8. У десяти зятьев все мило, у одной невестки - все противно

8. У десяти зятьев все мило, у одной невестки - все противно

Корейский язык отразил и закрепил окончательно сформировавшееся к XVIII веку представление о разделении ролей мужчины и женщины в обществе. Слова паккат сарам ("внешний человек") и ане ("внутренний человек") встали в ряд многочисленных синонимов, существующих для обозначения мужа и жены. Сын наследовал положение отца во "внешнем" мире, а невестка - положение свекрови в мире "внутреннем". На этом зиждился Высший Порядок. Так воспринимались развитие и поступательный ход времени. Так можно объяснить, почему свекровь, а не мать, играла главную роль в жизни любой замужней кореянки. Траур невестки по свекрови длился 3 года, а по родной матери - только год. В социальном плане свекор был более значительной фигурой - мужчина, глава семьи и клана, кормилец, чей успех или падение означали радость или горе для каждого члена его семьи. Но сфера его деятельности находилась за пределами дома. Он был далек и недосягаем, как луна на небосклоне. А свекровь всегда была рядом, безгранично царствуя на женской половине.

"Дочь дважды огорчает родителей: когда рождается и когда выходит замуж". В каждой девочке с самых ранних пор воспитывали сознание того, что она скоро покинет родной дом и поступит в распоряжение свекрови, которой должна будет полностью подчиниться и тем самым исполнить свой высший долг - долг дочерней почтительности. Этот своего рода психологический тренинг облегчал разлуку с родителями, братьями и сестрами и позволял молодой женщине, превратившись из "дочери такого-то" в "жену такого-то" и очутившись в чужом доме среди незнакомых лиц, должным образом адаптироваться и принять тот образ и модель поведения, которых требовали от нее члены новой семьи и, в первую очередь, свекровь. Счастлива была та невестка, которой это удавалось.

Как сообщают летописи, если жена не проявляла почтительности к свекрови, муж имел право изгнать ее из дома уже во времена династии Корё. Скажем, при короле Ыйджоне (1146-1170) некто Ян Вонджун изгнал свою жену вместе с сыном по причине ее неповиновения его матери. Жена безуспешно просила прощения. Другой аналогичный случай произошел, когда человек по имени Чхадал изгнал жену и провел остаток жизни с матерью, так и не женившись вновь. Его превозносили в обществе как образец сыновнего послушания.

В 1627 и 1636 гг. Корея дважды испытала нашествия маньчжурских войск, во время которых были захвачены в плен тысячи женщин. Впоследствии некоторых из них правительство выкупило, но родственники не приняли их назад как "оскверненных". Бывшие пленницы провели остаток жизни рабынями государственных учреждений, независимо от того, какой статус они занимали до пленения. Были и другие судьбы, не менее печальные. "Летопись династии Ли" сообщает, что в 16-й год короля Инджо (1623-1649) некто Чан Ю направил в Управление по правам письмо, в котором извещал, что отказывается принять в дом невестку, вернувшуюся из плена. Видимо, эта женщина принадлежала ко двору, ибо была захвачена врагами при разгроме королевской резиденции на острове Канхва. Король решил в прошении отказать, чтобы "не создавать нежелательный прецедент". После смерти Чан Ю тот же вопрос подняла его вдова, выдвинув обвинение невестке в "непочтительности к свекрови". На этот раз иск был удовлетворен. Можно только предполагать, что пережила несчастная женщина, живя в доме, где ее ненавидели и осуждали.

Непочтительность к свекрови считается достаточным поводом для развода и сегодня, но многим современным кореянкам подобное обвинение больше не кажется синонимом страшного преступления. Из выступления в "Korea Times" Ким Ёнок, преподавательницы женского университета Сунмён в Сеуле:

"Время от времени мы читаем в газетах о несчастных мужьях и женах, чьи отношения закончились разводом. Все эти истории различны, но их роднит то, что во всех случаях мужья пользуются привилегиями, поскольку живут в обществе, где доминирует мужчина. Один из недавних случаев: муж подал на развод, поскольку жена была непочтительна к свекрови. Может ли такая причина привести к разводу? Если жена пренебрегает своим мужем и детьми, а также домашними обязанностями - это причина, но непочтительность к свекрови? Это просто поражает меня. За мою 40-летнюю жизнь я никогда не слышала о мужьях, с которыми развелись, поскольку они были непочтительны к родителям жены. Если бы такое произошло, жену осудили бы за то, что она зашла слишком далеко.

Когда люди женятся, они берут в супруги друг друга, а не семью. Конечно, семьей нельзя пренебрегать, но не это составляет суть семейных отношений. Это смешно, что родственники мужа даже не сомневаются в необходимости критиковать жену, в то время как родственники жены должны быть неизменно добры к мужу, называя его "гостем на сто лет". И не надо больше говорить, что это обычай. Это унижение человеческого достоинства и нарушение равноправия.

Непочтительность жены к родственникам мужа - это обычно вина не только женщины. Это может быть следствием неправильных установок, существующих внутри семьи. Я убеждена, что любой мужчина, если бы он хоть один день испытал на себе сиджип сари (жизнь замужней женщины в доме мужа - Т. С), начал бы после этого жаловаться. Корейские мужья должны знать, что корейские жены живут как монашки, все снося ради мира в семье. Вместе с тем они должны понимать, что и у жен есть "пять желаний и семь эмоций", которые прорвутся со временем.

В мае 1994 года Сеульский суд впервые в истории страны признал некую госпожу Пак виновной в распаде семьи ее сына и постановил, что она должна выплатить 70 млн. вон пострадавшей - невестке по фамилии Чо. Вина Пак состояла в том, что она довела семью до развода непрестанными попреками в "маленьком" приданом, которое составляло 50 млн. вон. "Пак должна заплатить эту компенсацию, потому что она поставила невестку в невыносимые условия вместо того, чтобы прилагать усилия к достижению мира в семье", - таково было решение суда. Что касается мужа, некоего Су, то судья признал его также ответственным за то, что он не заступился за жену, а был заодно с матерью, прибегая даже к физическому насилию в решении вопроса. Чо встретила Су в 1992 г. через брачного посредника и подала в суд всего через несколько месяцев после свадьбы, ибо больше не могла сносить упреков свекрови. Официальный представитель суда заявил: "Это первый случай, когда третье лицо признается ответственным за распад семьи и приговаривается к выплате компенсации".

С давних времен почтительность к свекрови культивировалась как высшая добродетель "образцовой женщины". Составленные в разное время уложения законов трактовали ее как императив. Она составляла главное содержание доступной женщинам классической китайской литературы и вдохновляла корейских писательниц на создание нравоучительных произведений. Обращусь к тем страницам мемуаров принцессы Хегён, где она рассказывает о своей матери, которая, по ее мнению, в полной мере соответствовал идеалу. Среди прочих достоинств почтительность к родителям мужа упоминается здесь в первую очередь.

"Мама была не только педантична в выполнении поминальных обрядов по предкам, но и ревностно исполняла свои обязанности по отношению к родителям мужа. Будучи чрезвычайно трудолюбивой, она пряла и шила день и ночь, иногда - до самого рассвета. Чтобы скрыть это от наблюдательных слуг и избежать похвал за необычайное трудолюбие, она вешала на свои окна стеганые одеяла, когда работала по ночам. От работы холодными ночами ее руки стали шершавыми, но она, похоже, не обращала на это никакого внимания. Каждый день она вставала очень рано и после утреннего туалета пунктуально навещала свою свекровь, никогда не изменяя этому правилу. Мама никогда не позволяла себе идти к ней, не причесавшись и не заколов аккуратно волосы или не одевшись подобающим образом. Манера, с которой она служила своему мужу, была необыкновенна. Я не могу забыть, как отец полагался на нее и насколько он ценил ее мнение.

Отец и мама были скромны в быту и неизменно носили простую одежду. Также одевали и детей, хотя никогда не было такого, чтобы дети были одеты не по сезону или неряшливо. Наша одежда была из грубой ткани, но всегда чистая. Мама умела скрывать свои чувства и на семейных советах всегда была приветлива, но серьезна. В семье не было никого, кто бы не восхищался ею и не уважал ее.

Ее отец умер сразу же после ее бракосочетания, и мама не могла воссоединиться с мужем целый год после свадьбы (из-за траура, во время которого супружеские отношения были запрещены). Еще через год умерла ее мать. Тогда мама не могла долго оставаться в родительском доме, и лила слезы, расставаясь с братом и его женой, которых почитала как своих вторых родителей.

При дворе к маме относились с почтением и учтивостью. Должно быть, причиной тому были ее неизменно обходительные манеры и ее речь - выразительная, и вместе с тем обдуманная и благородная. Мама всегда вызывала восхищение фрейлин, которые превозносили ее до небес".

Выдав свою 9-летнюю дочь замуж за наследника престола, мать расстается с ней навсегда. Драматичны последние минуты, проведенные ими вместе. Изо всех сил стараясь скрыть свои переживания, мать дает дочери последний совет: "Если вам случится загрустить по своим родителям, то не лейте слез, а старайтесь как можно более истово служить своим новым родителям". "Чтобы не волновать меня, мама говорила это спокойно, но садясь в паланкин, она разрыдалась и стала умолять фрейлин, чтобы они позаботились обо мне",- так заканчивает рассказ о своей матери принцесса Хегён.

Как-то раз мне случилось некоторое время работать в небольшой торговой фирме на Итхэвоне - в районе неподалеку от американской военной базы, известном своими магазинами и качественными товарами. Фирма была семейная: хозяин (он относился ко мне очень хорошо, прямо-таки по-родственному и использовал каждую возможность, чтобы накормить чем-то с его точки зрения вкусным или пригласить туда, где я еще не бывала, скажем, в караоке), трое его сыновей и двое их друзей. Расположена она была в двух комнатах собственного жилого дома, поэтому я часто видела хозяйку и ее невестку. Тогда я впервые наблюдала быт корейской семьи в реальности и кое-что смогла подглядеть.

Упомянутая невестка (ее звали Ынян) была женой старшего сына Сонджина - высокого,стройного, красивого, но пустого и ленивого молодого человека. Они познакомились в Японии, где Сонджин несколько месяцев учился. Влюбившись, она согласилась покинуть своих родителей, которые, являясь этническими корейцами, живут в Японии уже не первое поколение, и поехать за ним в Корею, не зарегистрировав отношения официально.

По корейской традиции, выходя замуж, жена должна одарить всех родственников мужа подарками, а также обставить дом. Мужчина обязан купить квартиру или дом (поэтому многие мужчины женятся весьма поздно - к 30 годам и позднее) и подарить жене драгоценности. Сонджин купил дом. Ынян его обставила, благо их семьи весьма состоятельны. Но жить в этом доме им практически не удавалось. Каждое утро муж отправлялся в дом к отцу - помогать на фирме. Ынян ехала с ним и целый день готовила, мыла, стирала, убиралась, выполняя поручения свекрови. Лишь поздно вечером они возвращались домой.

Ынян хотела зарабатывать переводами с японского, но семья мужа ей этого не разрешала, как не разрешала и выходить на улицу "без нужды". Чтобы не было лишнего соблазна, денег на карманные расходы ей не давали. Сонджину нередко звонили в офис особы женского пола, не желавшие себя назвать. Это становилось причиной семейных скандалов, во время которых муж нередко поднимал руку на жену. О том, чтобы уйти от Сонджина, Ынян и не думала: любовь, да и люди осудят. Она несколько воспрянула духом, когда забеременела. Тогда в доме заговорили об официальном браке, назначив свадьбу через несколько месяцев, а невестке разрешили оставаться дома. Я довольно быстро уволилась из той фирмы и не увидела, насколько изменилась жизнь Ынян после родов... Узнав позднее, что у нее родился сын, я мысленно поздравила ее. При такой властной женщине как ее свекровь, ей всегда будет несладко, но рождение сына, несомненно, повысило ее статус в доме.

Одним из самых моих любимых видов отдыха было бродить по Инсадону - району Сеула, известному своими антикварными и сувенирными лавками, картинными галереями и фешенебельными чайными домами и кафе. Нередко я заходила в магазинчик "Пэмгуса", торговавший чудесной керамикой и сувенирами. Особенно много было в нем масок, и хозяин с удовольствием мне о них рассказывал, если не было других посетителей. Почти все маски были мужские - янбан, деревенский старейшина, монах-нарушитель обетов, старый холостяк, слуга-балагур и т. д. Женских масок было две - старухи (черного цвета, который символизировал старость) и молодой женщины (белого цвета, который символизировал молодость и красоту). Я ходила в этот магазинчик на протяжении трех лет и обратила внимание на то, что когда маски распродавались и им на смену поступали новые, их внешний вид ничем не отличался от того, какой был прежде, за исключением маски молодой женщины. Иногда она широко улыбалась, а иногда ее рот оставался плотно сомкнутым. Я спросила хозяина о причине. "Улыбаться широко, хотя и не показывая зубов, имела право только та молодая женщина, которая родила мужу сына. А у той, у которой сына еще не было, не было и резона улыбаться",- пояснил различие продавец.

Я познакомилась с еще одной корейской свекровью, когда один из моих студентов - очень импозантный и способный - вернулся со стажировки в Москве и привез с собой юную жену - казашку. Назову их Он и Она. Это была удивительная история.

Он познакомился с Ней в доме у какой-то русской старушки, к которой пришел, узнав, что она недорого сдает комнату. Она - студентка заочного отделения экономического института - жила в той самой комнате, которую Он хотел снять, и в тот день уже собиралась уезжать домой. Было 1 мая, и старушка предложила уезжающей жиличке и вновь прибывшему жильцу посидеть за столом и отметить праздник. Посидев рядом с Ней, Он понял, что не хочет расставаться. Удивляясь собственной смелости, Он попросил девушку остаться хоть на один день, и Она - неожиданно для себя - согласилась. Потом Она уехала, а он, хотя и был стеснен в средствах, каждый день звонил Ей в Талды-Курган. Вот когда ему пригодились занятия русским языком! Через полтора месяца он поехал туда сам. В аэропорту его встречала вся мужская часть Ее большой семьи.

В Корею Он возвратился уже с женой. Тихая и скромная, Она сразу попала под власть свекрови, у которой Он был единственный сын, а муж давно умер. Кореянки говорят, что это самый "трудный" муж из всех возможных. С "трудностями" Она столкнулась с первого же дня, когда вместо знакомства со страной, родственниками и друзьями Ее заставили работать в гостинице, которую содержала свекровь. Муж целый день пропадал на занятиях, а Она мыла, стирала, убирала за жильцами и готовила еду ему и "маме" на газовой плитке в ванной, поскольку все помещения предназначались для сдачи в наем на несколько часов и кухонь там не было. На улицу Она почти не выходила: языка не знала, в городе не ориентировалась, не умела звонить по телефонной карточке, а собственных денег ей не давали.

Один раз Она приехала каким-то образом в мое общежитие и долго просто сидела рядом. Придя в себя, Она рассказала, что у нее произошел грандиозный скандал со свекровью, которой показалось, что Она выбросила недоеденные остатки супа вместо того, чтобы для экономии сохранить. Оправдаться молодая женщина не могла из-за незнания языка, и только молча выслушивала брань, едва сдерживая слезы. Я успокаивала ее, как могла. Вечером мне позвонила сама свекровь. Она говорила о том, как она любит невестку, что хочет ей добра, но я поняла, что ей неприятно, что та ко мне ходит, и что она хотела бы это прекратить. Кроткая и покладистая, Она больше никогда ко мне не приходила. Студенты говорили мне, что Она по-прежнему работает в гостинице и редко выходит на улицу. Позднее я узнала, что муж ее закончил университет, ушел от матери, работает в большой фирме, что у них есть теперь свое отдельное жилье и они счастливы.

Как-то в "Korea Times" я прочитала в разделе, где читатели публикуют свои письма по разным поводам, заметку живущего в Чонджу американца Эверетта Бусби под названием "Поправка в шутку о теще". Я нашла ее занимательной: "Мужчина жалуется: "Моя теща разбилась вместе с моим новым БМВ о скалу. У меня были смешанные чувства". Хотя некоторые американки приходят в ужас от этой шутки, мужчины-американцы обычно находят ее забавной. Но когда я рассказал ее как-то в ресторане группе корейцев, никто не засмеялся. Я объяснил, что "иметь смешанные чувства" - значит иметь два противоположных чувства в одно и то же время. Никакой реакции. Я объяснил суть традиционных отношений "теща-зять" в американском юморе: теща думает, что зять ленив и некомпетентен, недостоин ее дочери, а зять думает, что теща шумлива, жадна и докучлива. Мужчины смотрели на меня с пустыми лицами. Наконец, один из них сказал, что его теща обычно добра к нему. Я сказал ему, что большинство тещ в Америке также добры, но традиционные шутки именно таковы, и перевел разговор на другую тему.

Потом я попробовал шутку еще раз, заменив новый БМВ на новый "Грейнджер" - самую дорогую машину в Корее. Результат был тот же. После этого я сдался и стал считать различное отношение к этой шутке как пример культурного различия. Как-то я рассказал эту шутку замужней женщине. После того, как я объяснил ей, почему над ней смеются на Западе, она предложила мне, рассказывая ее корейцам, заменить тещу на свекровь и рассказывать от имени женщины. Вскоре у меня появилась возможность рассказать этот анекдот трем замужним женщинам. Никаких пустых лиц - все засмеялись".

Истории, услышанные в разное время и при разных обстоятельствах:

"Моя знакомая, живущая в Чонджу, вышла замуж и спустя какое-то время стала собираться с мужем в Сеул на постоянное жительство. Во время прощального ужина в пивной я сказал ей, что ей повезло, поскольку в Сеуле хотели бы жить все молодые корейцы. Она ответила: "Это верно, но самое лучшее то, что Сеул далеко от моей свекрови"".

"Одна наша подруга вышла замуж две недели назад, и хотя ее муж не старший сын, они живут с родителями. Будучи родом из провинции, перед свадьбой они оба нашли работу в столице, чтобы скопить немного денег и купить маленькую квартирку. Его работа оказалась совсем не тем, что он ожидал, а она получала ужасную плату за долгие часы ужасной работы. Они сдались, вернулись домой и поженились. На маленькой вечеринке после бракосочетания молодая поделилась своими планами на будущее. Она сказала, что самое главное - найти работу. Она просто жаждала этого. "Если у меня будет работа - будет и свобода. Я даже смогу встречать друзей по вечерам. Если у меня не будет работы, мне придется все время находиться дома и стать рабыней свекрови".

"Чинён вышла замуж полтора года назад. В отличие от своих школьных подруг, она не пошла учиться в колледж. Несмотря на отсутствие высшего образования, она счастлива в браке, потому что для кореянки она необычно высокая, что считается очень красивым по современным представлениям. Она и ее муж во всем следуют традициям и проводят воскресенья в доме его родителей, несмотря на то, что она устала от этого и хотела бы просто побыть с мужем в выходные наедине. Хотя и не слишком современная по своим взглядам, она хотела бы повременить с ребенком, но это не было их общим решением. Ее муж, подозрительный человек, который привык рыться в ее вещах, недавно нашел противозачаточные таблетки, которые она прятала в подставку лампы, и пришел в ярость. Главное, что он сказал: "Ты делаешь моих отца и мать несчастными"".

"Одна подруга моей сестры - высокая и красивая - вышла замуж 11 месяцев назад. Она хотела бы подождать пару лет с ребенком, но ее свекровь непрестанно говорила о том, что нужен ребенок, и она покорно забеременела. Две недели назад она позвонила плача так горько, что сестра едва могла ее понять. "Я родила ребенка 12 дней назад и потеряла свою жизнь,- сказала она. - Моя свобода - лишь воспоминание"".

Удивительна все-таки человеческая натура. Пережив унижения и притеснения в молодости, женщина в старости как бы стремится взять реванш за прошлое и ведет себя по отношению к молодой невестке так же, как вела себя когда-то ее собственная свекровь, не выходя из замкнутого круга традиции. До недавнего времени такое поведение было нормой. Сейчас оно подвергается переосмыслению молодым поколением. Меня поразило своей горечью напечатанное в одной из газет эссе, которое студентка факультета политологии Калифорнийского университета Джин ан посвятила своей бабке. Она назвала его "Остатки конфуцианства":

Я наблюдаю за тобой глазами более критическими, чем кто-либо другой.

Бабушка, ты хотя бы сознаешь, что делаешь,

Когда ты читаешь нотации и кричишь с высоты, на которую сама себя вознесла?

А не была ли ты когда-то на моем месте, бабушка?

Не была ли ты дочерью, наблюдающей за матерью,

Которая тяжело работает и дни которой больше похожи на безрадостное существование?

Ты помнишь ненависть и горечь, которая наполняла твое сердце из-за несправедливости всего этого?

В этом мире, который создан для мужчин и где правят мужчины,

Ты стала жертвой, цепляющейся за тот жалкий кусок власти,

Который еще оставили тебе мужчины - власть над следующим поколением женщин.

Вместо того, чтобы сострадать и лелеять,

Ты мстишь за всю причиненную тебе несправедливость невинным.

Таким же невинным, какой ты сама была когда-то.

Невинным, чья вина в том, что они родились не того пола

В этом проклинаемом конфуцианском мире.

Я, твоя внучка, которая родилась в Америке, я наблюдаю за тобой.

Никто не осмеливается сказать ни единого слова наперекор "уважению к старшим".

Эта паутина контроля в обществе, к которому я не принадлежу.

Опутывает меня, внучку, родившуюся в Америке.

Но века конфуцианства забыли подчеркнуть самое важное:

Что уважение надо заработать. Его не могут подарить тебе просто так, из-за твоего возраста.

Я могу выказать тебе свое уважение, могу уступить в любой ситуации,

Но не обманывайся.

Сегодня я наблюдаю за тобой так же, как я делала это долгие годы и издалека, и вблизи, и мое сердце болит от того, что ты так ничего и не поняла.

Вместо того, чтобы благословить будущие поколения, меня.

Ты стремишься сохранить статус-кво.

Ты хочешь оставить мне в наследство горечь, которой я не хочу.

Вместо любви, уважения, улыбки ты стремишься показать мне,

Что я второго сорта, что жизнь будет мрачной и скучной,

Какой была и твоя ничем не украшенная жизнь.

Жизнь, которую ты приняла, и в которую ты веришь.

Я плачу от чувств, которые я не назову,

От трудностей, которые ты чинишь моей матери.

Но у меня есть оружие против тебя.

Мое оружие в том, что мое уважение, которое я могу дарить по собственному решению,

Оно не распространяется на тебя.

Бабушка, кто вспомнит тебя, когда ты уйдешь?

Крик души. Но все-таки характерно, что написала его юная кореянка, родившаяся в Америке. "Уважение надо заработать" - этого бы никогда не написали ее соотечественницы в Корее. Они видят ситуацию изнутри, и она настолько обыденна и заурядна в своей бесконечной повторяемости, что не кажется им трагичной.

Не стоит думать, что все кореянки думают плохо о своих свекровях. Думаю, что, наоборот, большая их часть старается относиться к ним с должным почтением. Моя Суджин, о которой я постоянно думаю, работая над этой книгой, и чье мнение для меня чрезвычайно важно, глубоко уважает "маму", как она неизменно зовет свою свекровь, часто к ней ездит - поздравить с торжеством, ухаживать в болезни или просто выразить свое почтение. "Мама" живет на другом конце страны - в Масане. Билет туда далеко не дешев, дорога занимает несколько часов, но мою добродетельную подругу это не пугает и не останавливает. Я знакома с ее свекровью - 50-летней жизнерадостной женщиной, полной доброжелательности и оптимизма. Она очень хорошо относится к Суджин: шлет ей и ее близким подарки, помогает материально при покупке крупных вещей, интересуется жизнью молодых, с нетерпением ждет рождения внука и не слишком задерживается в Сеуле, приезжая к сыну и невестке в Сеул в гости. Главное то, что она не потребовала от мужа Суджин - своего старшего сына - по окончании института вернуться в Масан и поселиться вместе с женой в родительском доме. А ведь именно такое поведение диктует старшему сыну традиция! Я снимаю шляпу перед прогрессивностью свекрови Суджин. Таких свекровей уже немало в Корее, и я почтительно шлю им всем свой большой поклон.

Из письма Суджин (сентябрь 1998 г.)

"Сегодня утром мне позвонила из Большого дома мама (свекровь). Обычно она редко звонит. Я заволновалась, и на мой вопрос, что случилось, она ответила, что свекор ушел в почетную отставку. С наступлением эры IMF число служащих сокращают. Вообще по правилам свекру надо было уходить в отставку через 2 года (ему по-корейски 59 лет), но похоже, что наше правительство решило послать на пенсию всех, кому в этом году исполняется 59 лет. Ему будут платить зарплату до сентября следующего года. Я беспокоюсь, пойдет ли свекру на пользу такая ранняя отставка? Ведь он еще молодой. А мой муж говорит, что, наоборот, это хорошо. И время пришло, и его не просто увольняют, а такое происходит со всеми, даже зарплату ему будут продолжать платить, так что здесь нет ничего плохого. Сейчас и молодых увольняют - и сколько! Выпускники вузов не могут найти работу. В прошлом году здорово урезали премию, выдаваемую при отставке, и размер ее продолжает сокращаться. Если бы не кризис, свекор получил бы при увольнении 200 миллионов вон. Теперь не знаю, дадут ли хоть половину этой суммы. Лишь бы свекор сам не переживал, а вообще, как говорит муж, при таких обстоятельствах и жалеть тут не о чем. Свекровь у меня - жизнерадостная женщина. Думаю, им со свекром и после его отставки будет хорошо вместе".

Одной из лучших книг о любви, которую мне довелось прочитать в своей жизни, я считаю книгу "Я вышла замуж за корейца", написанную американкой Агнес Дэвис Ким. Жизненный опыт этой женщины был поистине уникален. Она приехала в Корею в 1934 году, чтобы выйти замуж за Дэвида Кима, с которым познакомилась во время его учебы в Америке и с которым была помолвлена к тому времени уже около 7 лет. Тогда подобные браки были чрезвычайно редки и к ним отрицательно относились в обществе - как американском, так и корейском. Окружающие, как могли, отговаривали девушку от ее затеи. "Если ты выйдешь замуж, твоя жизнь несомненно закончится трагедией",- говорили ей доброжелатели. Ей рисовали тяжелую, полную лишений жизнь, не имеющую ничего общего с тем, к чему она привыкла на родине. Пугали бедностью, презрением окружающих и... гнетом свекрови.

"Особенно хорошо мне запомнился рассказ миссис Кунабе - американки, бывшей замужем за японцем и много лет прожившей в Корее, о положении новой невестки в корейском доме, - пишет Агнес Ким. Невесты в Корее обычно очень молодые - до 15 лет, и обычай повелевает им полностью повиноваться свекрови. То, что девушек выдают замуж совсем юными, доказывает мудрость обычая, поскольку так они лучше обучаются всему тому, что должны знать по дому "Но, - сказала мне миссис Кунабе,- свекровь - это почти тиран, а невестка - это почти рабыня". Я понимала, что она пытается подготовить меня к тому, что может ожидать меня в будущем, но я уже видела маму Дэвида, почувствовала ее теплое расположение и робкое дружелюбие, и была уверена в том, что никогда не встречусь с подобными обстоятельствами".

Интуиция не подвела Агнес. Спустя много лет, в 80-летнем возрасте, прожив с мужем 44 года и вырастив сына, в своих воспоминаниях она задала себе вопрос, вышла ли бы она снова замуж за Дэвида, начни она жизнь сначала. Вот какой получился ответ:

"Если бы у меня была другая свекровь, я вряд ли могла бы сейчас ответить с уверенностью: "Да, я вышла бы за него снова". Как отличалась О-ман-и ("мама"- так она звала свою свекровь по-корейски - Т. С.) от того образа тирана, которым меня пугали! С годами я все яснее понимаю, насколько много она сделала для меня. Моя собственная мама умерла задолго до того, как я стала достаточно большой, чтобы запомнить ее. Но даже если бы я запомнила ее, я думаю, что не могла бы любить ее больше, чем любила свою О-ман-и. Значительную часть счастья, что выпала на мою долю, я испытала благодаря ей, ее самозабвенной любви и заботе.

Мне было очень трудно, приехав из страны, где я была воспитана в традициях женской свободы и равенства, понять, что для того, чтобы спасти свою жизнь, я должна от многого отказаться. Я пыталась придерживаться собственных представлений, и поэтому чуть не потеряла все, включая и самою себя. Если бы не мама и ее любовь и терпение, не знаю, что сталось бы со мной. Какой понимающей она была! Она прекрасный пример доброты и мудрейшая из всех, кого я знаю, с ее искусством жить. Стоило приехать в Корею и вынести все лишения, чтобы только узнать О-ман-и. Поскольку Дэвид был очень похож на свою мать, мне не пришлось узнать тех горестей, которыми меня когда-то пугали. И поэтому я могу вновь и вновь подтвердить: "Да, я вышла бы за Дэвида снова и снова!"

Справедливости ради надо скачать, что не все иностранки, вышедшие замуж за корейцев, столь удачливы, как Агнес Ким. Много лет назад мой учитель, известный лингвист Леонид Борисович Никольский как-то поделился с нами на уроке воспоминаниями о своем пребывании в Корее в первые годы после ее освобождения от японского колониального ига в 1945 г. Между прочим он вспомнил и о том, что в те годы очень многие молодые корейцы уезжали в Советский Союз на учебу и нередко возвращались с русскими женами. В конце 40-х годов таких женщин было несколько сот, но очень немногие из них смогли сохранить свой брак. Большинство уехали, не выдержав домашнего гнета. Леонид Борисович встречал лично некоторых из этих женщин, и все они называли отношения со свекровями главной причиной, побудившей их к разводу.

Я знакома с несколькими русскими женщинами, вышедшими замуж за корейцев и ныне проживающими в Республике Корея. Живут они неплохо: работают, растят детей. Но практически у всех нет свекровей. У кого-то свекровь скончалась задолго до свадьбы сына, кто-то замужем за "перебежчиком" - северокорейцем, принявшим решение не возвращаться на родину после учебы в России. Только одна из этих женщин - Леночка - не только живет вместе со свекровью, но и даже ухитрилась прожить с ней вдвоем целый год, пока ее муж был в командировке, и при этом сохранила прекрасные отношения. Знакомые говорят, что это потому, что Леночка очень красивая, а ее муж совсем некрасивый. Правда ли? Не знаю. Леночка действительно очень красивая.

Как-то в одном ресторанчике, когда я, расплатившись, уже собиралась уходить, мне подарили сувенир: ярко-оранжевый лист бумаги, на котором были крупно напечатаны "Советы, как стать хорошей свекровью". Поделюсь ими с читательницами. Может, кому-то они пригодятся:

1. Говорите невестке и сыну откровенно все, что на душе;

2. Если невестка чем-то увлекается, поддерживайте этот интерес;

3. Старайтесь хотя бы иногда покидать дом на время, даже если у вас нет для этого особых причин (чтобы предоставить невестке свободное время);

4. Надо иметь общее с невесткой вероисповедание;

5. Разделяйте обязанности - это полезно;

6. Поддерживайте невестку в споре, если ваш сын не прав;

7. Покупая что-то себе, купите подарок и невестке;

8. Не забывайте, что невестка ближе, чем дочери;

9. Не скупитесь;

10. После ужина дайте возможность сыну с невесткой побыть одним.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Я еду на одной ноге!»

Из книги Веселые и грустные истории про Машу и Ваню автора Колесников Андрей

«Я еду на одной ноге!» На Красной площади закрывался каток Bosco di Ciliegi. Это в целом печальное событие было скрашено тем, что мы с Машей и Ваней успели на последний сеанс.Маша умоляла меня об этом, Ваня был согласен, что сходить стоит. Это было странно для него: он не любит


Поход десяти тысяч 401 год до н. э.

Из книги Золотые дни Греции автора Кулидж Оливия

Поход десяти тысяч 401 год до н. э. Это история об одном приключении. Человек по имени Ксенофон, поведавший о ней, был афинянином, всего лишь на год старше Платона. Он вел активный образ жизни, любил скачки и служил в афинской кавалерии. Он также слушал лекции Сократа, и хотя


БАНДИТЫ ОДНОЙ АМЕРИКИ

Из книги Банды Нью-Йорка автора Осбери Герберт

БАНДИТЫ ОДНОЙ АМЕРИКИ На фоне синих стен или просто синего неба два бандита, затянутые в черные плащи и обутые в сапоги с высокими каблуками, кружатся в мрачном танце, танго двух неразличимых ножей, пока вдруг из-за уха одного из них не начинает капать кровь: это нож вошел в


«Марш десяти тысяч»

Из книги Оружие времен Античности [Эволюция вооружения Древнего мира (litres)] автора Коггинс Джек

«Марш десяти тысяч» Никакой рассказ о древнегреческих солдатах не будет полон без упоминания знаменитого «марша десяти тысяч», который Ксенофонт обессмертил в своем «Анабасисе». Ничто лучше не характеризует интеллект, инициативу и самодисциплину древнегреческих


Об одной всемирной организации

Из книги Бомба. Тайны и страсти атомной преисподней автора Пестов Станислав Васильевич

Об одной всемирной организации Однако, новой отрасли нужна не только материальная поддержка. В мировом сообществе ученых, занимающихся новой технологией, должен явно быть слышен голос государства российского и, вообще, всех государств планеты, который бы остерегал бы от


Цена одной традиции

Из книги Наше небо автора Кайтанов Константин Фёдорович

Цена одной традиции Случай этот вспомнился мне однажды во время жаркого спора о так называемых летных традициях.В 1926 году в Н-ской авиационной школе во время учебно-тренировочного полета машина старой конструкции попала в штопор и, не выйдя из него, врезалась в землю. На


Об издании одной рукописи

Из книги Ближнее море автора Андреева Юлия

Об издании одной рукописи Позвонил как-то Олег Дмитриев издателю Кононову:– Слушай, – говорит, – сижу я тут, рукопись читаю. Замечательную! Думаю, тебе тоже прочитать стоит. Давай я ее прям щас привезу, сам увидишь.Воскресенье. Вечер.– Давай не сегодня, – недовольно


Одной крови

Из книги История одной деревни автора Кох Альфред Рейнгольдович

Одной крови – Как вы находили общий язык с хищниками? Всегда почему-то думалось, что утверждение «Мы с тобой одной крови» звери предпочитают проверять на вкус, – пристаю я с расспросами к Борису Федоровичу.– Очень просто. Для того чтобы поладить с хищником, неважно лев


Звенья одной цепи

Из книги Сто суток войны автора Симонов Константин Михайлович

Звенья одной цепи Джигинские немцы, которые сегодня живут в Германии, по большей части очень берегут свое «джигинское» братство. Перезваниваются, переписываются, встречаются. Хоть не так часто, как в первые годы, но все же… Стараются держаться вместе. Пока стараются


61 «Было видно, как впереди дымятся днепропетровские заводы… Не прошло и десяти дней… как мы, отходя, взорвали их»

Из книги Неизвестная «Черная книга» автора Альтман Илья

61 «Было видно, как впереди дымятся днепропетровские заводы… Не прошло и десяти дней… как мы, отходя, взорвали их» Запись относится к 16 августа. Она близка к истине. Из донесения штаба Южного фронта в Генштаб за 28 августа следует, что «противник… в результате пятидневных


Братская могила десяти сирот в степи

Из книги Великие тайны великих людей автора Прокопенко Игорь Станиславович

Братская могила десяти сирот в степи У самой железнодорожной станции Купянск, на пути из Харькова в Донбасс, возвышается небольшой «курган». Под ним покоятся останки десяти еврейских сирот, погибших от немецко-фашистских снарядов два с половиной года назад во время


Два начала в одной жизни

Из книги Традиции русской народной свадьбы автора Соколова Алла Леонидовна

Два начала в одной жизни Густой пар, который заполнил все помещение, наконец стал рассеиваться, и посреди комнаты появился образ статного мужчины с густой бородой. Он сидел в огромной деревянной купели и растирал свое тело мочалкой. Вокруг суетились красивые девы. Одна из


Принятие невестки в семью и единение двух родов

Из книги 58-я. Неизъятое автора Рачева Елена

Принятие невестки в семью и единение двух родов Пришло время пред всем честным народом признать новые родственные связи между молодкой и родителями жениха. На современных свадьбах эту роль выполняет «танец невестки со свёкром».В традиции были иные обычаи.С того момента,


Никита Игоревич Кривошеин «На этой воле было настолько противно, что, может, лучше на ней и не быть»

Из книги Орхидея из стали. Марлен Дитрих автора Штейнберг Александр

Никита Игоревич Кривошеин «На этой воле было настолько противно, что, может, лучше на ней и не быть» 1934 Родился в Париже. 1946 … 1954 В 1946 году семья Кривошеиных, дворян-эмигрантов первой волны, репатриировалась из Франции в СССР и приняла советское гражданство. В сентябре 1949


«ШОУ ОДНОЙ ЖЕНЩИНЫ»

Из книги автора

«ШОУ ОДНОЙ ЖЕНЩИНЫ» Послевоенные 50-е годы родили новый имидж киногероини. Место роковой женщины-вамп заняла простушка – соседская девчонка. Дитрих не могла принять это амплуа. Она решила перенести свой образ гламурной кинозвезды на эстраду.Она вернулась к увлечению