Глава 4. БОЛЬШЕВИСТСКО-МЕНЬШЕВИСТСКИЙ ЦК

Глава 4. БОЛЬШЕВИСТСКО-МЕНЬШЕВИСТСКИЙ ЦК

На V съезде Ленин вновь восторжествовал по весьма существенному для него организационному вопросу. Полицентрие партии (Совет партии, ЦК и ЦО), провозглашенное на II съезде партии, ликвидированное на III большевистском съезде, восстановленное как двоецентрие на IV Объединительном съезде (ЦК и ЦО), теперь окончательно исчезло. Устав был изменен. ЦК опять сделался единственным верховным органом партии между съездами, а редакция ЦО назначалась ЦК и должна была работать под его контролем. Принцип кооптации был отменен. Отныне выбывших членов ЦК должны были замещать кандидаты, избранные на съезде.

Съезд отверг идею о созыве беспартийного «рабочего съезда» (Аксельрод, Ларин), которая способна привести «к замене социал-демократии беспартийными рабочими организациями» («КПСС в резолюциях», ч. 1, стр. 165), осудил партизанские выступления и грабежи («экспроприации» или «эксы»), которые практиковались большевиками (стр. 169), и призвал партию установить свое идейное руководство над профсоюзами (стр. 170).

Съезд поручил ЦК интенсивировать работу в армии, созвать конференцию военных организаций (стр. 170). Был выбран ЦК, куда вошли пять большевиков (И. П. Гольдман, И. Ф. Дубровинский, Н. А. Рожков, И. А. Теодорович, В. П. Ногин), четыре меньшевика (А. С. Мартынов, Н. Н. Жордания, И. А. Исув, Никифор), два поляка (А. С. Барский и Ф. Э. Дзержинский) и один латыш (К. X. Данишевский). Еще трех членов должны были делегировать Бунд и латыши («История КПСС», т. 2, стр. 226).

Хотя он и имел формальное большинство в новом ЦК, Ленин все-таки не доверял ему. Тем более, что среди самих большевистских членов ЦК преобладали «примиренцы» (Дубровинский, Ногин, Рожков), один из которых (Рожков) потом вообще перешел к меньшевикам. Ленин решил окружить официальный центр партии — ЦК — нелегальным центром большевиков. В конце съезда Ленин созвал частное совещание большевистских делегатов и создал «Большевистский центр». Кроме членов ЦК, туда были избраны: Красин, Покровский, Лейтезен, Шанцер, Таратута, Зиновьев, Каменев, Рыков. Центр возглавлял сам Ленин (там же, стр. 227).

Это лишний раз доказывало, как мало Ленин верил в органическое единение с меньшевистскими лидерами. Основная идея Ленина была вполне здравой — из идейно разношерстного и организационно рыхлого центра нельзя было руководить революцией. Волевой, жертвенный, послушный и идейно монолитный центр — вот чего Ленин добивался. Он мало верил, что таким может стать даже пробольшевистский ЦК V съезда. Поэтому и нужен был легально-нелегальный «Большевистский центр».

С 3 июня 1907 года начинается новый этап в истории революционной России — в этот день царь распустил II Государственную думу, арестовал социал-демократическую фракцию и, без согласия Думы (значит, нарушая «Манифест 17 октября»), издал новый избирательный закон, обеспечивающий в новой, III Думе правое большинство. Этот акт царя принято называть «третьеиюньским государственным переворотом». Юридически акт царя означал лишь легализацию фактического положения — первая русская революция кончилась, царское самодержавие от обороны перешло в наступление, началась эпоха реакции. Эта эпоха связана с именем председателя Совета министров П. А. Столыпина.

У Столыпина была собственная, довольно стройная и вполне логичная концепция о причинах революции и о средствах ее преодоления. Две идеи лежали в основе этой концепции — революционный террор должен быть подавлен беспощадно (практика военно-полевых судов), но и социальные причины, вызывающие революцию, должны быть ликвидированы: в основном, надо благоустроить крестьянина, превратив его из общинника в частного собственника (аграрные реформы Столыпина).

В осуществлении первой идеи Столыпин хорошо преуспевал. По советским, несомненно преувеличенным, данным, с 1907 по 1909 год было осуждено по политическим делам более 26 тысяч человек, в тюрьмах находилось 170 тысяч человек, к смертной казни было приговорено 5086 человек («История КПСС», т. 2, стр. 239). Однако при осуществлении второй идеи — выделить крестьянина из общины, сделать его частным собственником, достаточно обеспеченным землею (отруба, хутора или земли на окраинах России) Столыпин встретил одинаково упорное сопротивление и справа (реакционные помещики) и слева (эсеры и большевики).

Успех Столыпина в деле разрешения аграрного вопроса означал бы только одно: Столыпин окончательно убил бы русскую революцию, отняв у революции ее главного участника — крестьянство. Крестьянин, обеспеченный собственник земли, стал бы консерватором, антиреволюционером. Тогда рушилась и вся доктрина революции Ленина, основанная на «союзе пролетариата и крестьянства» в борьбе за власть.

Ленин это и имел в виду, когда писал: «Я признаю, что политика Столыпина делает еще шаг вперед по «прусскому» пути (мирное разрешение аграрного вопроса. — А. А.) и что на этом пути на известной ступени может наступить диалектический перелом, снимающий с очереди все надежды и виды на "американский" (т. е. революционный. — А. А.) путь. Но я утверждаю, что сейчас этот перелом еще не наступил». «У нас еще идет борьба. Еще не победил один из двух аграрных путей» (Ленин, Собр. соч., т. XX, дополнительный, ч. 1, изд. 1-е, стр. 313 и 317; см. также М. Н.

Покровский, «Русская история в самом сжатом очерке», Партиздат, 1933, стр. 463–472).

Третья Дума, избранная на основе нового избирательного закона, оказалась явно правой — правые монархисты составляли 40 % депутатов Думы, октябристы — 25 %, кадеты — 23 %, левые — 7 %. Социал-демократическая фракция состояла из 19 депутатов вместо 65 во II Думе. Большевиков-депутатов было четыре (Полетаев, Захаров, Сурков и Косоротов).

Начавшаяся волна арестов привела к разгрому многих социал-демократических организаций и их комитетов. Большинство лидеров РСДРП спаслось бегством за границу. В декабре Ленин бежал из Финляндии через Швецию в Швейцарию и обосновался в Женеве. К концу 1908 года за границу эмигрировало около 900 социал-демократов («История КПСС», т. 2, стр. 248). Руководящим центром партии в России было Русское бюро ЦК, куда входили большевики Дубровинский, Гольденберг и Ногин и меньшевики Жордания и Н. Рамишвили (кандидат). Газета «Пролетарий» (1906–1909) по-прежнему продолжала играть роль фактического ЦО Большевистского центра. Кроме того, выходил и официальный орган ЦК «Социал-демократ», первый номер которого вышел в России, но со второго номера он начал выходить за границей (1909–1917). Хотя «Социал-демократ» считался общим органом, тон в нем задавали Ленин и большевики.

Годы 1908–1909 были годами весьма глубокого идейного и организационного кризиса в руководстве РСДРП. На этот раз раскол происходил уже среди «раскольников» — внутри исторически сложившихся фракций — большевиков и меньшевиков. Кризис был вызван тем, что на главный вопрос времени — как партия должна работать в условиях упадка революции, в условиях думской, «парламентской» России — партийные деятели давали разные ответы как во фракции большевиков, так и во фракции меньшевиков. Среди меньшевиков начало господствовать то течение, которое стояло за приспособление партии к легальным условиям думской России, за создание легальной широкой рабочей партии и отказ от старой, конспиративной организации партии. Это было первое, наиболее влиятельное течение (Аксельрод, Дан, Мартов). Второе течение среди меньшевиков стояло за сохранение подпольной партии. Оно было численно слабее и возглавлялось Плехановым. Первое течение Ленин назвал «ликвидаторским» (оно хочет, якобы, «ликвидировать» партию) и объявил ему самую беспощадную войну. Сторонников второго течения Ленин назвал «меньшевиками-партийцами» и предложил им союз в борьбе с ликвидаторами.

Во фракции большевиков тоже появилось несколько групп — «отзовисты», «ультиматисты» и так называемые «богоискатели», которые потом объединились в одну литературно-идейную группу «Вперед». По своей политической физиономии «отзовисты» представляли собой крайне левое крыло большевизма, ортодоксальный и последовательный большевизм. Это течение возникло в марте-апреле 1908 года в Москве при обсуждении работы с.-д. фракции в III Думе. В мае того же года состоялась московская партийная конференция, на которой 14 делегатов из 32 внесли резолюцию, требующую, чтобы с.-д. депутаты сложили свои мандаты, «чтобы подчеркнуть как истинный характер самой Думы, так и революционную тактику РСДРП» (Ленин, Собр. соч. т. XIV, стр. 499). Если же с.-д. депутаты не выйдут из Думы добровольно, то тогда просто отозвать их оттуда («отзовисты») или предъявить им ультиматум о подчинении решениям партии («ультиматисты»).

Официальный комментатор сочинений Ленина замечает:

«Отзовистское течение пустило глубокие корни не только в Москве: в духе отзовизма были приняты резолюции — Петербургским, Иваново-Вознесенским и др. комитетами», (там же, стр. 499).

Московских отзовистов возглавлял Станислав Вольский. Лидерами ультиматистов выступали Г. Алексинский и А. Богданов. Алексинский говорил, что с.-д. в Думе надо поставить «два ультимативных вопроса: 1) о безусловном подчинении партии и ЦК, 2) о внедумской работе» (там же, стр. 500).

Отзовисты обвиняли Ленина в измене большевизму, в переходе на идейные позиции меньшевизма. На партийной конференции лидер меньшевиков Дан по этому поводу не без удивления заметил: «Кто же не знает, что Ленин обвиняется в меньшевизме» или, как заявил другой социал-демократ, «Ленин ведет право-бундовскую линию» (Ленин, ПСС, т. 19, стр. 13, 15).

Ленин назвал отзовистов «ликвидаторами наизнанку» или «ликвидаторами слева» и повел против них широкую кампанию как в партийной печати, так и на собраниях. Против этих левых большевиков Ленин даже заключил блок с левыми меньшевиками — с группой Плеханова. Когда требовали интересы дела, Ленин делал самые резкие повороты в тактике.

В описываемый период структура ЦК и его вспомогательных органов выглядела так. Из общего состава ЦК был выделен так называемый «Узкий состав ЦК» из пяти человек с правами ЦК (состав: 1 большевик, 1 меньшевик, 1 латыш, 1 поляк и один бундовец). «Узкий состав ЦК» должен был находиться в России. За границей находились три бюро ЦК и ряд комиссий ЦК. Было общее бюро ЦК, которое выполняло роль связующего и информационного центра. Это бюро, возглавляемое заграничным членом ЦК, считалось подчиненным органом «Узкого состава ЦК».

Было создано еще другое бюро, которое называлось «Заграничное Центральное бюро ЦК», из 10 человек, во главе которого стоял член ЦК с правом вето. Заграничное Центральное бюро считалось координационно-связывающим органом заграничных с.-д. организаций. Оно было вправе выносить обязывающие заграничные организации решения, если представитель ЦК не накладывал своего вето. Заграничное Центральное бюро тоже подчинялось «Узкому составу ЦК».

При ЦК существовало и военное бюро, в задачу которого входило развертывание нелегальной работы в армии и флоте (организация ячеек, составление и распространение листовок и т. д.). При ЦК были созданы разные комиссии: «Комиссия по профсоюзному и кооперативному движению», «Культурно-просветительная комиссия по работе среди пролетариата», «Листковая комиссия» (для составления листков, воззваний, прокламаций, памфлетов по злободневным вопросам). Специальным лицам была поручена работа среди молодежи, особенно среди студенчества. Партия обязывала своих членов возглавлять борьбу студентов и профессоров за университетскую автономию. Все подсобные органы возглавлялись членами ЦК, подотчётными «Узкому составу», но для участия в их работе привлекался весь партийный актив. Был создан общий ЦО партии — «Социал-демократ» (одновременно сохранялся и большевистский орган «Пролетарий», редакция: Ленин, Зиновьев, Каменев, Дубровинский).

В деле уточнения функций как ЦК в целом, так и его подсобных органов в отдельности, важное значение имел августовский пленум ЦК 1908 года. Пленум указал, что вся полнота власти остается за пленарным заседанием коллегии; оно созывается один раз в три месяца, экстренное — по требованию 6 членов коллегии или по требованию большинства «Узкого состава ЦК», работающего в России. Заседание пленума ЦК считается законным, если собралось 8 человек.

В промежутках между пленарными заседаниями всю текущую работу в России ведет «Узкий состав ЦК». По инициативе «Узкого состава ЦК» вопросы, не терпящие отлагательства, могут быть разрешены путем опроса всех членов коллегии ЦК. Тактические вопросы общего характера «Узкий состав ЦК» решает в случае крайней спешки, если нет такого положения, то откладывает их решение до созыва пленума. Руководство Думской фракцией с.-д. поручается «Узкому составу ЦК». В резолюции пленума прямо сказано: что с.-д. фракция в Думе «является одним из служебных органов, подчиненных партии и ее ЦК» («КПСС в рез.», ч. 1, стр. 198) и что «ЦК ввиду его ответственности перед партией за работу фракции должен без колебания применять свое право вето на постановление фракции во всех тех случаях, когда эти последние грозят принести партии вред» (там же, стр. 201).

Вообще «Узкий состав ЦК» действует от имени ЦК в целом и выступает так же как «ЦК РСДРП», облаченный всеми его правами. Через короткие промежутки времени «Узкий состав ЦК» представляет письменные сообщения о своей деятельности в Бюро за границей для информации.

О Заграничном бюро ЦК в резолюции пленума сказано, что это бюро «является представителем интересов ЦК за границей» (не смешивать с Заграничным, Эмигрантским бюро ЦК).

Практически ЦК — это русская пятёрка, работающая в России («КПСС в резолюциях», ч. 1, стр, 188–189). Ленина это вполне устраивало, так как из пяти членов «Узкого состава ЦК» он имел на своей стороне большинство в три человека (1 большевик, 1 поляк, 1 латыш), против двух (1 меньшевик и 1 бундовец).

Дальнейшим шагом по укреплению позиций Ленина в ЦК явилась V Всероссийская конференция партии. Она состоялась с 21 по 27 декабря (3–9 января 1909 г.) в Париже. На ней присутствовало 16 делегатов: от большевиков-ленинцев — Ленин, Зиновьев, Таратута (все от ЦК), член Думы Полетаев; от большевиков-отзовистов — Богданов (Максимов) и Денисов; от большевиков-ультиматистов — Ст. Вольский и Лядов; от меньшевиков-ликвидаторов — Аксельрод, Дан, Рамишвили (член ЦК) и др. («История КПСС», т. 2, стр. 259–260). Присутствовали также представители «национальных» с.-д.

Господствующим течением на конференции было ленинское. Это и обеспечило принятие тактических решений в духе ленинского большевизма. Подводя итоги конференции, Ленин писал:

«Год развала, год идейно-политического разброда, год партийного бездорожья лежит позади нас… Кризис был, несомненно, не только организационный, но и идейно-политический».

Выход из этого кризиса указали решения конференции, утвержденные ЦК. Их сущность, по Ленину, заключалась в следующем:

«Новые условия момента требуют новых форм; использование думской трибуны представляется безусловной необходимостью; длительная работа по воспитанию и организации масс выдвигается на первый план; сочетание нелегальной и легальной организации выдвигает перед партией особые задачи».

Несмотря на тяжесть кризиса, когда от 150-тысячной партии уцелело едва два десятка тысяч социал-демократов в России, Ленин все же был настроен оптимистически. Да, русский народ он называл «нацией рабов», но русский пролетариат ценил высоко. В цитированной статье он писал:

«Русский пролетариат может гордиться тем, что в 1905 году под его руководством нация рабов превратилась впервые в нападающую на царизм рать миллионов, в армию революции. И тот же пролетариат сумеет теперь выполнить работу воспитания и подготовки новых кадров более могучей революционной силы» (Ленин, ПСС, т. 17, стр. 354, 360, 361).

Конференция осудила «ликвидаторов» (но обошла молчанием «отзовистов»), поручила ЦК «продолжать охранение целости и единства партии» и констатировала, что «вполне успешная работа ЦК возможна только в том случае, если меньшинство его (ЦК) будет подчиняться партийной дисциплине, лояльно работать в рамках одного учреждения» («КПСС в рез.», ч. 1, стр. 195).

Конференция одобрила решение ЦК о создании в России «сокращенного состава» («узкого состава») ЦК с правами пленарного состава ЦК, но указала одновременно, что «принципиально-тактические вопросы», по возможности, должны рассматриваться на пленуме ЦК. Было также санкционировано решение о создании Заграничного бюро ЦК («КПСС в рез.», ч. 1, стр. 204–205).

Тем временем, фракционная борьба между лидерами большевиков и меньшевиков продолжалась, принимая порою весьма острые формы. Положение Ленина осложнялось еще и тем, что в его собственной фракции образовалась подфракция, которая хотела стать левее самого Ленина («впередовцы»). Угрожающее положение с двух сторон заставляло Ленина прибегать к компромиссам, которые б глубине души он презирал и от которых он собирался отказаться при первой же возможности. Для него было важно проглотить меньшевистскую фракцию со всеми её комитетами, но без её лидеров. Ленин никогда не верил в их большевистское перерождение. Он хотел добиться также полной капитуляции «левых».

Тем временем объединительное движение на низах партии все больше и больше разрасталось. Поскольку и пробольшевистский ЦК выступил за действительное объединение, то Ленину приходилось лавировать очень осторожно. В январе 1910 года в Париже при посредничестве внефракционной группы Л. Троцкого, издававшей в Вене газету «Правда», и Бунда был созван так называемый «Объединительный пленум ЦК». На пленуме ЦК присутствовали: от большевиков — Ленин, Зиновьев, Каменев, Дубровинский, Ногин и Гольденберг; от меньшевиков-ликвидаторов — Мартов, Мартынов, Жордания, Рамишвили, Горев; от «впередовцев» — Богданов и Шанцер; от польских с.-д. — Тышка и Барский; от бундовцев — Койген и Айзенштадт; от латышских с.-д. — Озолин (Либавский); от венской «Правды» - Троцкий. Плеханов не явился («История КПСС», т. 2, стр. 298).

Ленин был против созыва пленума, но активной борьбы против него не вел, тем более, что он мало верил в его успех. Важнейшие решения пленума свелись к следующему:

1) избрать редакцию нового ЦО из пяти лиц (от большевиков — Ленин и Зиновьев, от меньшевиков — Мартов и Дан плюс поляк Барский, сочувствовавший большевикам);

2) прекратить издание большевистского «Пролетария» и меньшевистского «Голос социал-демократа»;

3) распустить Большевистский центр;

4) избрать русскую коллегию ЦК из семи человек в составе двух большевиков (Ногин и Гольденберг), двух меньшевиков (не названы), плюс Мартынов, член Бунда Абрамович (Рейн) и латыш Либавский;

5) реорганизовать Заграничное бюро ЦК в составе пяти человек (от большевиков — Любимов, потом Семашко, от меньшевиков — Горев);

6) передать из большевистской кассы в общепартийную кассу деньги в сумме 500 тысяч (эти деньги хранились у лидеров немецкой социал-демократии Каутского, Ф. Меринга и Клары Цеткин);

7) субсидировать газету Троцкого «Правда», признать её партийным органом, ввести в состав её редакции одного члена ЦК (Каменева);

8) зарегистрировать антиленинский «Вперед», как партийную литературную группу;

9) учредить в Париже партийную школу пропагандистов;

10) издавать «Дискуссионный сборник» (редакция — по одному представителю от каждого течения и национальных организаций);

11) выработать план организации в России партии, создавая группы в легальных организациях, «ячейки» в нелегальных организациях, а существующим фракциям слиться;

12) издавать в России легальный орган;

13) созвать общепартийную конференцию с участием деятелей как нелегального, так и легального движения (А. Спиридович, «История большевизма в России», Париж, 1922, стр. 208).

На пленуме был принят и специальный «Устав ЦК РСДРП». Основные его параграфы сводились к следующему:

действующая в России коллегия членов ЦК из семи членов («Семерка») пользуется всеми правами ЦК («Семерка»: 2 большевика, 2 меньшевика, 1 бундовец, 1 поляк, 1 латыш);

каждый член ЦК обязан исполнять ту или иную работу;

действующий ЦК состоит из членов и кандидатов, избранных на Лондонском съезде;

в случае выбытия кого-либо из членов «Семерки», его заменяют кандидатом Лондонского съезда, в случае отсутствия такового, «Семерка» сама подбирает кандидата в члены «Семерки»;

кандидаты, выбранные Лондонским съездом, замещают выбывающих членов ЦК в порядке, установленном Уставом;

за границей действует назначенное ЦК Заграничное бюро ЦК, состоящее из 5 членов ЦК. В состав Бюро входят три представителя «национальных» Центральных Комитетов, которые могут быть и не членами ЦК (но они не участвуют в пленуме ЦК); это Бюро заведует имуществом партии, издательскими и техническими делами, представляет партию за границей, объединяет заграничные группы содействия партии и служит посредником между ними и действующим в России ЦК;

в пленум (из 15 чел.) привлекаются: 1) члены «Семерки», 2) члены Заграничного бюро, являющиеся членами ЦК, 3) если те и другие не дают числа 15, то привлекаются к работе пленума кандидаты; при замещении кандидатур соблюдается пропорциональность течений. Вопрос о том, кто именно из кандидатов имеет право присутствовать на пленуме, решает член ЦК данного течения. Устав был принят единогласно (Ленин, Собр. соч., т. XIV, стр. 472–473).

Официальный историк пишет: «Несмотря на протест Ленина, пленум решил закрыть газету «Пролетарий», безотлагательно передать ЦК РСДРП часть денег, принадлежащих большевикам, а остальные — в течение двух лет. Деньги временно отдавались на хранение «Держателям — представителям германской социал-демократии Мерингу, Цеткин и Каутскому» («История КПСС», т. 2, стр. 300).

Этот комментарий официального историка совершенно не согласуется со следующим документом, который подписал Ленин, в числе других большевистских участников пленума:

«Мы, нижеподписавшиеся, идя целиком навстречу назревшей потребности в организационном единстве партии, заявляем:

мы распускаем свой фракционный центр;

мы прекращаем издание газеты «Пролетарий»;

… (в этих двух пунктах речь идет о немедленной передаче большевиками части своего имущества в ЦК) (Ленин, Собр. соч., т. XIV, стр. 475).

Но это решение пленума ЦК и ленинского Большевистского центра было опротестовано большевиками из группы «Вперед». Эта группа выпустила специальное обращение, в котором говорилось:

«К товарищам большевикам. Вам, вероятно, уже известно принятое и оглашенное Центральным Комитетом заявление Большевистского центра о том, что "Большевистский центр" признается распущенным, "Пролетарий" закрывается, большевистские деньги передаются ЦК и большевизм, как организационное идейное течение, объявлено не существующим…

Официальные руководители по всей линии отреклись от большевистских традиций…

Это не было просто изменение взглядов. Это был совершенно сознательный обман, направленный против всего большевистского течения… За последние два года не дано было организациям ни одного денежного отчета, истрачены были сотни тысяч… Таким образом, и в идейном, и в материальном, и в организационном смысле Большевистский центр стал бесконтрольным вершителем большевистских дел, поскольку они зависели от заграницы… Но затем Большевистский центр счел себя вправе совершить и последний шаг — официально ликвидировать фракцию, не спросив мнения ни одной из большевистских организаций, и передать её (фракции) материальные средства в ЦК, выговорив при этом себе крупную их долю, — уже как частной группе литераторов. Цепь обмана была завершена таким актом, в котором соединились все меры лицемерия и узурпации: присвоение чужого имени («Большевистский центр»), растрата чужого имущества, распущение чужой организации…

Идейное течение должно руководить своими вождями и представителями. Только решение местных большевистских организаций может считаться действительным решением вопроса. Пока оно не состоялось, постановление Большевистского центра о роспуске фракции, передаче денег в ЦК и т. д. никакой силы иметь не может» (А. Спиридович, там же, стр. 219–222).

Напрасно левые большевики волновались. Объединение враждующих фракций на январском пленуме ЦК оказалось иллюзорным. Наоборот, только после этого пленума еще больше обострились фракционные разногласия. Пожалуй, никогда РСДРП не представляла такой пестрой картины фракций, групп и группировок, как в месяцы и годы, последовавшие за январским пленумом.

В лагере меньшевиков образовалось целых четыре фракции — фракция Потресова (журнал «Наша заря»), стоящая на самом правом фланге РСДРП; фракция Мартова-Дана-Аксельрода (газета «Голос социал-демократа»); фракция Троцкого (газета «Правда»), выступавшая за примирение между большевиками и меньшевиками; фракция Плеханова («меньшевики-партийцы»).

У большевиков были три фракции — фракция Ленина-Зиновьева-Каменева, фракция Богданова-Луначарского-Покровского-Горького (группа «Вперед») и фракция «примиренцев», которая активно добивалась объединения с меньшевиками (члены ЦК Дубровинский, Ногин, Любимов, Гольденберг и др.).

Из трех центров партии — Руское бюро ЦК было в руках «примиренцев», Заграничное бюро ЦК в руках меньшевиков, центральный орган «Социал-демократ» в руках большевиков-ленинцев (хотя в редакцию входили Мартов и Дан, Ленин и Зиновьев, пользуясь голосом пятого члена — поляка, проводили в ЦО свою линию и даже браковали статьи Мартова).

В этот период Ленин усилено добивается союза с группой Плеханова. Вместе с нею он начинает в конце 1910 года издание легальной партийной газеты «Звезда» в Петербурге. Кроме того, в конце 1911 года большевики начали издавать в Петербурге легальный журнал «Просвещение».

Исключительно важное значение в деле завоевания российских партийных организаций на сторону большевизма имела партийная школа в Лонжюмо под Парижем, которая начала работать весной 1911 года. Из этой школы вышли такие убежденные ученики Ленина (Ленин прочел там 56 лекций), как Орджоникидзе, Белостоцкий, Шварц, Бреслав, которые, вернувшись в Россию, подготовили созыв Пражской конференции 1912 года и сами стали членами ЦК партии большевиков.

Таким образом, январский «объединительный» пленум ЦК не оправдал своего назначения. Фактически объединения не произошло. Слишком сильны были его противники как справа (меньшевики-«ликвидаторы»), так и слева (большевики-«отзовисты»). Меньшевики-«ликвидаторы» вообще отказались войти в состав нового ЦК и признать решения январского пленума.

«Голос социал-демократа» выпустил «Письмо к товарищам», против большевистской интерпретации решений пленума ЦК (Ленин, Собр. соч., XIV, стр. 476–480), а в России меньшевики приступили к изданию легального органа «Наша заря».

Большевики, которые торжественно обещали распустить свой фракционный центр и закрыть его печатный орган, а деньги передать новому составу ЦК («КПСС в рез.», ч. 1, стр. 242), формально признали решения пленума, но на деле вели борьбу против них.

Что же касается партийных денег, то ими фактически распоряжался Большевистский центр. Субсидию Троцкому тоже прекратили, отозвав из редакции его газеты командированного туда Каменева, члена ЦК. В противовес газете Троцкого ЦК организовал свой орган — «Рабочую газету». «Дискуссионный сборник», созданный январским пленумом, тоже развалился — представители «Голоса с.-д.» и лево-большевистского «Вперед» оттуда ушли. Дальнейшее разложение ЦК было предупреждено русской полицией — в апреле 1910 года было арестовано Русское бюро ЦК, а вслед за этим — и только что избранная на январском пленуме руководящая коллегия ЦК — «Семерка».

Поэтому фактическая власть ЦК сосредоточилась в руках Заграничного бюро ЦК, где влияние меньшевиков преобладало. Ленин решил предложить большевикам и полякам выйти оттуда, чтобы ликвидировать само это бюро (что и было сделано: большевистский представитель Семашко, взяв кассу и бумаги, покинул Бюро).

После этого Ленин предложил единственному члену «Семерки», уцелевшему от ареста, созвать новое совещание ЦК. Это совещание состоялось в Париже с 28 мая (10 июня) по 4 (17) июня. От большевиков на совещании участвовали Ленин, Зиновьев и Рыков. Присутствовали также представители «Голоса социал-демократа», поляков, латышей и Бунда. Представители «Голоса социал-демократа» и Бунда покинули совещание, когда узнали цели его организатора — Ленина. После этого оставшиеся члены ЦК приняли решение о созыве Всероссийской конференции. Была создана Заграничная организационная комиссия по её созыву (ЗОК). Заграничная организационная комиссия должна была организовать Русскую коллегию из местных людей для подготовки конференции. Была создана также Техническая комиссия (ТК) для «исполнения ряда технических функций в связи с партийным издательством, транспортом и т. д.» («КПСС в рез.», ч. 1, стр. 248).

В «Извещении» совещания членов ЦК заранее отводилось неизбежное обвинение, что большевики незаконным путем захватили всю власть над ЦК. В нем говорилось: «не о "захвате власти", а о выполнении элементарной партийной обязанности идет речь» (там же, стр. 246).

Но именно как захват власти истолковали меньшевики решение совещания ЦК. Мартов и Дан вышли из редакции «Социал-демократа», что сделало и этот орган ЦК чисто большевистским. На будущую конференцию приглашали всех (кроме «ликвидаторов») группу Плеханова, группу Троцкого («Правда») группу Богданова («Вперед»), Бунд, латышскую социал-демократию (там же, стр. 249). Ленин объяснял, почему он, например, приглашает на конференцию группы «Правда» и «Вперед», таким соображением:

«Обращаться к русским рабочим, связанным с «Впередом» и «Правдой», через головы этих группок против этих группок — такова политика, которую большевизм вел, ведет и проведет через все препятствия» (Ленин, ПСС, т. 20, стр. 350).

Лучшего рецепта не мог бы придумать даже сам Макиавелли.

ЗОК назначила своими представителями в России Оржоникидзе, Шварца и Бреслава. 29 сентября 1911 года в Баку состоялось совещание ряда партийных организаций, на котором была создана Российская организационная комиссия (РОК) по созыву общероссийской конференции. В её состав вошли большевики Орджоникидзе, Шварц, Шаумян, Спандарян и один плехановец — Соколин («История КПСС», т. 2, стр. 349). Таким образом, Ленин создал фактически новый ЦК внутри России.

Так завершил Ленин свой новый переворот в ЦК. Разумеется, это вызвало бурю негодования и правых, и левых меньшевиков. Заграничное бюро ЦК не признало свой роспуск. Оно созвало в Берне ответное совещание (20 августа 1911 г.) с участием Заграничного бюро ЦК, редакции «Голоса с.-д.», редакции «Правды», Бунда, латышской с.-д.

Это совещание постановило создать «Организационный комитет» по созыву российской партийной конференции как ответ и противовес большевистской «Организационной комиссии» и «Технической комиссии» (А. Спиридович, там же, стр. 231–232).

Большевизм и меньшевизм стремительно идут к окончательному и бесповоротному расколу, который сделает их непримиримыми антиподами не только в тактике, но и в идеологии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 23. Глава кровавая, но бескровная,  или суета вокруг дивана

Из книги Последняя тайна рейха. Выстрел в фюрербункере. Дело об исчезновении Гитлера автора Арбатский Леон

Глава 23. Глава кровавая, но бескровная,  или суета вокруг дивана Комиссия МВД обследовала также подземный кабинет Гитлера, а кроме того, все помещения по пути из кабинета к запасному выходу из фюрербункера.Сразу же отметим несоответствия в исходящей от Линге информации: в


Глава 35 Кем был Шекспир? Глава дополнительная и имеющая характер некоего расследования

Из книги Тюдоры. «Золотой век» автора Тененбаум Борис

Глава 35 Кем был Шекспир? Глава дополнительная и имеющая характер некоего расследования I Фрэнсис Бэкон был человеком поразительного интеллекта, и сфера его интересов была чрезвычайно широкой. По образованию он был юристом, с течением времени стал лордом-канцлером, то


Глава 17

Из книги Такая долгая полярная ночь. автора Толмачев Мстислав

Глава 17 «Самая жестокая тирания — та, которая выступает под сенью законности и под флагом справедливости». Монтескье Не помню, в апреле или начале мая меня с вещами вызвали на этап. Точно сказать, когда это было я затрудняюсь. В тюрьме время тянется медленно, но серые


Глава 18

Из книги Происхождение партократии автора Авторханов Абдурахман Геназович

Глава 18 «Истинное мужество обнаруживается во время бедствия». Ф. Вольтер Вероятно, тюремная камера, несправедливость «самого справедливого суда» в Советском Союзе, понимание безнадежности своего положения — все это как-то ожесточило меня, я мысленно простился с


Глава 19

Из книги Простаки за границей, или Путь новых паломников автора Твен Марк

Глава 19 «Рожденные в года глухие Пути не помнят своего. Мы — дети страшных лет России — Забыть не в силах ничего». А. Блок Нас провели через боковые вокзальные ворота на привокзальную площадь. Здесь нас ждали уже «воронки», небольшие черные автомобили с закрытым


Глава 20

Из книги Дневники исследователя Африки автора Ливингстон Давид

Глава 20 Ты смутно веришь этой вести, Что вероломно предана любовь. Узрел… бушует чувство мести — За оскорбленье льется кровь. М.Т. Орлан служил в одном из гарнизонов Дальневосточной Красной армии. Вполне возможно, что и в том, где служил я. Он и его жена, которую он горячо


Глава 21

Из книги Смертельная схватка нацистских вождей. За кулисами Третьего рейха автора Емельянов Юрий Васильевич

Глава 21 «Помнишь ли ты нас, Русь святая, наша мать, Иль тебе, родимая, не велят и вспоминать?» Федор Вадковский. «Желания» Время от времени нас по ночам выгоняли из барака для «шмона», Так на воровском жаргоне называют обыск. Нас выстраивают рядами, у наших ног лежат


Глава 22

Из книги автора

Глава 22 «Сострадания достоин также тот, кто в дни скитанья, С милой родиной расставшись, обречен на увяданье». Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» Дни бежали, а мы ждали этапирования и, конечно, на Колыму. Я уже не помню всех рассказов и воспоминаний моих коллег по


Глава 33

Из книги автора

Глава 33 «Отечество наше страдает Под игом твоим, о злодей!» П.А. Катенин Лежа на верхних нарах в этой «слабосилке» и наслаждаясь теплом, когда, как мне казалось, каждая молекула моего тела с жадностью впитывала нагретый воздух, я предавался своим мыслям. Ничто не


Глава 2. БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ЦК И МЕНЬШЕВИСТСКИЙ ОК

Из книги автора

Глава 2. БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ЦК И МЕНЬШЕВИСТСКИЙ ОК Побитые на II съезде меньшевики еще тогда постарались взять реванш в заграничных партийных организациях, где они с самого начала имели преобладание. Был созван съезд заграничной организации РСДРП — «Лиги русской


Глава XXX

Из книги автора

Глава XXX Корабль – наш дом родной. – Джек и его наряд. – Отцовское напутствие. – Египет. – В Александрии. – На улицах Каира. – Отель «Приют пастуха». – Мы отправляемся к пирамидам. Какое счастье снова оказаться в море! Какое облегчение сбросить груз всех забот – не


Глава 1

Из книги автора

Глава 1 Занзибар, 28 января 1866 г. После двадцатитрехдневного перехода мы прибыли из Бомбея к острову Занзибар на корабле «Туле», подаренном правительством Бомбея занзибарскому султану. Мне дали почетное поручение вручить подарок. Губернатор Бомбея хотел показать этим,


Глава 2

Из книги автора

Глава 2 1 мая 1866 г. Мы идем теперь по сравнительно безлесной местности и можем продвигаться без непрестанной рубки и расчистки. Прекрасно, когда можно обозревать окружающую природу, хотя почти все вокруг кажется покрытым массами тенистой листвы, большей частью


Глава 3

Из книги автора

Глава 3 19 июня 1866 г. Прошли мимо мертвой женщины, привязанной за шею к дереву. Местные жители объяснили мне, что она была не в состоянии поспевать за другими рабами партии и хозяин решил так с ней поступить, чтобы она не стала собственностью какого-нибудь другого владельца,


Глава 4

Из книги автора

Глава 4 28 июля 1866 г. Собирались выступить сегодня, но Матака сказал, что не готов: нужно было смолоть муку, и нам еще не выдали мяса. Матака каждый день присылал нам много приготовленной еды. Он спросил, зарежем ли мы быка, которого он нам даст, или возьмем с собой. Мы


Глава 5. Глава внешнеполитического ведомства

Из книги автора

Глава 5. Глава внешнеполитического ведомства Утрата гитлеровской Германией ее завоеваний стало следствием не только поражений на полях сражений ее войск, отставания в области вооружений и банкротства ее расистской идеологии, на основе которой были предприняты попытки