САМОУБИЙСТВО ПРЕДОТВРАЩЕНО

САМОУБИЙСТВО ПРЕДОТВРАЩЕНО

В кабинете только двое. Спокойный, немного усталый полковник и Дарья Ясинская, у которой от волнения лицо покрылось красными пятнами. Долго молчат.

Иван Иванович Чубенко внимательно изучает написанные мелким почерком слова на папиросной бумаге.

— Вот видите — обращение к руководителям провода. Профессор хочет денег. А вот — информация о военных объектах, об экономическом положении, в частности данные о Львове. Схемы, условия связи… Эти документы дорого стоят. Вы бы, конечно, получили большую сумму, если бы перевезли их за границу.

— Я ничего не знаю. Меня привезли к вам без оснований. Я подданная другого государства, и вы не имеете права меня задерживать.

— Но у подданной другого государства в корешке книги обнаружены документы, которые свидетельствуют о шпионско-разведывательной деятельности.

— Эту книгу мне подарил незнакомый мужчина…

— Так просто подарил?

— Я думала — добрый человек. Вы же сами видите, я интересуюсь флорой Львовщины, записываю названия растений.

— Но в корешке книги обнаружены эти документы.

— Они не мои. Я ничего не знала.

— Какой он на вид, тот мужчина?

— Молодой, чернявый, в сером костюме. Назвался Владимиром.

— Это тот, с которым вы познакомились в Одессе?

— А откуда вы знаете?

— Мы знаем и то, что вы фотографировали военные объекты. Вот заявление проводницы. Она так и пишет: «Туристка из шестого купе фотографировала воинские части, оборонные объекты». Что вы можете на это ответить?

— Мне известно, что в моем фотоаппарате пленка без военных объектов.

— Мы ждем от вас правдивых объяснений…

— Я говорю правду…

Полковник снял трубку:

— Прошу лейтенанта Загайного зайти ко мне…

Через минуту Владимир открыл дверь. В том же костюме, в котором он был в Одессе, подтянутый, спокойный…

— Володя, скажи им, — вскочила Дарья.

Но Владимир отрапортовал:

— Товарищ полковник, лейтенант Загайный по вашему вызову прибыл.

— Садитесь, Владимир Емельянович! Будете записывать показания госпожи Ясинской.

Ясинская встала, хотела сделать шаг, но вдруг начала кусать воротник платья.

— Ампулку с ядом вам заменили еще в Одессе, — успокоил ее полковник. — Вы же были «невестой» Володи. А он не мог допустить, чтобы вы воспользовались таким примитивным методом самоубийства, да еще в решающую для вас минуту!

Это был точный удар. Такого конца она не предвидела. Голджерс сам уговорил ее взять эту ампулу на случай провала. Теперь ее родители не получат большой суммы, на которую она себя застраховала. Села, слабым голосом начала:

— Ваш выигрыш! Мне не повезло. Я дам объяснения. Расскажу о Паськевиче, Голджерсе и других. Но… не этому человеку. Не могу смотреть на него.

— Пожалуйста, пройдемте в другую комнату, — предложил полковник. — Помочь или вы сами встанете?

Ясинская вышла.

Вскоре Иван Иванович вернулся в свой кабинет. Лейтенант ждал. Был взволнован.

— Ну вот, Володя, Ясинская дает показания Панчуку. — Полковник сел за стол, подпер рукою щеку.

— Наконец все кончилось — и без выстрела, Иван Иванович! — проговорил Загайный.

— Нет, ошибаетесь, Владимир Емельянович, — тихо ответил полковник. — До конца еще очень далеко. Дело только начинается…

А за окном во Львове зеленело прекрасное лето.


Следующая глава >>