Когда Яков Джугашвили оказался в плену (по неопубликованным архивным документам РГАСПИ)

Когда Яков Джугашвили оказался в плену (по неопубликованным архивным документам РГАСПИ)

Возможно, дата возвращения Деканозова столь тщательно скрывалась из-за того, что 19 июля 1941 года кроме указанного обмена произошло еще одно важное событие: Яков Джугашвили – сын предсовнаркома и генерального секретаря ЦК ВКП(б) Сталина, находившийся в немецком плену, именно в этот день написал записку своему отцу. После перестройки в нескольких источниках появилась ее фотокопия с припиской, что это «письмо» было доставлено Сталину «дипломатическим путем». В подписи к этой фотокопии часто сообщалось, что она была приведена в специальном выпуске газеты «Правда», отпечатанном немцами на оккупированной территории и заброшенном с самолетов на советскую землю в августе 1941 г.

«19.7.41. Дорогой отец! Я в плену, здоров, скоро буду отправлен в один из офицерских лагерей в Германию. Обращение хорошее. Желаю здоровья. Привет всем. Яша»

Действительно, такие листовки летом 1941 г. сотнями тысяч сбрасывались на советские войска и в наш тыл. В книгах и исторических исследованиях говорится, что первая листовка с сообщением о пленении Якова Джугашвили была найдена в расположении советских войск возле Никополя 7 августа 1941 г. Однако в фондах РГАСПИ мне удалось обнаружить сообщение о том, что листовки разбрасывались и раньше, причем даже в Подмосковье. Так, жительница Бронниц домашняя хозяйка А. В. Шибанова «ходила в лес 2 августа за грибами и на кусту прицеплену нашла висящию листовку от своего родного врага». Она утверждает в своем заявлении, которое она вместе с листовкой отвезла в Москву и передала в Особый сектор ЦК партии, что «по Бронницкому району нашли таких листовок полные пачки в полях, лесах, в колхозных деревнях» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1554. Л. 11–12).

Однако в Москве уже знали об этом, ведь 19 июля 1941 г. (в день возвращения в Москву Деканозова) ответственный руководитель ТАСС Хавинсон направил секретарю ЦК Маленкову сообщение агентства Гавас-ОФИ о пленении сына Сталина. Из этого следует, что первое документально зафиксированное сообщение ТАСС руководству страны о пленении Якова Джугашвили появилось в тот же самый день, когда он написал записку отцу, а Деканозов доставил ее в Москву, а не 7 августа, когда Жданов передал Сталину немецкую листовку о пленении сына, как считалось до сих пор. Истинная дата первого сообщения о пленении явно скрывалась.

Значит, не в августе, а в июле, именно в тот самый день, когда Яков написал записку отцу, французское агентство Гавас (находившееся на оккупированной немцами территории) впервые сообщило о его пленении. Весьма знаменательно, что почему-то первой это сделала не немецкая пресса. Из этого следует, что 19 июля 1941 г. немцы развернули пропагандистскую кампанию по поводу пленения сына советского вождя, однако начали ее якобы с утечки информации об этом через Францию.

Первое секретное сообщение ТАСС руководству страны о пленении сына Сталина (РГАСПИ. ф. 558. оп. 11. д. 1554. л. 74). Дата «20.VII.», проставленная секретарем Сталина Поскребышевым, скорее всего, указывает, когда с этим документом был ознакомлен его шеф.

Первое сообщение в мировой печати о пленении Я. Джугашвили. Ошибочно указаны его звание и род войск, не указаны имя и фамилия (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1554. Л. 75)

Вполне возможно, что причиной этому могло быть наличие в условиях обмена советской колонии в Германии на немецкие посольство и консульства в СССР пункта о непубликации факта попадания в плен сына Сталина. Серьезный намек на это дает и неправильно указанное в сообщении Гавас его воинское звание, а также род войск (хотя 18 июля уже состоялся его допрос, на котором он ответил на 150 вопросов, причем сообщил все данные о своей службе в Красной Армии, ставшие впоследствии советской и российской официальной версией)[125] и отсутствие имени и настоящей фамилии сына советского вождя. Если учесть приписку в немецких листовках о передаче письма Якова Джугашвили отцу «дипломатическим путем», а также сообщение в «Правде» о прибытии Деканозова в Москву в тот же день, то вполне можно предположить, что именно с последним и было передано это письмо.

Значит, скорее всего, именно поэтому дата обмена и была засекречена, поскольку она, во-первых, подтверждает факт написания этого письма Яковом (ведь некоторые историки и исследователи до сего дня утверждают, что записка Якова отцу – фальшивка, правда, не очень понятно, чья и зачем), а во-вторых, эта дата выявляет путь и время ее доставки адресату.

Подлинность записки Якова Джугашвили подтверждает и то, что первое сообщение берлинского радио о пленении сына Сталина было передано в 12.30 по московскому времени 22 июля 1941 г., через два дня после получения Сталиным весточки от сына и через семь часов после окончания первой бомбежки Москвы, которая велась всю ночь на 22 июля. Очевидно, что оба эти события могли произойти только после обмена – ведь сообщение о пленении Якова могло прервать переговоры об обмене даже через посредников, а бомбардировку Москвы немцы могли начать лишь тогда, когда она уже не ставила под угрозу жизнь сотрудников немецкого посольства (то есть когда обмен состоялся).

Мне кажется, что причиной семи-восьмидневой задержки обмена была необходимость решить до момента его осуществления вопрос о судьбе старшего сына Сталина. По моему предположению, изложенному в книге «Великая тайна Великой Отечественной. Ключи к разгадке», Яков Джугашвили не сдался в плен и не был захвачен в бессознательном состоянии 16 июля, а был интернирован утром 22 июня 1941 г. в поезде, в котором пересек советско-германскую границу 20–21 июня, либо направляясь в служебную командировку, либо в составе советских войск, перебрасываемых согласно договоренности Сталина и Гитлера к Ла-Маншу. Не исключено, что он находился там под чужим именем, поэтому, разыскивая его, советская сторона потребовала передать ей, помимо дипломатов, всех советских граждан, командированных в Германию. И она добилась этого (за исключением экипажей задержанных в Германии советских судов, о которых И. Бунич написал, что они специально были посланы в Германию, так как Гитлеру очень не хватало тоннажа для операции «Морской лев»[126]). Однако не исключено, что именно эта настойчивость и насторожила немецкие спецслужбы, дав возможность опознать старшего сына советского вождя.

По неизвестной причине на большинстве первых снимков, сделанных в плену, Яков Джугашвили окружен офицерами и унтер-офицерами люфтваффе. А его первый допрос почему-то проводился 18 июля 1941 г. в штабе авиации 4-й Армии, хотя в первом сообщении берлинского радио о его пленении сообщалось, что он был «солдатами захвачен в плен у Сеймо[127] к востоку от Витебска…» Причина, возможно, заключалась в том, что Якова надо было срочно доставить самолетом в Свиленград в день обмена – для предъявления его бывшему советскому послу в Берлине и замнаркома иностранных дел СССР Деканозову.

Фрагмент первой страницы протокола допроса Я. Джугашвили от 18 июля 1941 г., из которого следует, что он проводился у командующего авиацией 4-й армии капитаном Ройшле и майором Холтерсом. Этот фрагмент неоднократно публиковался. Вот его дословный перевод (он был приложен к тексту):

«3 мотострелковая рота военных корреспондентов. 18.7.41

Допрос военнопленного старшего лейтенанта Сталина у командующего авиацией 4-й армии. Допросили капитан Реушле и майор Гольтерс 18.7.41 г. – Передано кодом по радио.

– Разрешите узнать Ваше имя? – Яков.

– А фамилия? – Джугашвили…»

(РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1554. Л. 40)

Последнюю же страницу этого 33-страничного отчета не публиковали ни разу. Вот она:

А вот последняя страница перевода, прилагавшегося к немецкому тексту протокола:

«Не правда ли, трудный вопрос? Многие командиры, которые были взяты в плен, в том числе и высшие офицеры, говорили, что у них как бы завеса упала с глаз и они теперь видят, куда вела их вся система.

Капитан Реушле.

Верно: Френкина».

(РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1554. Л. 73)

Конечно, у таких признаний было мало шансов быть опубликованными в СССР. Мне, однако, кажется, что главной причиной был не сам текст, а сделанная над подписью капитана Ройшле наискосок красным карандашом и им же подчеркнутая пометка: «23.06.». Полагаю, что пометка эта указывает истинную дату допроса Якова Джугашвили – 23 июня 1941 г. И сделана она была отнюдь не в момент подписания протокола, а значительно позже, возможно когда Яков уже погиб, для точной датировки этого допроса как реального события, а не легенды, которой оно прикрывалось (сработала немецкая педантичность!).

А летом 1941 г. немцы готовились к тому, чтобы развернуть вокруг пленения Якова Джугашвили крупнейшую пропагандистскую кампанию, и понимали, что советские спецслужбы и пропаганда сделают все, чтобы доказать, что все заявления и публикации фашистов о пленении сына советского вождя – фальшивка. Потому наверняка и снимали его на кинопленку[128] и записывали его допросы на магнитофон. Можно даже предположить, что Якова привезли к поезду, в котором везли советских дипломатов, и показали Деканозову. Не потому ли составы стояли больше недели на границе, что советская сторона требовала подвезти недостающих советских представителей, имея в виду в первую очередь Якова Джугашвили, возможно под чужой фамилией? Перед этой встречей немцы могли сообщить Якову о выявлении его истинного имени и решении исключить его из обмена и предложили тут же написать записку отцу и передать из рук в руки Деканозову. Причем все это могло быть заснято несколькими кинокамерами и одну из пленок в непроявленном виде в запечатанной коробке могли вручить Деканозову для передачи Сталину.

Если все так и было, то можно предположить, почему на большинстве фото, сделанных летом 1941 г., Яков окружен немцами в форме люфтваффе, а не танкистами. Здесь возможны два варианта. Первый – если немецкие спецслужбы с самого начала знали, что красивый грузин-инженер – это старший сын Сталина (либо узнали об этом 22 июня, прочитав адрес его неотправленной открытки при задержании). Как могли при этом выглядеть их действия, мною подробно описано в книге «Ключи к разгадке» [62. С. 327–407]. Второй – если до 16 июля никто в Германии понятия не имел о том, что грузинский инженер в военной (а скорее в гражданской) форме – сын советского вождя. К поезду с советским посольством и другими советскими гражданами, стоящему у Свиленграда, доставляли все новых людей, пока наконец где-то в Германии среди задержанных советских людей не опознали Якова.

Его приказали срочно доставить к поезду в Болгарии, для чего сначала перебросили самолетом на захваченную немцами территорию СССР и выбрали (возможно, даже согласовали с советскими «компетентными органами») легенду его попадания в плен, так как обе стороны были заинтересованы в сокрытии правды о реальном участии Якова в совместной транспортной операции. Какое-то время ушло на его экипировку и согласование вопросов с высшим руководством рейха. В это время он находился на аэродромах, поэтому на фото всегда окружен немцами в летной форме, и это косвенно подтверждает, что не танкисты генерала Шмидта, как писали об этом немецкие газеты, взяли Якова в плен.

Есть еще одно важнейшее событие начала Великой Отечественной войны, произошедшее в роковой день 19 июля 1941 г., – в тот день Сталин был назначен (а фактически сам себя назначил) наркомом обороны. Причинно-следственные связи этих событий весьма сложны, но понятны. Интересно установить их последовательность: Сталин решил взять всю полноту власти на себя, получив записку Якова и осознав, что оказался «на крючке» у Гитлера, или Гитлер, узнав о таком его решении, нанес ответный удар – объявил, что сын советского вождя и наркома обороны сдался в плен, значит, сопротивление бессмысленно?[129]

На первых фото пребывания Якова Джугашвили в плену он почему-то все время окружен офицерами и унтер-офицерами в форме люфтваффе.

22 июля 1941 г. Хавинсон на бланке ТАСС пишет Сталину письмо № 788с: «Направляю для сведения материал “Фашистский бред” и клеветническое сообщение Германского информационного бюро» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1554. Л. 77). К нему приложены два документа. Первый – сообщения из Берлина от 21 июля с комментариями по поводу назначения Сталина наркомом обороны (Там же). Второй – сообщение Германского информационного бюро от 22 июля, где впервые названа артиллерийская часть, в которой якобы служил Яков Сталин (14-й гаубичный полк 14-й танковой дивизии), и назван другой населенный пункт, возле которого он был взят в плен – Лиозно. Именно так будут потом излагать пленение сына Сталина советские, а затем и российские историки. В том же письме указывается, что первый допрос Якова состоялся в штабе генерала Шмидта (Там же. Л. 79).

25 июля Хавинсон посылает Сталину для ознакомления отклики на сообщения о пленении Якова под заголовком «Гнусные измышления Германского информационного бюро». Среди них стоит отметить такие: «Сталин окончательно разоблачен собственным сыном». «Дело Якова Сталина превращается в дело Иосифа Сталина». «Советы утверждают, что они якобы захватили в плен генерала Шмидта» (Там же. Л. 80–82).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Как попал в плен Яков Джугашвили

Из книги Великая тайна Великой Отечественной. Ключи к разгадке автора Осокин Александр Николаевич

Как попал в плен Яков Джугашвили Несколько слов о биографии старшего сына вождя В свете предложенной мной новой гипотезы начала войны совершенно неожиданное объяснение получает загадочная история пленения сына Сталина Якова Джугашвили.Но вначале несколько слов о


Подлинные документы Я. Джугашвили

Из книги Гибель советского кино. Тайна закулисной войны. 1973-1991 автора Раззаков Федор

Подлинные документы Я. Джугашвили Паспорт (см. с. 5 Фотоприложений) действителен по 4 апреля 1941 г., значит, во-первых, он был выдан 4 апреля 1936 г., так как в то время паспорт выдавали на 5 лет, а во-вторых, 22 июня 1941 г. был просроченным (хотя вполне возможно, что на одной из его


Воронежский вариант темы «Пленение Якова Джугашвили»

Из книги Афганская война Сталина. Битва за Центральную Азию автора Тихонов Юрий Николаевич

Воронежский вариант темы «Пленение Якова Джугашвили» Еще одна версия пленения Якова Джугашвили неожиданно возникла в самые последние годы, и связана она с «воронежской» темой в его жизни. Эту тему развивает воронежец Павел Лебедев, утверждая, что Яков проходил летние


Если Дюк оказался вдруг…

Из книги Секреты американской космонавтики автора Железняков Александр Борисович

Если Дюк оказался вдруг… Между тем вскоре после партийной конференции в киношной среде четко обозначился определенный раскол между интеллектуалами (приверженцами авторского кинематографа) и «кассовиками» (приверженцами развлекательного кинематографа). Этот раскол


Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)

Из книги Пароль получен автора Прудников Михаил Сидорович

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) Фонд В. ЛенинаРГАСПИ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 210.Секретариат В. ЛенинаРГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2116, 2155, 2179.РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 3. Д. 577.Фонд И. СталинаРГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 184, 251.ЦК РКП(б) — ВКП(б) — КПССРГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 338,


Глава 12 «Авангард», который оказался в арьергарде

Из книги Великая тайна Великой Отечественной. Глаза открыты автора Осокин Александр Николаевич

Глава 12 «Авангард», который оказался в арьергарде 29 июля 1955 года пресс-секретарь Белого дома Джеймс Хэгерти официально объявил о предстоящем запуске искусственного спутника Земли «Авангард». Такое название было дано аппарату не случайно. По замыслу американских


1. Как господин Шварц оказался во Львове

Из книги Сто суток войны автора Симонов Константин Михайлович

1. Как господин Шварц оказался во Львове Он хромал. По старался шагать так, чтобы никто не обратил на него внимания. Стиснув зубы, превозмогая жестокую боль, пытался идти ровно, как можно меньше припадая на правую ногу.Куда он шел под знойным солнцем по улицам Львова? Ни


Документы, принятые ГКО СССР 1–3 июля 1941 г. (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2)

Из книги Школа жизни. Честная книга: любовь – друзья – учителя – жесть (сборник) автора Быков Дмитрий Львович

Документы, принятые ГКО СССР 1–3 июля 1941 г. (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2) Постановления ГКО От 1.VII.41 г. 1сс. «Об организации производства средних танков Т-34 на заводе «Красное Сормово». – ОП (не на бланке ГКО, подписи на Постановлении нет, на письме Малышева имеется подпись Сталина. –


Важнейшие решения Политбюро за 18 июня – 3 июля 1941 г. (выборка) (РГАСПИ. Д. 1041. Протокол № 34)

Из книги Загадка Фишера автора Мансуров Евгений Александрович

Важнейшие решения Политбюро за 18 июня – 3 июля 1941 г. (выборка) (РГАСПИ. Д. 1041. Протокол № 34) П. 34/53 от 18.VI.41 г. «О первом секретаре Новосибирского обкома ВКП(б)». Это последнее предвоенное решение с визой Жданова и Сталина. П.34/90 от 21.VI.41 г. «Об отпуске Дукельскому» (нарком


Постановления Государственного Комитета Обороны (выборка) (РГАСПИ. Фонд 644)

Из книги автора

Постановления Государственного Комитета Обороны (выборка) (РГАСПИ. Фонд 644) Постановление ГКО № 2сс от 1.VII. 41 г. «О производстве танков КВ-1 на Челябинском тракторном заводе» – ОП. Исходный документ – письмо наркома Малышева с просьбой утвердить Постановление,


Как договаривались об обмене посольств в Москве (по не публиковавшимся ранее в широкой печати документам АВП РФ)

Из книги автора

Как договаривались об обмене посольств в Москве (по не публиковавшимся ранее в широкой печати документам АВП РФ) Вопрос об обмене сотрудников советского и германского посольств возник 22 июня 1941 г. в начавшейся в 5.30 утра беседе Молотова с послом Шуленбургом, который


76 «…когда мы встретились с Балашовым, он был уже три раза легко ранен. Положение под Одессой было тяжелое, и, честно говоря, я не думал, что еще когда-нибудь встречу его живым и здоровым»

Из книги автора

76 «…когда мы встретились с Балашовым, он был уже три раза легко ранен. Положение под Одессой было тяжелое, и, честно говоря, я не думал, что еще когда-нибудь встречу его живым и здоровым» Прежде чем рассказать о судьбе комиссара 287-го полка Никиты Алексеевича Балашова, хочу


Как Лискевич оказался во Львове

Из книги автора

Как Лискевич оказался во Львове Когда-то чернокнижники представляли собой особую касту, держались вместе и берегли свои тайны и свое мастерство как зеницу ока. А если уж кто присоединялся к их обществу, то не имел права покинуть его и с людьми общаться. Жили чернокнижники


Аннета Мейман Когда бьют – больно, а когда молчат – больнее

Из книги автора

Аннета Мейман Когда бьют – больно, а когда молчат – больнее Я пошла в 5-й класс в 60-м (неужели это было так давно?!). И почему-то именно в этот момент у меня возникли проблемы с самооценкой. Я была худенькой, невысокого роста, с толстенной, до попки, косой и веснушками по всему


VII …бойцом не оказался

Из книги автора

VII …бойцом не оказался ГАЗЕТА «НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС» (США): «Фишер сам просрочил время на своих часах и потерял шахматную корону, так и не сдвинув с места пешки, чтобы защитить свой титул».Т. ПЕТРОСЯН (СССР): «Матч не состоялся по вине Роберта Фишера…»ГАЗЕТА «КРИСЧЕН САЙНЕС