Спуск в шахту в Файфе, 1900 год Келлог Дерланд

Спуск в шахту в Файфе, 1900 год

Келлог Дерланд

В духе антропологического исследования американский писатель Келлог Дерланд провел несколько месяцев в Файфе, среди рабочих-шахтеров Келти. Его описание того, как трудились и жили шахтеры, читается словно откровения путешественника.

Однажды утром бригадир встретил меня внизу у ствола и сказал, что я должен идти на откатку. В шахте откатка считается самой тяжелой работой, так что я с волнением и страхом встретил подобное распоряжение. В длинных стволах, где есть заметный перепад высот, для передвижения вагонеток туда и обратно, вверх и вниз, используется система с бесконечным канатом, на ровных участках, где возможно, груженые вагонетки в длинных сцепках тащат пони. Откатчики толкают вагонетки по забоям, где их наполняют, в главные штольни или стволы, там из них составляют сцепки и отправляют к главному стволу.

На шахте Айткен насчитывалось сорок пони, и были они удивительно сообразительными и умными животными. Многих привезли из Норвегии. Некоторые, оказавшись в шахте, так всю жизнь и проводили во тьме. Они привыкали к дорогам, по которым ходили, и за короткое время по самым неровным местам принимались бегать рысцой в хорошем темпе, порой срываясь в галоп. Они обучены отпрыгивать в сторону в тот момент, когда у главного ствола их освобождают от вагонеток, чтобы тяжелый груз с грохотом высыпался рядом, и делать это с проворством, а иначе возможна гибель животного, которое на лишний миг замешкается перед тем, как переступить рельсы. Но самое удивительное из всего — научившиеся воровать пони, что демонстрирует их сообразительность: из любви к еде и питью они обучились открывать ящички рабочих и съедать хлеб, джем и сыр; а еще есть умные тихони, которые откупоривают фляжки и выпивают их до последней капли. Когда я впервые услышал эти рассказы, то отнесся к ним со скептицизмом, но прошло совсем немного времени, как я убедился в их правдивости. У одного человека пропал сундучок, и он, осыпая проклятиями своих соседей за то, что они над ним так зло подшутили, отправился домой голодным. На следующее утро заметили, как из стойла вышел пони с пустым сундучком в зубах, который он потом бросил на то самое место, где минувшим днем жертва оставила свой завтрак.

Та часть шахты, куда направили на откатку, была для меня в новинку — десять минут ходьбы по часто используемому штреку, где из конца в конец громыхали длинные составы вагонеток, пони вели отчаянные мальчишки, для которых было в радость криком предупреждать о себе в самый последний момент, и их пронзительные голоса перекрывали стук копыт и громыхание тяжелых вагонеток. В том месте, где я оставил главный штрек, на меня дохнуло столь жарким воздухом и на миг так мощно, что он показался испорченным. Появился человек, с которым я должен был работать, и я последовал за ним в сторону нарастающего жара и, пройдя около двухсот ярдов, увидел голых по пояс рабочих, по чьим перемазанным всепроникающей угольной пылью телам стекал, оставляя светлые дорожки, пот, отчего шахтеры мало напоминали людей. Дышать приходилось через силу, несмотря на поток воздуха в проходе. Монотонный стук и звяканье кирок по неподатливому углю забивались в уши, и казалось, звуки доносятся из какого-то нереального мира, а в отдалении другие рабочие, низко согнувшись или опустившись на колени перед непреклонной стеной, атаковали ее грубой силой, походя на странных, проклятых за свои грехи существ; и сквозь зубы у них, с регулярностью машины, вырывалось приглушенное «тс-ст, с-шиш-с-шиш, тс-ст».

Пустая вагонетка весит около пятисот фунтов. С виду она похожа на маленький вагон для перевозки угля. В среднем в нее загружают от полутонны до двенадцати сотен фунтов угля. Для сильного мужчины порядочной загрузкой будет четырнадцать или пятнадцать сотен фунтов.

Я начал свой первый рейс. Сначала совершенно ровная поверхность, затем легкий подъем, еще один короткий горизонтальный участок, потом резкий спуск, хотя и недостаточно резкий, чтобы назвать его крутым, но по этакому уклону вагонетка, если ее не придерживать, покатится с такой быстротой, что слетит с рельсов на первом же небольшом повороте, а их там несколько. Мне понадобилось собрать все свои силы, чтобы преодолеть первый уклон, и с облегчением я почувствовал, как передняя стенка опускается, и вцепился покрепче в заднюю, удерживая вагонетку. Из-за торчащего обломка камня ступня зацепилась за шпалу, и пока я разбирался с ногами, вагонетка успела набрать ход. Горячий воздух становился холоднее, пока меня тащило с нарастающей скоростью, все быстрее и быстрее. Я боролся изо всех сил, но тщетно. Вагонетка ехала вперед, я несся огромными скачками, подпрыгивая и спотыкаясь, как безумный; фонарь задуло, не успел я преодолеть двадцать ярдов, и мгновенно промелькнуло ярдов сто шестьдесят или больше; в отчаянии, цепляясь изо всей мочи, болтаясь позади сорвавшейся вагонетки, я был не в состоянии удержать ее на рельсах своим весом. Я знал, если привстану на три четверти своего роста, то с чудовищной силой врежусь в каменный потолок, а если отпущу вагонетку, то неизбежно упаду. Еще страшнее было то, что я не знал, что впереди, и дурно становилось при мысли, что с каждой секундой я приближаюсь к ровному участку, где ходят люди и пони, ездят сцепки; и низкими скачками мы — я и вагонетка — продолжали нестись дальше, пока с радостным трепетом я не обнаружил, что могу ею как-то управлять и чем дальше, тем больше, наконец мне удалось аккуратно прокатить ее через поворот, с таким видом, словно бы весь этот пробег был для меня обычным делом. У меня ныли все мускулы, язык прилип к нёбу куском пересохшей кожи. Ничего не оставалось, кроме как снова зажечь лампу, встать за пустую вагонетку и с усердием толкать ее обратно в забой. Как одеревенели и как болели от нагрузки ноги! Тяжелое дыхание вырывалось с присвистом, каждая пора кожи превратилась в крохотный родник. С большей решимостью я начал второй рейс, когда, к моему огромному ужасу, повторилась та же самая безрассудная гонка, только все стало еще хуже. Пальцы отказывались сгибаться, конечности не подчинялись, а силы как будто вытекали вместе с потом. Никогда я не узнаю, каким чудом удерживалась на рельсах вагонетка во время этого сумасшедшего, опасного пробега. Жара была мучительной. Дико трясущимися пальцами я схватил фляжку и глотнул чая, неприятно теплого, но освежающего. Губы у меня были точно промокательная бумага.

До сих пор мой напарник, широкоплечий малый, с бицепсами и грудью Геркулеса, не промолвил ни слова, но сейчас, проходя мимо, весело сказал: «Когда кончилась моя первая смена на этой работенке, мне казалось, что я умер».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

<1899–1900>

Из книги Дневниковые записи автора Чехов Антон Павлович

<1899–1900> Сентябрь7. Поставлен телефон.8. Приехали [8] E. Я. и М. П. Чеховы.9. Мустафе 48 р. Почте за передачу телеграмм по телефону 10 р.17. Знакомство с нач<альником> гл<авного> тюр<емного> упр<авления> Салмоном.30. В Юрьево — 20 р., в Байдары — 28 р. 60 к.Октябрь2. На горах


К. С. СТАНИСЛАВСКИЙ — ЧЕХОВУ Декабрь (между 15 и 23) 1900 г. Москва

Из книги Переписка А. П. Чехова и К. С. Станиславского автора Чехов Антон Павлович

К. С. СТАНИСЛАВСКИЙ — ЧЕХОВУ Декабрь (между 15 и 23) 1900 г. Москва Глубокоуважаемый Антон Павлович!Княгиня Софья Андреевна Толстая, поощряемая мужем, устраивает благотворительный концерт, в котором просит меня прочесть только что написанную Л. Н. Толстым повесть «Кто прав?».


1894–1900

Из книги Хронологическая канва жизни и деятельности Г. И. Успенского автора Успенский Глеб Иванович

1894–1900 Успенский находится в Колмовской больнице близ Новгорода.18 марта 1900 г. Перевод в Новознаменскую психиатрическую лечебницу под


1900–1902

Из книги 100 великих экспедиций автора Баландин Рудольф Константинович

1900–1902 Находится в Новознаменской больнице.


Спуск в пропасть

Из книги 100 великих футбольных тренеров автора Малов Владимир Игоревич

Спуск в пропасть Известный французский исследователь пещер Норбер Кастере свою книгу «Тридцать лет под землей» (М., 1964) посвятил, вчастности, «всей спелеологической группе Пьер-Сен-Мартена, победившей самую глубокую пропасть на земле».Нетрудно понять чувства человека,


(1900–1981)

Из книги Летный риск автора Ткаченко Владимир Андреевич

(1900–1981)


БЕЗМОТОРНЫЙ СПУСК С 6000 МЕТРОВ

Из книги Короткоствольные револьверы автора Ловет Эд

БЕЗМОТОРНЫЙ СПУСК С 6000 МЕТРОВ О. К. Антонов 24 декабря 1971 г. самолет Ан-24 № 46586 Грузинского управления гражданской авиации, пилотируемый летчиками Гвинджия Х. Ч. и Шленов В. А., выполнял очередной рейс № 2955 по маршруту Сухуми – Симферополь – Одесса. На борту самолета


Хват, прицел и спуск

Из книги Москва в кино. 100 удивительных мест и фактов из любимых фильмов автора Рассохин Олег О.


1900

Из книги «С Богом, верой и штыком!» [Отечественная война 1812 года в мемуарах, документах и художественных произведениях] [Художник В. Г. Бритвин] автора Антология

1900 28 апреля. Начал службу в 5-й гв. конно-артиллерийской бригаде.29 апреля. Почетный председатель Русского астрономического


Барон А. Дедем «Русская старина», 1900 г., Кн. 7

Из книги Книга чудес света автора Поло Марко

Барон А. Дедем «Русская старина», 1900 г., Кн. 7 Был седьмой час вечера, как вдруг раздался выстрел со стороны Калужских ворот. Неприятель взорвал пороховой погреб, что было, по-видимому, условным сигналом, так как я увидел, что тотчас взвилось несколько ракет и полчаса спустя


Барон А. Дедем «Русская старина», 1900 г., Кн. 7

Из книги Гении, изменившие мир автора Скляренко Валентина Марковна

Барон А. Дедем «Русская старина», 1900 г., Кн. 7 Император выехал из Москвы 7 октября, но оставил в городе маршала герцога Тревизского, который должен был ждать в Кремле результатов битвы. Наполеон лелеял еще тайную надежду вернуться в Кремль, но на случай, если бы это ему не


Глава XXXVII. Здесь описывается великий спуск

Из книги Эверест. Смертельное восхождение автора Букреев Анатолий Николаевич

Глава XXXVII. Здесь описывается великий спуск Равнина, что к югу, тянется, нужно знать, на пять дней пути; а потом начинается другой спуск по дурной дороге двадцать миль [около км]; бродят тут злые разбойники, и дорога тут опасная. За этим спуском начинается новая равнина,


ХОМЕЙНИ РУХОЛЛА МУСАВИ (род. в 1900 г. — ум. в 1989 г.)

Из книги Пушкин в жизни. Спутники Пушкина (сборник) автора Вересаев Викентий Викентьевич

ХОМЕЙНИ РУХОЛЛА МУСАВИ (род. в 1900 г. — ум. в 1989 г.) Духовный руководитель Исламской Республики Иран (1973–1989 гг.), аятолла (с конца 1950-хгг.), великий аятолла (1961 г.)Хомейни смело можно отнести к числу людей, изменивших ход истории и сознание человечества на исходе XX в. С его


Глава 16 Спуск

Из книги автора

Глава 16 Спуск На обратном пути к ступени Хиллари Мартину Адамсу пришлось разойтись с целой вереницей восходителей. Там были и клиенты Холла, и все оставшиеся участники экспедиции Фишера: Шарлотта Фокс, Лин Гаммельгард, Сэнди Хилл Питтман и Тим Мадсен. С ними шли


Вера Александровна Нащокина (ок. 1811–1900)

Из книги автора

Вера Александровна Нащокина (ок. 1811–1900) Пушкин и Нащокин во всех важных вопросах жизни всегда советовались друг с другом. Когда Пушкин задумал жениться на Н. Н. Гончаровой, он спросил мнение Нащокина. Нащокин посоветовал жениться. Осенью 1833 г. Нащокин решил порвать связь