ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Предлагаемая вниманию советских читателей книга «Разведка особого назначения», написанная английским автором Патриком Бизли и опубликованная в Лондоне в 1977 г., дополняет довольно широкий и известный в СССР перечень изданных на Западе и частично переведенных на русский язык книг, относящихся к истории второй мировой войны, и в частности войны на море. Даже беглое знакомство с такими книгами приводит к выводу, что подавляющее их большинство написано в том свете, как эту войну представляют себе и пытаются вопреки истине представить широкому кругу читателей историки, военно-морские исследователи и другие специалисты западных стран, и прежде всего из США, Англии и ФРГ. Специфическая сторона, отличающая книгу П. Бизли от многих других американских и английских книг, изданных и переведенных на Западе, заключается в том, что автор освещает, конечно, в ограниченных пределах и с дозволенной на Западе направленностью, малоизвестную область одного из важнейших видов обеспечения подготовки и ведения боевых действий различного масштаба — разведывательного обеспечения.

По замыслу автора книга «Разведка особого назначения» — или, скажем, может быть, ближе к существу рассматриваемой проблемы — «Специальный вид разведывательной деятельности» — посвящена особому виду английской военной разведки. В годы второй мировой войны она осуществлялась различными средствами, главным образом в интересах благоприятного для Англии ведения войны на море и, прежде всего, в целях защиты английских морских и океанских коммуникаций, от целостности которых зависело само существование Англии. В книге довольно подробно и разносторонне рассказывается о работе Оперативного разведывательного центра (ОРЦ), который за период его наиболее активной деятельности, с 1939 по 1945 г., представлял собой, как об этом не раз напоминает автор, наиболее важную часть Разведывательного управления английского Главного военно-морского штаба и достаточно авторитетный аналитический орган Адмиралтейства в целом. Сам автор начал свою работу в ОРЦ в начале 1941 г. в «подсекции» наблюдения за выходом в море, переходами и боевыми действиями немецких рейдеров (боевые корабли и вооруженные суда коммерческого флота). Позже, как об этом отмечается в английских газетных рецензиях на книгу и в самой книге, П. Бизли работал в более ответственном подразделении ОРЦ — секции поиска подводных лодок и слежения за их передвижением и боевой деятельностью.

Подтверждая упомянутое выше положение ОРЦ среди других оперативных органов Адмиралтейства, автор в одном из приложений к книге примерно так высказался о месте, роли и значении ОРЦ в системе управлений и отделов Адмиралтейства: если Разведывательное управление в Главном штабе ВМС по своему положению занимало ведущее место среди других управлений, то и ОРЦ мог рассматриваться как наиболее важное подразделение Разведывательного управления.

Действительно, из содержания книги можно сделать заключение, что, хотя ОРЦ не имел распорядительных и командных функций, его информация, оценка обстановки на море и отдельные практические рекомендации принимались во внимание при подготовке решений, при оформлении этих решений в конкретные приказы и указания, а также в процессе их реализации на флотах, в соединениях кораблей и взаимодействующих с ними военно-воздушных силах.

П. Бизли не без особого чувства гордости за ОРЦ пишет: «Плановое и Оперативное управления, как и Управление по торговому судоходству, имели теоретически полное право игнорировать советы и рекомендации других органов штаба ВМС по вопросам, которые относились к компетенции указанных управлений. Однако в отношении ОРЦ это делалось исключительно редко, что свидетельствует о том внимании и авторитете, которыми пользовался ОРЦ» (с. 330). Как признает сам П. Бизли, его книга не претендует на полное описание деятельности работы ОРЦ, секции поиска подводных лодок и Правительственной школы в Блечли-Парке.

П. Бизли вольно или невольно соскальзывает на позиции тех, кто старался раньше и старается теперь принизить решающую роль Советских Вооруженных Сил в разгроме общего врага — германского фашизма.

Необходимо подчеркнуть, что для объективного изучения хода и исхода второй мировой войны рассмотрение главных причин коренного перелома в ходе этой войны не может быть не связано с решающими битвами на советско-германском фронте. Именно здесь происходили такие сражения и события, которые стали определяющими для всех изменений военно-политической обстановки в пользу антифашистской коалиции союзных стран, изменений в ходе боевых действий на всех других сухопутных и морских театрах военных действий.

Ряд американских и английских авторов в своих книгах, опубликованных после окончания второй мировой войны, и особенно в последние 5—10 лет, умышленно искажают в своих «научных исследованиях» действительное положение на главных и второстепенных фронтах войны. В целях показа «агрессивности» Советского Союза и «угрожающего» роста советской военной и военно-морской мощи предаются забвению факты верности Советского Союза своему союзническому долгу. Непомерно преувеличивается значение таких боевых действий, которые велись в Северной Африке, в Южной Италии, в Арденнах, на Тихом океане и в Северной Атлантике.

В Советском Союзе всегда говорили и писали о том, что советские люди высоко оценивают роль вооруженных сил наших военных союзников в годы второй мировой войны. Высоко оценивается и та военная помощь, которая оказывалась Советскому Союзу в виде поставок боевой техники и военных материалов.

Однако в нашей стране решительно отвергаются необоснованные утверждения западных авторов о том, что это все имело якобы решающее значение для разгрома общего врага.

Решающее значение вступления Советского Союза в войну для хода и исхода сражений, которые велись на всех театрах второй мировой войны, подчеркивалось многократно и в течение продолжительного времени во многих английских газетах и журналах, а также в устных заявлениях на различных уровнях политического и военного руководства. В одной из публикаций в начале войны, например, прямо отмечалось, что «прекращение налетов на Англию, чем теперь англичане наслаждаются, — это не результат их мероприятий, а следствие того, что Германия вынуждена сосредоточивать все свои ресурсы, физические и духовные, для войны с Россией» [1].

Общеизвестен и тот факт, что число сброшенных на Англию бомб в период с середины 1941 г. до конца 1942 г. уменьшилось сразу же по сравнению с периодом до вступления Советского Союза в войну в 10 раз. Касаясь влияния советско-германского фронта на положение морских и океанских театров войны, приведем только два примера. Историк из ФРГ Ф. Руге, чьи «исследования» написаны в антисоветском духе, утверждал, что «после начала русской кампании нанесение тяжелых ударов по английскому флоту, его базам и судоходству на Средиземном море стало невозможным» [2]. Автор книги «Война на море 1939–1945» С. Роскилл, на которого в ряде случаев ссылается П. Бизли, также признавал, что «советско-германский фронт оттягивал на себя большую часть немецких самолетов и много немецких подводных лодок». В итоге, как отмечается в книге С. Роскилла, «общие потери тоннажа понизились с 687 901 тонны в апреле до 120 975 тонн в июле и 104 640 тонн в ноябре 1941 г.»[3].

Те боевые действия, которые велись в северной и западной части Атлантического океана, не имели столь важного военно-стратегического и военно-политического значения и не могли оказать, как это теперь настойчиво утверждают некоторые военные специалисты Запада, решающего влияния на развитие событий на других фронтах и морских театрах войны. Борьба, которую с переменным успехом — это проходит красной нитью в книге П. Бизли — вели против немецких подводных лодок сначала одни английские ВМС, а затем и совместно с американскими силами и средствами флота, не привела в ходе ее к каким-либо существенным территориальным изменениям на карте мира. Десантная операция в Северной Франции, которая положила начало долго ожидавшемуся и длительное время откладывавшемуся открытию второго фронта, прошла успешно благодаря тому, что основные силы фашистской Германии, которые могли бы серьезно затруднить ее проведение, были скованы действиями Советских Вооруженных Сил на советско-германском фронте. Хорошо известно, что союзные армии и фронты, создав превосходящие силы без сколько-нибудь значительного сопротивления, преодолели так называемый «Атлантический вал», миф о котором распространялся в течение длительного времени. Как подтверждают многочисленные объективные данные и факты, второй фронт, если бы его открытие усиленно не откладывали западные союзники, мог быть реально создан если не в 1941 г., то, конечно, в 1942 и 1943 гг. независимо от военно-стратегического и военно-политического положения на Атлантике и результатов боевых действий, проходивших под многозначительным для Запада и нарочито хлестким названием «битва за Атлантику», Немало американских и английских авторов, принимавшихся за «обновление» и «уточнение» истории войны на море в 1939–1945 гг., относили боевые действия в Атлантическом океане чуть ли не к самому главному и решающему периоду во второй мировой войне. П. Бизли, хотя и без особых утверждений о решающей роли английских ВМС в действиях на море, все же по западной «инерции» говорит о «чрезвычайно большом значении» боевых действий на Атлантике. Более того, как об этом свидетельствуют его утверждения, он ошибочно полагает, что вся совокупность якобы самых действенных и самых результативных боевых действий на море происходила на Атлантическом океане.

Мы еще вернемся к действительным результатам и итогам боевых действий в этом районе Мирового океана, так как критический анализ, к которому П. Бизли не раз пытался обращаться, нельзя считать достаточно объективным, полным и по-настоящему критическим. Обратимся теперь к основному объекту описания П. Бизли — Оперативному разведывательному центру, вопросам его создания, становления и, как говорит автор, к «слабым и сильным» сторонам его деятельности как органа, обеспечивающего выполнение небольших и важных задач и целей оперативно-стратегического руководства английского Адмиралтейства.

В рецензиях и критических статьях, помещенных в ряде английских газет, подчеркивается, что П. Бизли «посчастливилось» написать свою книгу в результате наличия ряда благоприятствующих ему обстоятельств. Во-первых, в связи с тем, что он сам работал в ОРЦ в самый ответственный и напряженный период деятельности этого центра. Во-вторых, — и это, пожалуй, наиболее важное обстоятельство, которое делает книгу более привлекательной и сравнительно убедительной, — после снятия долго действующих ограничений на многие в прошлом «весьма секретные» документальные материалы значительная часть их была рассекречена и передана для использования в государственный архив. В-третьих, П. Бизли представилась возможность, учитывая недостаточную их полноту и разрозненность, воспользоваться заметками и многими личными документами вице-адмирала Н. Деннинга, который, по словам автора, являлся отцом ОРЦ. Считают, что П. Бизли раньше многих других получил доступ к таким материалам, которые не только в определенных пределах рассматривают почти все аспекты работы ОРЦ, но и позволяют дополнить интересными деталями многие конкретные эпизоды боевых действий, происходивших в Северном море, водах Арктики и Атлантическом океане. В частности, он сделал ряд уточнений в том, что касается обстоятельств потопления «Бисмарка», прорыва через Ла-Манш «Шарнхорста» и «Гнейзенау», гибели большинства судов конвоя «PQ-17». В этом отношении книга П. Бизли может представлять определенный интерес и для советских исследователей, так как приведенные им детали помогут уточнить некоторые ранее малоосвещенные стороны подготовки и проведения соответствующих боевых действий на море.

В некоторых главах книги П. Бизли рассказывает о ходе и результатах планировавшихся и проводимых операций английских и американских ВМС так, как будто бы они происходили в замкнутой от мира акватории Атлантического океана и не имели никакой связи с тем, что осуществлялось в других и в этом районе Мирового океана надводными кораблями, самолетами и в значительной степени подводными лодками Советского Военно-Морского флота. Следует поэтому особо подчеркнуть, что замалчивание значения в роли боевой деятельности Советских Вооруженных Сил на сухопутных фронтах и на море, даже если оно является и неумышленным, ставит под сомнение не только достаточное знание автором всей истории хода второй мировой войны и войны на море, но и избранный им методологический подход к оценкам боевых действий, которые планировались и проводились противником. Кажется необъективной и оценка того вклада, который был сделан Оперативным разведывательным центром в дело обеспечения разгрома противника и победы союзных держав антигитлеровской коалиции.

ОРЦ, как говорится в книге, получил свое оформление Н. Деннингом в 1937 г. Толчком к созданию такого органа, который с использованием более широких источников информации занимался бы ее сбором, обработкой и подготовкой к рассылке заинтересованным штабам и соединениям флота, послужило начало так называемого «итало-абиссинского конфликта», в который едва не была вовлечена Англия.

За прообраз организации, характера и направленности работы ОРЦ была принята Комната 40, названная так по номеру помещения, которое находилось еще в годы первой мировой войны в старом здании Адмиралтейства. Комната 40 большую часть своего существования занималась дешифрированием и аналитической обработкой перехваченных радиотелеграфных переговоров, донесений и распоряжений, проходивших между органами управления, соединениями флота и отдельными кораблями противника.

Автор отмечает, что из-за большой секретности, изолированности и строго ограниченного выхода информации из Комнаты 40 результаты ее работы часто не доходили до тех, кому они были более нужны для принятия обоснованных решений в ходе текущей обстановки в районах развертывания сил английского флота и в конкретных ситуациях боевых действий его соединений и отдельных кораблей. Автор на основании анализа архивных материалов отмечает, что в силу этих обстоятельств, командующие флотами и соединениями нередко относились с недоверием к данным и рекомендациям, исходящим из Комнаты 40, и в ряде случаев действовали поэтому по своему усмотрению, и даже вопреки рекомендациям.

Заметим кстати, что нельзя согласиться с автором в том, что он с подобным отношением к развединформации Комнаты 40 со стороны командующего английским Гранд флитом адмирала Джеллико связывает несостоявшийся Ютландский бой.

Хорошо известно, что Джеллико и Битти не осуждались за то, что они «из-за своей ошибки в обращении с направленной им развединформацией» дали возможность уйти от боевого соприкосновения Гранд флита с немецким Флотом открытого моря и тем избежать генерального сражения главных флотов двух сторон. Ведь после этого случая и до последнего времени английские историки и военно-политическое руководство Англии, как правило, всегда с благодарностью вспоминали о сохранении адмиралом Джеллико основных сил королевского флота, который традиционно для английских правящих кругов служил весьма внушительным аргументом в ходе послевоенных мирных переговоров.

При создании ОРЦ, по утверждению автора, конечно, были учтены все положительные и отрицательные стороны в работе Комнаты 40. К 1938 г. ОРЦ приобрел опыт работы не только в деле раскрытия некоторых шифров, которыми пользовались другие иностранные государства. Была организована сеть радиопеленгаторных станций, которые с уже достаточной для того времени точностью определяли местонахождение выходящих в эфир подводных лодок и судов. По мере приобретения опыта работы ОРЦ и его персонала (в основном, по утверждению автора, состоявшего из офицеров административно-хозяйственной и финансовой службы, а также из офицеров и старшин добровольческого запаса ВМС, в том числе женщин), центру удавалось даже раскрывать замыслы отдельных командиров кораблей и лодок, а иногда и командования немецких подводных сил и главного командования ВМС Германии.

Как особо подчеркивается почти во всех главах книги, «благодаря успешной и весьма эффективной работе» секции поиска подводных лодок и слежения за ними ОРЦ удавалось нередко своевременно изменять направление движения многих конвоев, которые следовали к развернутым немецкими подводными лодками завесам. Такие предупреждения помогали избежать или значительно ограничить потери в транспортных судах и кораблях эскорта. ОРЦ помогал указанным выше командным инстанциям навести их силы на подводные лодки или надводные корабли и суда противника.

В своей книге — видимо, для этого были какие-то причины — автор не свел воедино всю организационную структуру Оперативного разведывательного центра, его линий подчинения и взаимодействия. Можно все же в общем представить, что ОРЦ включал в себя: секцию немецких кораблей, которую возглавлял сам капитан-лейтенант Деннинг; секцию поиска подводных лодок и слежения за ними, она возглавлялась Уинном, офицером-юристом, которого, по свидетельству автора, считали выдающимся специалистом; секцию итальянских и японских кораблей; секцию обработки данных радиопеленгаторных станций, которая замыкалась на П. Кемпа, на чьей ответственности был пост прокладки радиопеленгов и круглосуточное ведение операторами-планшетистами специальной карты-планшета обстановки. На планшет непрерывно наносились позиции обнаруженных подводных лодок и кораблей противника, а также положение английских и союзных конвоев. Дополнительно была создана «подсекция» слежения за кораблями и вооруженными коммерческими судами противника, действующими в качестве рейдеров на коммуникациях Англии и США в отдаленных районах Мирового океана.

Надо отметить также, что этот отдел имел тесные связи и взаимодействие с соответствующими отделами и их постами по ведению обстановки на море. Отделы и посты замыкались на оперативное управление штаба ВМС, управление связи и управление торгового судоходства. ОРЦ имел также непосредственную взаимосвязь прямо и через своего офицера связи с Правительственной школой по шифрсвязи и дешифрированию. Как важная часть Разведывательного управления, ОРЦ имел прямой доступ к материалам, расшифрованным в указанной школе, донесениям и снимкам авиационной фоторазведки, получаемым из штабов морской авиации и ВВС, а также докладам агентов и официальных сотрудников посольств Англии в других странах. Обобщались и исследовались донесения с боевых кораблей, штабов плавающих соединений, конвоев и в отдельных случаях от судов, следующих в одиночку.

П. Бизли не скупится на похвалы в адрес ОРЦ и в ряде мест делает попытки убедить читателя в том, что ОРЦ сыграл важнейшую роль в обеспечении победы союзных держав не только на море, но и в войне в целом.

Такое, может быть, невольное преувеличение роли и значения всей работы ОРЦ можно было бы и простить автору, если бы он, даже при избранной им несколько спорной и своеобразной периодизации событий и самого хода войны, нашел бы место для правильной и объективной оценки усилий Вооруженных Сил СССР. Не говоря о замалчивании всем известных сражений под Москвой, под Ленинградом, на земле Сталинграда, на Курской дуге, на Кавказе, при защите Одессы и Севастополя, автор даже не упомянул о тех боевых действиях, которые велись советскими подводниками. Можно было бы ограничиться хотя бы теми эпизодами, которые имели непосредственное отношение к характеру и последствиям тех боевых действий, которые велись английскими и американскими военно-морскими силами и авиацией в районе Северного моря, Арктики и ближайших к Англии районах Атлантического океана. А ведь действия против баз и на коммуникациях Севера и Западной части Балтийского моря прославленных советских подводников И. Фисановича, Н. Егорова, В. Старикова, Е. Осипова, Н. Лунина, А. Маринеско, В. Коновалова и многих других значительно облегчали положение английских ВМС в районе самой Англии и на ее морских коммуникациях.

Следовало, например, отметить подвиг балтийского подводника А. Маринеско, который потопил на подходе к Данцигской бухте немецкий лайнер «Вильгельм Густлов», на котором находилось около 3700 подготовленных подводников, достаточных для обеспечения экипажами не менее 70 подводных лодок.

Факт потопления «Вильгельма Густлова» был настолько значителен, что в фашистской Германии был объявлен траур, а А. Маринеско был отнесен к «самым главным» противникам фашистского рейха.

Нельзя также пройти мимо несколько своеобразной периодизации, которую избрал автор для связи описания повседневной деятельности ОРЦ с ходом войны на море.

Первые пять глав связаны с историей и этапами создания и оформления ОРЦ. Например, вторая глава посвящена первым 12 месяцам становления ОРЦ; третья глава — признакам улучшения его работы.

Во всех остальных главах достижения и трудности в работе ОРЦ автор связывает со следующими периодами разных лет. Так, январь — июль 1942 г. — начало и ведение первых операций сравнительно небольшого числа немецких подводных лодок у Восточного побережья США и Канады. Они были предприняты с тем, чтобы, как планировал Дениц, достигнув хотя бы незначительного оперативного успеха в действиях против совершенно неподготовленных в этом районе сил и средств борьбы с подводными лодками, «ударить в литавры» и постараться убедить мир, что военная машина фашистской Германии» действует повсюду и успешно. Здесь автор говорит о пребывании ОРЦ в «великом затмении», означающем признание растерянности английской разведки в связи с большими затруднениями, которые она испытывала из-за того, что немецкий шифр ТРИТОН долгое время не был ею раскрыт. Июль — декабрь 1942 г. охватывает деятельность ОРЦ и его усилия по обнаружению отдельных немецких подводных лодок и рейдеров, эпизодически действующих в южной части Индийского океана. В этот же период ОРЦ обеспечивал, в меру своих возможностей, подготовку и проведение операции «Факел» («Торч») — высадка войск на средиземноморское побережье Северной Африки и Атлантическое побережье Марокко. Период января — мая 1943 г. назван автором «Апогеем боевых действий за Атлантику». Хотя, как мы отметили выше, «битва за Атлантику» не могла быть и не стала решающей для судеб мира и для исхода войны в целом, и в частности на море.

В одиннадцатой главе он пишет: «Справедливость требует подчеркнуть, что победу в войне на море добыли моряки королевских и союзных военно-морских сил, а также торговых флотов, экипажи самолетов английского Берегового командования и морской авиации Англии и США» (с. 241). Как видно из этой цитаты, место и роль ожесточенных сражений Советских Вооруженных Сил в течение обозначенного автором периода вооруженной борьбы на море слегка просматривается за словами «союзных военно-морских сил». Обращаясь снова к роли и значению деятельности ОРЦ в этот период, П. Бизли отмечает: «Такова бесспорная заслуга секции поиска подводных лодок и отделов движения торговых судов Англии, США и Канады» (с. 242). Период июль — декабрь 1943 г. в книге связывается с якобы новыми усилиями Деница, направленными на то, чтобы показать, что и в этот тяжелый период войны. На советско-германском фронте немецкие подводные силы будто бы были способны продолжать ведение «неограниченной войны» чуть ли не во всех районах, где пролегают английские и американские коммуникации. К сложностям этого периода П. Бизли относит, конечно, не численный рост подводных сил Деница. Делается упор на все более широкое применение акустических торпед, появление специальных приемников, фиксирующих работу радиолокационных средств англичан, тщательно маскируемые немцами в их радиопередачах географические пункты-ориентиры на координатных сетках для подводных лодок, а также появление устройства для работы лодочных дизелей на перископной глубине. П. Бизли в связи с этим подчеркивает серьезное осложнение в работе ОРЦ, и, прежде всего, в отношении обнаружения, последующего слежения и наведения своих сил на подводные лодки, а также в части возможности своевременного изменения маршрута следования конвоев в зависимости от положения завес лодок.

Нужно, однако, отдать автору должное в том, что он в главе «Прорыв через Ла-Манш и «PQ-17» не только довольно подробно коснулся деталей, относящихся к судьбе этого конвоя, но и критически оценил действия английского Адмиралтейства, а, следовательно, и отношение английского правительства к обеспечению перевозок военных грузов в Советский Союз. П. Бизли с достаточной откровенностью признал тот факт, что первый морской лорд адмирал флота Д. Паунд, якобы «не поверив» данным ОРЦ о действительной обстановке, сложившейся вокруг района следования конвоя «PQ-17», отдал по своему усмотрению распоряжение об отходе от конвоя английских сил прикрытия и ближнего охранения и тем способствовал его разгрому по частям, а точнее, чуть ли не уничтожению каждого судна в отдельности. Автор признает и то, что «первый морской лорд принял решение еще задолго до своего вечернего появления в разведцентре, может быть, даже еще перед тем, как караван вышел в море…». Конечно, сосредоточение на базах Северной Норвегии основных сил германского надводного флота, от 20 до 30 подводных лодок и 5-го воздушного флота представляло большую угрозу северной коммуникации. Однако это было не катастрофически опасным для Англии. Во-первых, наличие здесь этих сил создавало благоприятные условия для действий английского флота по обеспечению своих атлантических коммуникаций. Это не усложнило и решение ряда других задач, которые возникали в Атлантическом океане, Северном и Средиземном морях.

Во-вторых, более высокий уровень потерь в судах, проходивших в северных конвоях, объяснялся тем, что военные перевозки в Советский Союз, по предположениям немецкого руководства, могли оказать непосредственное воздействие на положение фашистских войск, действовавших на северных участках советско-германского фронта.

Следует заметить, что разгром конвоя «PQ-17» (из 36 транспортов было потоплено 23) явился для союзников в известной степени «важным», как они считали, аргументом, чтобы замедлить поставки в Советский Союз.

К сказанному нужно добавить, что многие авторы стран Запада, в том числе и П. Бизли в своей книге, незаслуженно умалчивают, а в отдельных случаях принижают роль советского Северного флота в его действиях по обеспечению проходивших во время войны северных коммуникаций. С июля 1942 г. в этих целях только для двух очередных конвоев в ту и другую сторону Северный флот осуществлял обеспечивающие боевые действия при участии более 40 боевых кораблей и двух авиационных дивизий. Эти силы использовались на участке следования конвоев протяженностью до 1000 миль.

Скажем и о действительной доле «северных поставок», значение которых нередко значительно преувеличивается. По данным американского историка С. Морисона, с 22 июня 1941 г. по 20 сентября 1945 г. в Советский Союз была якобы доставлена из Англии и США 17 499 861 тонна грузов, в том числе в северные порты 3 964 231 тонна. Заметим, что даже такие «внушительные» на вид цифры — около 17,5 миллиона тонн, перевезенных в течение всей войны (точнее, за период немногим более 4-х лет), — составляют менее 50 % поставок в Англию только за первый год войны при ее тогда незначительном участии в боевых действиях. За время войны через Атлантический океан прошло 75 000 различных транспортных судов, а в северные порты и из них в составе конвоев прошли не более 1440 судов, что не составляет и 2 % от общего числа. [4]

Отметим также, что все поставки Советскому Союзу за время войны не превышали и 3 % от всего необходимого для успешного ведения войны.

На Западе умалчивают о том, что, получив по программе военной помощи, и, конечно, не бесплатно, около 14000 самолетов, Советский Союз сам произвел 137 000 самолетов. Нами было получено около 10 % всех необходимых танков, при этом поставленные нам танки не могли по своим тактико-техническим характеристикам принимать участие в решающих танковых битвах; мы получили также только 2 % нужного для ведения боевых действий различного артиллерийского вооружения. Общеизвестно, что основная масса поставок начала поступать во второй половине 1943 г., когда четко обозначился перелом в ходе войны.

В заключительной главе П. Бизли рассказывает о том, с какими трудностями встречался ОРЦ в деле обеспечения своего военного командования надежной информацией о намерениях противника и самом ходе боевых действий противника.

Именно подводные силы фашистской Германии более всего занимали ОРЦ и взаимодействующие с ним отделы других управлений.

Приведенные в книге выдержки из многочисленных отчетов, донесений, рапортов и информационных докладов, составлявшиеся начальником секции поиска Уинном, конечно, свидетельствуют о глубоком и многостороннем анализе, которому подвергались материалы разных источников, поступающих в ОРЦ. Все они в большинстве своем были посвящены текущей и вероятной в будущем деятельности немецких подводных лодок и «разгадыванию» замыслов их командования.

Отметим также, что при всей симпатии, которой может проникнуться читатель этой книги к опыту работы и энергии Уинна, да и к автору — ближайшему помощнику Уинна, оба они тогда, а может быть, и когда писалась эта книга, несколько преувеличивали оценку сил противника и вместе с тем недостаточно критически относились к оценке действий командования, сил и средств английских и американских ВМС.

Ведь даже в «период апогея» битвы за Атлантику (март 1943 г.) против примерно 120 подводных лодок, действовавших в море из общего числа немецких лодок, англичане и американцы противопоставили до 3000 надводных кораблей, более 2500 самолетов и 17 дирижаблей, не считая английских подводных лодок и сотен тральщиков, занимавшихся тралением мин, выставленных лодками и авиацией противника. За период сентября 1939— марта 1943 г. потери Англии, США, союзных с ними и нейтральных стран составляли 2345 судов общим тоннажем несколько более 12 миллионов тонн. За это время было потоплено 340 немецких и итальянских подводных лодок, что составляет в среднем 7 судов на каждую уничтоженную лодку.

Если принять во внимание материальные средства и промышленные мощности, которые были использованы для восполнения указанных потерь и создания сил и средств борьбы с подводными лодками противника, то и тогда на фоне этих расчетов «битва за Атлантику» не могла иметь в течение подразумеваемого этим термином периода времени сколько-нибудь «решающего» или «первостепенного» значения в ходе войны против Германии и зависимых от нее стран. Однако она действительно отвлекала огромные силы и средства Англии и США и тем самым серьезно ослабляла общие усилия союзников, необходимые для важнейших сражений на решающих направлениях. Таким образом, фашистская Германия смогла тогда сравнительно меньшими силами удерживать на Атлантическом театре войны и отвлекать от других важных направлений и районов боевых действий куда более значительные силы и боевую технику союзников.

Неподготовленность к войне на море, особенно против подводных лодок Германии, объясняется рядом обстоятельств, и, прежде всего, двумя наиболее очевидными. Во-первых, и США и Англия не ожидали, что Германия будет воевать против них, а не обратит свою агрессию против Советского Союза.

Во-вторых, Англия, которая в нарушение Версальского договора, запрещавшего Германии иметь подводный флот, обошла одно из главных положений договора.

Еще в 1935 г. в результате заключения англо-германского соглашения она признала в одностороннем порядке право Германии строить подводные лодки в соответствующей пропорции. Эта пропорция (вначале 45 к 100) уже вскоре не имела для Германии никакого значения в отношении подводных лодок. Более того, она стала строить и линейные корабли, на которых даже при их «карманных» размерах сосредоточивалась огневая мощь, не уступающая многим английским тяжелым кораблям.

В силу этих, по меньшей мере, двух, обстоятельств к началу войны и в первый ее период Англия, а США еще в большей степени не имели в составе своих ВМС достаточного числа кораблей, боевых и технических средств, которые могли быть поставлены незамедлительно на борьбу с подводными лодками германских ВМС. К тому же методы ведения борьбы с подводными лодками и, конечно, тактика действия отдельных надводных кораблей вначале мало отличались от того, что было приобретено еще в годы первой мировой войны.

Численность кораблей, предназначенных для борьбы с немецкими лодками, только в США увеличилась с 280 в июне 1941 г. до 1254 единиц к июлю 1943 г.[5]. Что же касается состояния подводного флота фашистской Германии, то в связи с этим необходимо отметить следующее.

Войну гитлеровская Германия начала, имея в составе ВМС всего 49 подводных лодок. Из них для действия в океане были пригодны лишь около половины. Им противостоял английский флот, имевший тогда в своем составе 8 авианосцев, не менее 200 эскадренных и эскортных миноносцев, а также специальных противолодочных кораблей— корветов и шлюпов, — до 40 подводных лодок, более 50 тральщиков и траулеров, несколько соединений торпедных катеров и сторожевых катеров прибрежного действия, которые могли быть применены для борьбы с подводными лодками.

Когда примерно через два года после начала войны немецкие подводные лодки предприняли боевые действия у Восточного побережья США, американские военно-морские силы также обнаружили свое неумение быстро и эффективно организовать защиту прибрежного судоходства. Как это ни странно, но значительных изменений в положение воюющих на море сторон не принесли и бомбардировки в течение 1942 г. — баз подводных лодок в Бресте, Лориане и Сен-Назере, а в первой половине 1943 г. — немецких предприятий судостроительной промышленности.

В заключительной главе книги автор, как об этом говорилось выше, признает, что появление почти в конце войны новых типов немецких подводных лодок вызвало большое беспокойство у союзного военного руководства. Для борьбы с ними, однако, никаких новых тактических инструкций и приемов в Англии и США так и не было выработано.

Несмотря на отмеченные недостатки книги и некоторые серьезные упущения автора в самом подходе к освещению исторических фактов, относящихся к отдельным событиям и ходу второй мировой войны, П. Бизли сумел достаточно ярко описать работу ОРЦ, как важного органа в руководстве боевыми действиями английских ВМС.

Об этом оперативном разведывательном центре Адмиралтейства было известно мало, поскольку его работа по обеспечению боевой деятельности английских ВМС была, как говорит автор, излишне долго засекречена.

Даже в этом описании его многообразной работы читателям будет интересно ознакомиться с этапами создания ОРЦ, процессом сколачивания коллектива его сотрудников, методами сбора, обработки и последующего издания соответствующих информационных материалов.

В книге немало места отведено обстоятельствам подготовки, ходу и исходу многих достаточно известных боевых эпизодов войны на море и участия в ней английских и американских ВМС против ВМС фашистской Германии.

В заключение можно сказать, что при всех отмеченных недостатках книга П. Бизли несомненно заслуживает внимания и будет с интересом встречена советскими читателями.

Контр-адмирал, доцент,

канд. военно-морских наук

Б. Д. ЯШИН

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Предисловие к русскому изданию

Из книги КГБ История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева автора Гордиевский Олег

Предисловие к русскому изданию Писать историю того, существование чего до недавнего времени отрицалось советской пропагандой, было одновременно и вызовом, и удовольствием. Этот процесс потребовал четыре года напряженного труда совместно с доктором истории


Предисловие автора к русскому изданию

Из книги «Человек, который принял жену за шляпу», и другие истории из врачебной практики автора Сакс Оливер

Предисловие автора к русскому изданию Невозможно написать предисловие к русскому изданию этой книги, не воздав должное человеку, чьи работы послужили главным источником вдохновения при ее создании. Речь, конечно, идет об Александре Романовиче Лурии, выдающемся


Предисловие к 1-му изданию

Из книги Тайные разведки (военное шпионство) автора Клембовский В Н

Предисловие к 1-му изданию Во всех руководствах по тактике, стратегии, в пособиях для производства военных рекогносцировок и т. п., упоминается, что для получения сведений о противнике и местности можно пользоваться услугами шпионов. Наша военная литература не идет


Предисловие ко 2-му изданию

Из книги Новое дворянство. Очерки истории ФСБ автора Бороган Ирина

Предисловие ко 2-му изданию В течение 18 лет, протекших со времени первого издания труда о тайных разведках, военное дело значительно усложнилось, вооруженные силы почти всех государств увеличились и попутно с этим возросло и усовершенствовалось шпионство как средство


Предисловие к русскому изданию

Из книги Боевые пловцы автора Фэйн Френсис Д.

Предисловие к русскому изданию Мы считаем необходимым объяснить, почему книга приходит к нашему читателю таким странным путем. Будучи российскими журналистами, мы написали эту книгу по-английски и для американского издательства, так как не могли найти никого, кто


Предисловие к русскому изданию

Из книги Разведка особого назначения. История оперативного разведывательного центра английского адмиралтейства 1939-1945 автора Бизли Патрик

Предисловие к русскому изданию В 1956 году в Соединенных Штатах Америки вышла книга под экзотическим названием «Обнаженные бойцы», посвященная одной из страниц в истории боевой деятельности американских военно-морских сил в годы второй мировой войны и войны в Корее. В ней


ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Из книги Секретные агенты против секретного оружия автора Бержье Жак

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ Предлагаемая вниманию советских читателей книга «Разведка особого назначения», написанная английским автором Патриком Бизли и опубликованная в Лондоне в 1977 г., дополняет довольно широкий и известный в СССР перечень изданных на Западе и


Предисловие автора к русскому переводу

Из книги Воздушная мощь — решающая сила в Корее автора Стюарт Дж. Т.

Предисловие автора к русскому переводу Если когда-нибудь мне придется писать историю Сопротивления, я посвящу отдельную главу советским людям, сражавшимся с фашистами на территории Франции. Русские, украинцы, армяне, люди других национальностей из Советского Союза,


ПРЕДИСЛОВИЕ Е РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Из книги Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны автора Дуэ Джулио

ПРЕДИСЛОВИЕ Е РУССКОМУ ИЗДАНИЮ Уважаемый читатель!В оригинале эта книга была написана на иврите и увидела свет в сентябре 2004 года. После этого я стал готовить русскоязычную версию. Дело в том, что об израильских проблемах мне легче говорить на иврите. Это естественно,


Предисловие к русскому изданию

Из книги Бомбейский взрыв автора Иннис Джон

Предисловие к русскому изданию Дуэ считается основоположником учения о современной воздушной войне. Его взгляды в этой области оказывали и оказывают крупнейшее влияние как на формирование теоретической военной мысли, так и на непосредственную практику строительства


Предисловие к русскому изданию

Из книги Неизвестная революция. Сборник произведений Джона Рида автора Рид Джон

Предисловие к русскому изданию В XX в. уже дважды регистрировались взрывы судов, груженных боеприпасами, последствиями которых были величайшие катастрофы с большими человеческими жертвами и огромными материальными потерями. Первая катастрофа потрясла мир в 1917 г., когда


Предисловие к русскому изданию

Из книги Эверест. Смертельное восхождение автора Букреев Анатолий Николаевич

Предисловие к русскому изданию «Десять дней, которые потрясли мир» — так озаглавил Джон Рид свою замечательную книжку. В ней необычайно ярко и сильно описаны первые дни Октябрьской революции. Это — не простой перечень фактов, сборник документов, это — ряд живых сцен,


Предисловие к русскому изданию

Из книги Дезинформация [Тайная стратегия абсолютной власти] автора Пачепа Ион Михай

Предисловие к русскому изданию Книга Анатолия Букреева – это полотно трагических событий весны 1996 года на юго-восточном гребне величайшей горы мира. Событий, во время которых к вершине, ловя окно в погоде, рванулось сразу несколько групп восходителей. Высшей точки


Предисловие к русскому изданию

Из книги автора

Предисловие к русскому изданию Рождественским вечером 1991 года с Кремля в последний раз был спущен флаг Советского Союза. На следующий день СССР прекратил свое существование, и над Кремлем подняли прежний трехцветный стяг России. Весь мир с удивлением наблюдал, как


Предисловие к русскому изданию

Из книги автора

Предисловие к русскому изданию 1 Mike Christopulos, “Russian Orthodox priest Father Arseny shone with Christ’s light in Soviet prison camp,” The Sword, vol. 1:36, August 2014.2 «Клан» ФСБ обеспечивает основу режима Путина», «Новая газета», июнь 2003 года, перепечатано кадровым центром «Будущее