Происхождение Шерлока Холмса, 1891 год Сэр Артур Конан Дойл

Происхождение Шерлока Холмса, 1891 год

Сэр Артур Конан Дойл

Шерлок Холмс, один из самых известных литературных героев, и сделал свободным, и поймал в ловушку своего создателя. Уроженец Эдинбурга, Артур Конан Дойл вспоминал о начале своей карьеры окулиста в Лондоне и о том, как впервые начал заниматься литературой. В будущем карьера писателя принесла ему огромный успех, благодаря счастливой судьбе придуманного детектива.

Каждое утро я отправлялся пешком с Монтегю-плейс, где снимал жилье, в десять доходил до своего врачебного кабинета и просиживал там до трех или четырех часов, и никто не нарушал звонком мое спокойствие. Где найдешь лучшие условия для размышлений или работы? Они были идеальными, и так как столь долго на своей профессиональной стезе я был совершенно безуспешен, то не пренебрегал любой возможностью улучшить свои литературные перспективы. Таким образом, возвращаясь домой к вечернему чаю, я нес с собой маленькие бумажные снопы, первые плоды большого урожая.

В то время выходили многочисленные ежемесячные журналы, среди которых заметное место занимал «Стрэнд»… Глядя на эти разнообразные журналы с их ничем не связанными рассказами, я вдруг подумал, что один персонаж, который проходит через всю серию, в случае если он привлечет внимание читателя, привяжет этого читателя к определенному журналу. С другой стороны, мне давно казалось, что обычный роман с продолжением может быть журналу скорее помехой, чем источником процветания, так как, раньше или позже, кто-то пропустит один номер и впоследствии утратит к журналу всякий интерес. Очевидно, идеальным компромиссом был бы персонаж, который проходит через все повествование и при этом отдельные выпуски сами по себе являются завершенными произведениями, так что покупатель всегда уверен, что он получит удовольствие от содержимого журнала. Я полагал, что был первым, кто понял это, а «Стрэнд мэгэзин» стал первым, кто воплотил это на практике.

Оглядываясь в поисках главного героя, я решил, что Шерлок Холмс, который уже появлялся в двух моих маленьких книгах, замечательно подойдет для серии рассказов. Их-то я и начал писать в долгие часы ожидания в своем врачебном кабинете. Грин-хоку Смиту [редактору «Стрэнда»] они сразу же понравились, и он посоветовал мне продолжать. Мои литературные дела взял на себя король агентов, А. П. Уотт, который избавил меня от всех ненавистных торгов и переговоров и уладил все так замечательно, что мое непосредственное беспокойство о деньгах вскоре исчезло. Это было хорошо, потому что ни единый пациент пока еще не переступал порога моей смотровой.

И вновь я оказался на жизненном перепутье, и Провидение, руку которого я признаю на каждом шагу, заставило меня осознать это очень сильнодействующим и неприятным образом. Однажды утром я отправился в обычную утомительную прогулку от своей квартиры, меня охватил ледяной озноб, и я лишь сумел вовремя вернуться, чтобы уберечься от полного коллапса. Это был острый приступ инфлюэнцы, в то время как раз свирепствовавшей во всем своем смертельном размахе. Всего три года назад моя дорогая сестра Аннет, всю жизнь отдавшая заботам о нуждах семьи, умерла от этой болезни в Лиссабоне в тот самый миг, когда мой успех предоставил возможность избавить ее от долгого служения. Теперь наступил мой черед, и я едва не последовал за ней. Не могу припомнить ни особой боли, ни сильного недомогания, никаких психических переживаний, но неделю я был в огромной опасности и затем обнаружил, что слаб как ребенок и опустошен эмоционально, но разум был кристально ясен. Именно тогда, окинув взглядом свою жизнь, я понял, как глупо растрачивал свои литературные дарования в смотровом кабинете окулиста на Уимпоул-стрит, и в бурном приливе радости преисполнился решимости порвать с этим и положиться отныне на писательские способности. Я вспоминаю, как с удовольствием взял ослабевшей рукой лежавший на одеяле платок и швырнул его к потолку в ликовании. Наконец-то я стану сам себе хозяином. Больше никогда я не буду приспосабливаться к профессиональному платью или стараться кому-то угождать. Я буду свободен, стану жить как хочу и где хочу. Это был один из самых счастливых моментов в моей жизни. На календаре был август 1891 года.

Вскоре я встал на ноги, хромая и опираясь на трость, и с мыслью о том, что если проживу до восьмидесяти лет, то уже знаю в точности, как буду себя тогда чувствовать. Я ходил по агентам, занимающимся недвижимостью, брал списки пригородных домов, и несколько недель, пока набирался сил, провел в поисках нового жилища. В конце концов я обнаружил подходящий дом, небольшой, но уютный, изолированный, но в то же время в окружении себе подобных. Это был дом номер 12 по Теннисон-роуд в Южном Норвуде. Там мы и поселились, и там я предпринял свои первые попытки жить исключительно благодаря перу. Вскоре стало понятно, что благодаря своим дарованиям я хорошо играю в эту игру и что мне не составит особого труда обеспечить себя достаточным доходом…

Я устроился с надежным другом заниматься подлинным литературным трудом. Трудность ситуации с Холмсом состояла в том, что для каждого рассказа действительно требовался такой же ясно очерченный и оригинальный сюжет, как и для более крупного произведения. Нельзя без труда сочинять сюжеты в таком темпе. Иначе рассказы рискуют оказаться слабыми или сюжет будет разваливаться. И теперь, когда надо мной больше не довлела денежная проблема, которой можно оправдываться, я был настроен решительно, намереваясь всегда писать так хорошо, как только могу, и, следовательно, я не стал бы писать рассказ о Холмсе, не имея достойного сюжета и без занимающей мой ум задачи, ибо это первое, что необходимо для того, чтобы заинтересовать еще кого-то. Если я сумел дать герою долгую жизнь и если публика считает — и всегда будет считать, — что последний рассказ ничем не хуже первого, то этим я всецело обязан тому, что я никогда, или почти никогда, не вымучиваю рассказ. Некоторые считают, что рассказы становятся слабее, и всю критику лаконично выразил один корнуэльский лодочник, который сказал мне: «Думаю, сэр, когда Холмс упал с той скалы, то он, может, и не убился, но все равно после никогда больше не был тем же самым». Полагаю, однако, что если читатель начнет читать рассказы в обратном порядке, чтобы свежим взглядом увидеть последние по времени рассказы, то согласится с тем, что, хотя общий уровень, возможно, и не самый выдающийся, все же последний рассказ столь же хорош, что и первый.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Артур Небе

Из книги Трагедия абвера. Немецкая военная разведка во Второй мировой войне. 1935–1945 [litres] автора Бартц Карл

Артур Небе В июле 1943 года за столиком винного ресторана «Эвест» на Французской улице в Берлине сидел Остер, тогда уже генерал-майор, вместе с одним высоким чином СС.С этим винным заведением было связано одно обстоятельство. Его содержал некий морской офицер. В этом


1891

Из книги Хронологическая канва жизни и деятельности Г. И. Успенского автора Успенский Глеб Иванович

1891 Январь. Выход в свет Сочинений, том третий. Издание Ф. Павленкова. СПБ., 1891; в «Книжках «Недели» печатается рассказ «Тягота»; в «Русской мысли» — «Письма переселенцев (Заметки о текущей народной жизни)».18 февраля. В письме к Н. К. Михайловскому сообщает: «…Доктор


АРТУР КОНАН ДОЙЛ (1859–1930), английский писатель

Из книги Частная жизнь знаменитостей автора Белоусов Роман Сергеевич

АРТУР КОНАН ДОЙЛ (1859–1930), английский писатель Создатель образа знаменитого сыщика-любителя Шерлока Холмса. Этому «величайшему детективу» писатель посвятил 56 рассказов и четыре повести. Сам Конан Дойл очень досадовав, когда о нем говорили как об авторе только рассказов о


Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона (1979)

Из книги Великие советские фильмы [100 фильмов, ставших легендами] автора Соколова Людмила Анатольевна

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона (1979) Режиссер Игорь МасленниковСценаристы Юлий Дунский, Валерий ФридОператор Юрий ВекслерКомпозитор Владимир ДашкевичВ главных ролях:Василий Ливанов — Шерлок ХолмсВиталий Соломин — доктор ВатсонРина Зеленая — миссис


Таинственные обстоятельства Странная смерть фанатичного поклонника Шерлока Холмса

Из книги Дьявол и Шерлок Холмс. Как совершаются преступления автора Гранн Дэвид

Таинственные обстоятельства Странная смерть фанатичного поклонника Шерлока Холмса Ричард Ланселин Грин, признанный лучшим исследователем творчества Конан Дойля и его знаменитого на весь мир персонажа Шерлока Холмса, наконец-то раскрыл — во всяком случае, так ему


Герман Мелвилл (1819–1891) «Моби Дик, или Белый кит» (1851)

Из книги 100 великих романов автора Ломов Виорэль Михайлович

Герман Мелвилл (1819–1891) «Моби Дик, или Белый кит» (1851) При чтении знаменитого романа американского писателя Германа Мелвилла (1819–1891) «Moby-Dick, or The Whale» – «Моби Дик, или Белый кит» (1851) возникает ощущение, что он выбит гарпуном на палубе китобойного судна, да еще в бушующем


Иван Александрович Гончаров (1812–1891) «Обломов» (1847–1857)

Из книги Великие заблуждения человечества. 100 непреложных истин, в которые верили все автора Мазуркевич Сергей Александрович

Иван Александрович Гончаров (1812–1891) «Обломов» (1847–1857) Написанию своего знаменитого романа «Обломов» русский прозаик и литературный критик Иван Александрович Гончаров (1812–1891) отдал 10 лет (1847–1857). К старту этого стайерского литературного забега он уже прославился


Артур Конан Дойл (1859–1930) «Собака Баскервилей» (1902)

Из книги Пушкин в жизни. Спутники Пушкина (сборник) автора Вересаев Викентий Викентьевич

Артур Конан Дойл (1859–1930) «Собака Баскервилей» (1902) Врач, главный хирург в полевом госпитале во время англобурской войны, пэр Англии, знаменитый оккультист, автор лучшего после «Айвенго» В. Скотта английского исторического романа – «Белый отряд», писатель Артур Конан Дойл


Пер Фабиан Лагерквист (1891–1974) «Карлик» (1944)

Из книги Живая память. Великая Отечественная: правда о войне. В 3-х томах. Том 3. [1944-1945] автора Коллектив авторов

Пер Фабиан Лагерквист (1891–1974) «Карлик» (1944) Шведский писатель, «гигант современного классицизма», один из восемнадцати «бессмертных» членов Шведской академии, Пер Фабиан Лагерквист (1891–1974) известен как автор многих великолепных рассказов и стихотворений, драм («Тайна


Король Артур

Из книги автора

Король Артур Согласно традиционным воззрениям правление короля Артура было для Британии своеобразным золотым веком. Многие века писатели и поэты воспевали подвиги рыцарей Круглого стола, мужество и благородство самого короля и красоту и утонченные манеры прекрасных


Александра Васильевна Алябьева (1812–1891)

Из книги автора

Александра Васильевна Алябьева (1812–1891) Дочь помещика. Наряду с Н. Н. Гончаровой, будущей женой Пушкина, славилась в Москве как первейшая красавица. Пушкин в послании «К вельможе» (Н. Б. Юсупову, 1829) писал: …влиянье красоты Ты живо чувствуешь. С восторгом ценишь ты И блеск


Граф Александр Григорьевич Строганов (1795–1891)

Из книги автора

Граф Александр Григорьевич Строганов (1795–1891) Муж предыдущей, сын графа Григ. Ал. Строганова. В молодости артиллерист, участвовал в наполеоновских войнах. В 1834 г. назначен товарищем министра внутренних дел, в 1836–1838 гг. был генерал-губернатором черниговским, полтавским и


Владимир Павлович Титов (1807–1891)

Из книги автора

Владимир Павлович Титов (1807–1891) Из старинной дворянской помещичьей семьи. Мать его была сестра будущего министра юстиции Д. В. Дашкова. Образование получил в московском университетском Благородном пансионе, учился там вместе с Одоевским и Шевыревым. Уже юношей Титов


Александр Плющ. Здравствуй, Порт-Артур!

Из книги автора

Александр Плющ. Здравствуй, Порт-Артур! За плечами Волховский фронт, Ленинградский, Карельский. Теперь наш редакционный поезд загнали в тупик на станции Всполье под Ярославлем. Сколько мы простоим здесь и куда нас направят — неизвестно.И вдруг радостная весть — Победа!