провалы, которые были допущены при подготовке соглашения по ВТО. Подготовить обращение в ВТО по пересмотру особенно уязвимых позиций.

3. Продолжить и значительно активизировать реформы, которые мы начали еще осенью 2006 г., но не смогли осуществить из-за разгона парламента и отставки правительства. Добиться проведения серьезной дерегуляции и снижения административного давления на бизнес. Необходимо принять Налоговый кодекс, Таможенный кодекс, Трудовой кодекс, необходимые законы в судебной сфере, начать реформы системы криминальной юстиции, прокуратуры… Там значилось и многое другое, о чем я ниже еще буду писать подробно. Учитывая важность проведения реформ, мы обсудили вопрос создания специального органа при Президенте по формированию плана реформ.

4. Важно на достойном уровне провести чемпионат Европы по футболу «Евро-2012» и сделать это настоящей презентацией новой Украины, динамичной и дружелюбной.

Следует отметить, что сложности в этом вопросе были колоссальные. Во-первых, как всегда, не хватало денег, и надо было постоянно решать этот вопрос; во-вторых, подготовка к этому событию была полностью провалена. Во Львове, например, вместо спортивных объектов было чистое поле, в Киеве их реконструкция не вышла из начальной стадии, такая же ситуация была и по многим другим объектам. А ведь к августу 2011 г. все должно было быть готово и продемонстрировано представителям УЕФА. Я рассматривал «Евро-2012» как возможность реализовать крупные инфраструктурные проекты. В соответствующем постановлении правительства по «Евро-2012» были предусмотрены и больницы, и развязки, и мосты, и многое другое.

Учитывая то, что в стране действовала Конституция 2004 г., нам необходимо было договориться с фракциями по составу правительства, с тем чтобы оно могло пройти утверждение Верховной Радой. Мы наметили основу для компромисса. Правда, в результате правительство получилось громоздким и малоуправляемым.

Несмотря на то что в целом эти фундаментальные положения начали выполняться, тем не менее далеко не все пошло так, как задумывалось.

Например, выбор столицы для первого официального визита Президента – Брюссель или Москва? Я был участником долгого разговора В.Ф. Януковича с главой администрации Президента России С.Е. Нарышкиным и покойным ныне послом России на Украине В.С. Черномырдиным. Виктор Степанович с присущим ему напором говорил о символически важном значении первой поездки новоизбранного Президента Украины в Москву – это был бы лучший ответ избирателям и прекрасный сигнал, призванный снять излишнюю напряженность и завалы в российско-украинских взаимоотношениях. Я тоже считал, что единственный партнер, который может реально помочь нам, – это Россия. С Европейским союзом у нас и так были нормальные отношения, поэтому тут и голову ломать не надо.

Однако, к моему удивлению, В.Ф. Янукович проявил непонятное для меня упорство и в течение примерно двух часов очень замысловато излагал свою позицию. Провожая С.Е. Нарышкина в аэропорт, я заметил, что он сильно раздражен по этому поводу, и постарался снять его недовольство единственным, на мой взгляд, убедительным доводом, что Европа на выборах безусловно поддерживала Ю.В. Тимошенко и то, что там признали результаты выборов (а могли и не признать), обязывает В.Ф. Януковича сделать определенные реверансы.

Я недооценил тогда, что эти реверансы могут привести к печальному финалу. Но как говорят в народе: «Задним умом все сильны». Распрощались мы с С.Е. Нарышкиным не в лучшем настроении, но все же черная полоса в наших двухсторонних отношениях была пройдена, и впереди открывались хорошие перспективы.

Говоря об экономической политике, не могу не рассказать еще об одной крупнейшей за всю историю независимой Украины проблеме, которую создал нам 2002 г. Осень тогда выдалась необычайно сухой. За ней наступила неблагоприятная для озимых зима. А тут еще весна и лето выдались необычайно жаркими и засушливыми. Словом, для сельского хозяйства сложились крайне неблагоприятные климатические условия, каких не наблюдалось на Украине десятки лет. В 2003 г. мы собрали (насколько помнится) не более 26 млн т зерновых. Очень мало было собрано продовольственной пшеницы. К тому же на фоне относительно неплохого урожая осенью 2002 г. и зимой 2003 г. Украина активно экспортировала продовольственную пшеницу.

Если память мне не изменяет, на конец декабря 2002 г. объем экспорта составил около 10 млн т. Но уже ранней весной 2003 г. нам пришлось значительно ограничить экспорт продовольственного зерна, а потом и полностью его запретить. Помню, каким только нападкам, как внутри правительства, так и со стороны ЕС, США, а также средств массовой информации, я не подвергался. Мол, я и консерватор, и жесткий администратор, я разрушу аграрный рынок, загублю аграрный бизнес – что только не говорилось в мой адрес!

Надо сказать, что экспортом зерна в основном занимались иностранные фирмы. Они исключительно хорошо зарабатывали на этом (скупали зерно по дешевке у селян, затем продавали его на мировых рынках по хорошей цене и вдобавок получали из казны возмещение налога на добавленную стоимость). Практически ничего не вкладывая в развитие нашего отечественного аграрного бизнеса, они зарабатывали на Украине очень большие деньги. Эти компании имели своих лоббистов в администрации Президента, правительстве, парламенте, в средствах массовой информации. Словом, давление на меня было колоссальным. Приходилось постоянно опровергать всяческие сомнения, слухи, спорить, доказывать. Естественно, на это уходило очень много сил и времени. Но приближалась уборочная, и предварительные прогнозы не оставляли никаких сомнений, что впереди нас ждала катастрофическая ситуация.

В 2003 г. я впервые реально убедился, насколько отчетные данные Государственного комитета по резервам отличаются от фактического состояния дел. По моему поручению контрольно-ревизионное управление проверило наличие продовольственных запасов в системе государства. Были проверены все элеваторы, хранилища. Результаты, мягко скажем, меня ошеломили. Я ожидал несовпадений, но таких масштабов проблемы не мог себе представить. В самый трудный момент страна оказалась без запасов продовольственного зерна.

И опять, к сожалению, в правительстве начались демагогические выступления и бесполезные дискуссии. Один молодой «прогрессивный» министр предложил ничего не делать и оставить все на саморегулирование рынка. Мол, хлебопеки сами закупят на мировом рынке зерно, муку, привезут ее, и никакого дефицита не будет. Правительству не надо вмешиваться в это дело, а тем более тратить деньги на поддержку ценовой ситуации на рынке хлеба. На первый взгляд эта точка зрения выглядела логичной. Однако при внутренней цене продовольственного зерна на тот момент где-то 85 долл. за 1 т на мировом рынке она была порядка 180–200 долл., плюс транспортные расходы, плюс время на доставку.

Надо сказать, что на Украине оппозиция всегда работала по принципу «чем хуже – тем лучше», и это всегда оборачивалось большими потерями для населения. Так получилось и на этот раз. Выступления в Верховной Раде с катастрофическими прогнозами, сюжеты по телевидению, где озабоченные покупатели расхватывали муку (потом мы узнали, кто создавал этот ажиотаж и кто оплачивал эту пропагандистскую кампанию), сработали, и в стране началась паника. Люди в больших объемах стали закупать муку, мучные изделия, крупы. Цены немедленно поползли вверх. К этому времени я изыскал необходимые средства для закупки продовольственного зерна за рубежом, и нам удалось создать значительные запасы муки в крупных промышленных центрах.

Нужно было пресечь демагогию и срочно принимать необходимые меры. Отмечу, что в решающий момент и Президент Л.Д. Кучма и премьер В.Ф. Янукович поддержали мои предложения. Премьер лично встретился с крупнейшими хлебопеками, руководителями торговых сетей, руководителями областных администраций и с присущей ему напористостью и энергией убедил всех принять наши предложения. Закипела работа.

Буквально через пару недель ажиотаж спал, муки везде хватало, под нашим давлением постепенно стабилизировались цены. Однако до конца проблема не была решена. Ажиотаж и закупки населением «впрок» уменьшили и без того недостаточные запасы продовольственного зерна. А надо было дожить до урожая 2004 г. Да и он на тот момент и не «просматривался»: все зависело от климатических условий, а прогнозировать их еще было рано. Дефицит просчитывался где-то на уровне 500 тыс. т. Повторюсь, что цена на мировых рынках была для нас непомерно высока. И страшно обидно было, что свою пшеницу мы за бесценок вывезли за кордон, а теперь должны были покупать ее по высоким ценам.

Надо заметить, что как раз в это время очень активно велась работа по созданию Единого экономического пространства и группа высокого уровня (ГВУ) в составе первых вице-премьеров регулярно встречалась для снятия разногласий с президентами стран ЕЭП. Я очень хорошо помню встречу с Президентом России В.В. Путиным в Ново-Огареве, где после дискуссии по проблемам ЕЭП (прошедшей, кстати, исключительно плодотворно) я обратился к В.В. Путину с просьбой оказать помощь Украине с поставкой продовольственного зерна. Засуха, кстати, затронула и Россию, и там урожай тоже прогнозировался ниже, чем обычно. Однако масштабы посевов зерновых в России позволяли надеяться на возможность решения этой проблемы.

Надо сказать, что В.В. Путин был готов к этому вопросу и мне не пришлось прибегать к какой-то особенной аргументации. Естественно, возникли два вопроса: цена и логистика, то есть из каких элеваторов забирать зерно и какова цена железнодорожных тарифов.

В.В. Путин спросил меня: «Какие предложения по цене, тарифам и элеваторам?» Я ответил, что если говорить о помощи Украине, то цена на продовольственную пшеницу могла бы быть ориентирована на внутреннюю цену в нашей стране. Элеваторы желательно использовать ближайшие к нашей границе, а железнодорожные тарифы должны соответствовать внутренним тарифам, действующим на перевозку пшеницы в Российской Федерации. Еще я попросил, чтобы эти поставки были осуществлены как можно быстрее и завершились к декабрю 2003 г. Эти мои предложения действительно укладывались в контекст оказания реальной помощи Украине, оказавшейся в очень тяжелой ситуации.

Прекрасно зная историю наших отношений с Россией, помня, что наше руководство неоднократно обращалось к ней за помощью, я тем не менее, безусловно, чувствовал себя неудобно в роли просителя. Однако, понимая безвыходность ситуации, надеялся на положительное решение. В.В. Путин никоим образом не дал мне ощутить неловкости, он тут же позвонил министру сельского хозяйства и спросил, из каких близлежащих к границе Украины элеваторов можно осуществить отгрузку в эти сроки. Тот перечислил элеваторы. Все это нас устраивало.

Потом разговор зашел о цене. Министр предложил ориентироваться на цену, действовавшую на то время на внутреннем рынке России, совершенно справедливо полагая, что реализация по ценам ниже приведет к убыткам, которые трудно будет оправдать. Эта цена была 115–120 долл., то есть выше, чем цена, действовавшая на тот момент у нас на внутреннем рынке, но с учетом того, что в условиях неурожая цена имела тенденцию к росту, а поставки должны были завершиться к концу года, я согласился.

«Вот и хорошо», – кивнул В.В. Путин и позвонил премьеру России М.М. Касьянову. Коротко обрисовав ему ситуацию, он попросил оперативно подготовить Постановление правительства России «Об отпуске из Государственного резерва России по фиксированным ценам продовольственного зерна для оказания помощи Украине». Вопрос был исчерпан. Я поблагодарил В.В. Путина. На прощание он сказал мне: «Если вы хотите оперативно получить это Постановление, то присылайте ответственного работника, который будет добиваться его быстрейшей подготовки». Впоследствии я убедился, что мне был дан очень важный совет.

Не буду вспоминать и перечислять все эпизоды, связанные с этой ситуацией, в том числе с подготовкой этого Постановления и, самое важное, с его реализацией. Расскажу только об одном эпизоде. По совету В.В. Путина я сразу же отправил в Москву первого заместителя министра финансов Ф.А. Ярошенко. А сам по телефону контролировал прохождение этого документа в правительстве России. На заключительном этапе все затормозилось у министра финансов России А.Л. Кудрина. Он категорически заявил, что не будет визировать это Постановление, так как считает его убыточным для России. Конечно, с точки зрения министра финансов, какие-то непрямые потери можно было представить, например существовавшие тогда в России разные железнодорожные тарифы для внутренних и зарубежных перевозчиков. Однако этот анахронизм приводил к недобросовестной конкуренции и противоречил правилам ВТО, в которую Россия стремилась вступить. Да и в данном случае речь шла об оказании помощи Украине, и нельзя было все сводить к элементарной бухгалтерии. К тому же предприятия Госрезерва России все равно должны были освежать свои запасы и продавать прошлогоднее зерно.

Однако никакие аргументы на Кудрина не действовали, ну а идти с жалобой на него к Президенту России я считал неправильным. И тогда я прибег к последнему аргументу. Я дал указание Ф.А. Ярошенко зайти к А.Л. Кудрину, еще раз изложить ему все аргументы и, если это не подействует, заявить, что он не уйдет из кабинета, пока не получит подписанный документ. Надо сказать – подействовало. Кудрин позвонил мне, попросил убрать из его кабинета моего заместителя и шутя добавил, что тот «парализовал» работу Минфина России. Я принес свои извинения за бестактность, но убедительно попросил его подписать документ. Мы посмеялись над этим инцидентом, и вопрос был закрыт.

Столь же непросто решался вопрос и с поставками зерна из Казахстана. Потребовались неоднократные обращения к Президенту Казахстана Н.А. Назарбаеву. Так или иначе тяжелейший в истории Украины кризис был разрешен. Наши люди его в принципе даже не заметили, а мы, естественно, не акцентировали на нем внимание. Ведь во многом он был обусловлен нашими ошибками и просчетами, для которых, конечно, можно найти объяснения и оправдания. Но все они были допущены из-за нестабильности и непрофессионализма власти.

Истоки этого кризиса пришлись на переходный период. В октябре 2002 г. правительство А.Г. Кинаха зашаталось, пошли разговоры о новом правительстве, и, по сути, о грядущем 2003 г. старое правительство уже просто не думало. Новое же, придя к власти 22 ноября 2002 г., не сразу оценило обстановку, не сразу самоорганизовалось, в нем существовали разные группы влияния, что не позволяло быстро и оперативно принимать необходимые решения. Близились президентские выборы 2004 г., велась подковерная война против В.Ф. Януковича, а в этой войне все средства были хороши, включая и различные кризисы в стране.

Но, безусловно, главное заключалось в том, что при оценке ситуации в стране самым важным считался финансовый кризис. Вплотную занимаясь им, мы упустили время и запоздали с принятием необходимых решений в области запасов продовольственного зерна. И все-таки в конечном итоге мы не допустили резкого и необоснованного подъема цен на продовольствие, которое обязательно произошло бы, если бы мы не приняли необходимого комплекса мер.

Забегая вперед, скажу, что примерно такая же ситуация, конечно, не такого масштаба, но чем-то очень похожая, сложилась на Украине осенью 2010 г. с гречкой.

Когда в марте 2010 г. я возглавил правительство, какие проблемы представлялись мне главными и первоочередными? Конечно, в первую очередь глубочайший бюджетно-финансовый кризис. Глубокий спад производства, огромный дефицит бюджета, покрывавшийся краткосрочными займами под 32 % годовых, кризисная ситуация в банках, которые перестали отдавать депозиты населению, практическая остановка строительства. Более того, МВФ прекратил кредитование Украины из-за невыполнения условий договора. В свете этих громадных проблем мы вовремя не заметили, что весной 2010 г. примерно на 80 тыс. га сократились посевные площади под гречку.

Когда в мае я рассмотрел баланс по основным группам продовольствия, мне бросилось в глаза это обстоятельство. Однако меня заверили, что и посеянного с учетом переходящих запасов вполне хватит, чтобы обеспечить потребности населения – что-то около 460 тыс. т (привожу по памяти). Я засомневался в этих уверениях и, памятуя о горьком опыте 2003 г., поручил быть готовыми к возможной закупке гречки за рубежом. Но и здесь возникли определенные сложности. Дело в том, что гречку выращивают совсем немного стран: Россия, Белоруссия, в какой-то степени Китай. Как выяснилось, и в России, и в Белоруссии цена на нее значительно выше, чем на Украине, да и излишков у них не было. Оставался Китай. Начались долгие и почти безрезультатные переговоры, а когда наконец мы договорились и начались первые поставки гречки на Украину, то выяснилось, что по своим вкусовым качествам китайская гречка не устраивает украинских покупателей. Ажиотаж, разогретый оппозицией на всяких шоу, привел к резкому увеличению спроса на гречку и соответственно резкому росту цен на нее примерно в два раза. Но гречка – не хлеб, и мы с этим относительно легко справились, хотя критики в мой адрес тогда хватало.

Считаю, что критика была справедливой, поскольку мне с моим опытом ничего не мешало в марте 2010 г. проверить структуру посевных площадей, уточнить прогнозы и скорректировать их, то есть добиться, чтобы гречкой засеяли дополнительно примерно 100 тыс. га. Для нас это не было проблемой. Собственно, в мае я это понял, но было уже поздно. Я слишком доверился Минсельхозу. После этого случая я уже больше никогда не выпускал из виду этого, может быть, и небольшого в масштабах страны, но чувствительного вопроса.

2010 год запомнился мне еще и комичным эпизодом. Стояла изнуряющая жара. Ни в апреле, ни в мае, ни к середине июня не было дождей. Это вызывало определенную тревогу. Я собрал в одном из аграрных институтов под Киевом научных сотрудников и селян, чтобы посоветоваться, что необходимо предпринять в ближайшие дни и как можно поправить ситуацию. Выдался жаркий сухой июньский день. На небе ни единого облачка. В зале душно, участники совещания сидят мрачные, уныло обмахиваясь папками и бумагами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3.1. Предназначение марксизма в глобальной политике

Из книги «О текущем моменте» № 9(69), 2007 г. автора СССР Внутренний Предиктор

3.1. Предназначение марксизма в глобальной политике Надо понимать, что буржуазный либерализм уже к концу первой четверти XIX века породил систему хозяйствования и внутрисоциальных отношений, которые объективно представляют опасность для заправил библейского


4. Текущие процессы в глобальной политике и возможности России

Из книги Интервью длиною в годы: по материалам офлайн-интервью автора Стругацкий Борис Натанович

4. Текущие процессы в глобальной политике и возможности России Чтобы не отсылать читателя к другим работам и обеспечить самодостаточность настоящей записки для понимания, воспроизведём с кое-какими уточнениями некоторые фрагменты аналитической записки из серии “О


О России и политике

Из книги Прибалтика и геополитика. 1935-1945 гг. Рассекреченные документы Службы внешней разведки Российской Федерации автора Соцков Лев Филиппович

О России и политике О РОССИИМы постоянно слышали (да и сейчас слышим), что Россия — особая страна, у нее «собственная стать» и свой путь, которым мы и пойдем. Так ли это? Не напоминает ли это манию величия?Неустроев Виталий. Ижевск, Россия — 01.10.98«Манию величия» мне это не


О работе немцев в Эстонии и внешней политике эстонского правительства. Спецсообщение НКВД СССР

Из книги Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. автора Сталин Иосиф Виссарионович

О работе немцев в Эстонии и внешней политике эстонского правительства. Спецсообщение НКВД СССР Спецсообщение НКВД СССРСОВ. СЕКРЕТНОСПЕЦСООБЩЕНИЕО РАБОТЕ НЕМЦЕВ В ЭСТОНИИ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ЭСТОНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВАНекоторые руководители эстонского правительства все


6. Вопросы экономической войны

Из книги Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. автора Сталин Иосиф Виссарионович

6. Вопросы экономической войны 21-го марта с. г. английский министр экономической войны ВОЛЬМЕР (он же лорд СЕЛЬБОРН) разослал членам английского правительства секретный меморандум о стратегии союзников в области проведения экономической войны в 1942 году.Учитывая, что


О Директиве английского Исполкома политической войны для английской прессы от 3 января 1944 года о политике английского правительства по вопросу о польских границах. Записка НКВД СССР в ГКО

Из книги Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918 — 1939 гг. автора Мельтюхов Михаил Иванович

О Директиве английского Исполкома политической войны для английской прессы от 3 января 1944 года о политике английского правительства по вопросу о польских границах. Записка НКВД СССР в ГКО Записка НКГБ СССР в ГКО СОВ. СЕКРЕТНОэкз. № 4ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ


№ 325 ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ И ПРАВИТЕЛЬСТВА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА

Из книги Китай – великая держава номер один? автора Млечин Леонид Михайлович

№ 325 ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ И ПРАВИТЕЛЬСТВА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА На нашем только что закончившемся совещании в Квебеке мы пришли к следующим решениям в отношении военных операций:1. Северо-Западная Европа. Наше


№ 228 ЛИЧНОЕ и СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ И ПРАВИТЕЛЬСТВА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА

Из книги Преступный режим. «Либеральная тирания» Ельцина автора Хасбулатов Руслан Имранович

№ 228 ЛИЧНОЕ и СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ МАРШАЛУ СТАЛИНУ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ И ПРАВИТЕЛЬСТВА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА На нашем только что закончившемся совещании в Квебеке мы пришли к следующим решениям в отношении военных операций:1. Северо-Западная Европа. Наше


«Равновесие» в политике Польши

Из книги Тайная сторона дела Пеньковского. Непризнанная победа России автора Максимов Анатолий Борисович

«Равновесие» в политике Польши Выход Германии из конференции по разоружению и Лиги Наций привел к ее международной изоляции, что рассматривалось Польшей как благоприятный момент для достижения соглашения. Польское руководство вновь решило показать свою силу и


Пекин в мировой политике

Из книги Подлая «элита» России автора Мухин Юрий Игнатьевич

Пекин в мировой политике В 1949 году Китай был отрезан от всего мира, коммунистическое правительство даже не сумело получить место в ООН. Китайская Народная Республика находилась в изоляции все годы холодной войны. Сейчас страна наслаждается преимуществами


Правительства Черномырдина

Из книги Великая тайна Великой Отечественной. Глаза открыты автора Осокин Александр Николаевич

Правительства Черномырдина


Глава 2. БЛЕФ В ПОЛИТИКЕ — ИСКУССТВО

Из книги Украина на перепутье [Записки премьер-министра] автора Азаров Николай Янович

Глава 2. БЛЕФ В ПОЛИТИКЕ — ИСКУССТВО Рождение Страны Советов в 1917 году буржуазный мир воспринял враждебно. Идеологическая несовместимость, заявленная всеми странами большого капитала, явилась лишь пропагандистским прикрытием огромного желания приобрести контроль над


Немного экономической географии

Из книги автора

Немного экономической географии Российская империя, а потом и ее наследник СССР были расположены в центре материка, окружены другими государствами и почти нигде не имели с ними естественных границ. Последнее время СССР занимал самую большую площадь на планете, но ведь


«Запись бесед Сталина И. B., Молотова В. М., Микояна А. И. с главой германской экономической делегации Риттером» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Ед. хр. 298)

Из книги автора

«Запись бесед Сталина И. B., Молотова В. М., Микояна А. И. с главой германской экономической делегации Риттером» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Ед. хр. 298) Я привожу эту запись в кратком изложении с использованием цитат.19 декабря 1939 г. германская Экономическая делегация во главе с


Приложение 4. Из доклада В. М. Молотова о внешней политике правительства на внеочередной пятой сессии Верховного Совета СССР

Из книги автора

Приложение 4. Из доклада В. М. Молотова о внешней политике правительства на внеочередной пятой сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 годаТоварищи депутаты! За последние два месяца в международной обстановке произошли важные изменения. Это относится, прежде всего, к


О социальной политике правительства

Из книги автора

О социальной политике правительства Любые общественные трансформации и реформы, направленные на повышение конкурентоспособности экономики, при ответственном правительстве всегда ведут к улучшению социального положения людей. Предшествовать этому должен рост ВВП,