Сумасшедший дом, 1878 год Кристиан Уотт

Сумасшедший дом, 1878 год

Кристиан Уотт

Кристиан Уотт родилась в 1833 году в семье рыбаков в Бьюкене и оставила запоминающиеся мемуары о своей богатой событиями и непростой жизни, о том времени, когда была пациенткой психиатрической клиники. Она вышла замуж за моряка, который стал рыбаком, у них родилось девять детей, и она смирилась с физически изматывающей жизнью тех, кто зарабатывал на жизнь между землей и морем. Женщину энергичную, с пытливым умом, некоторые считали высокомерной и заносчивой. Она не желала считать, что джентри в каком-то смысле стоят выше нее или прочих людей. В этом рассказе описано, как она изо всех сил старалась свести концы с концами после того, как утонул ее муж, и о том, в какое отчаянное состояние рассудка ввергла ее эта борьба. Гибель мужа стала последней в череде утрат, последовавшей за потерей четырех из семи братьев, матери и отца и двух детей. В следующем отрывке говорится о первом случае ухудшения здоровья, а потом ее объявили душевнобольной и поместили навсегда в сумасшедший дом в Абердине, где она провела последние сорок семь лет своей жизни.

Мой старший сын ходил в море, но у меня еще оставалось семь детей, которых нужно было кормить и одевать. От тяжелой работы я выбивалась из сил. Покупая рыбу на Брох-маркет, я не могла конкурировать с торговцами, так как мало что получала для обмена на еду в деревне. Я заболела от забот, не ела, ни спала, у меня не было денег, за исключением денежного пособия сына в 4 шиллинга. Теперь-то я знаю, что мне нужно было обратиться за помощью в церковный приход, но я была слишком горда. Может, оно и неправильно, но именно так нас воспитывали; и продавать свое имущество — унизительное дело.

Эппи Бьюкен, женщина из Сент-Кума, которая жила в Нью-Сент-эт-Бродси, заметила, как я исхудала. Я сказала: «Трудно быть кормильцем семьи». Она дала мне мешок занавесок, которые оказались весьма кстати, потому что я собирала в море все, что годилось нам в пищу. Когда дети ушли в школу, а младший еще спал, я обняла собаку Рейджера и разрыдалась от рвущей душу боли…

Есть время плакать и время смеяться; время сетовать и время плясать. Так сильно я плакала второй раз в жизни. Как мне не хватало матери, которая также познала скорбь! Шестьдесят лет прошло, и я словно наяву вижу ее, как она, решив перевести дыхание, ставит на насыпь тяжелую плетеную корзину для рыбы. Обоим моим родителям уже ничего не страшно, они за пологом спасения, но когда я потеряла мужа, как же мне хотелось, чтобы они по-прежнему были со мной…

Доктор попросил меня отправиться в Абердинскую королевскую психиатрическую лечебницу. После долгих раздумий я согласилась, так как что-то нужно было ломать. Я очень сильно беспокоилась о своих голодных детях и о том, кто будет за ними присматривать. У моей невестки не было места, а ее матери было больше семидесяти. Моя кузина Мэри сказала, что приглядит за детишками, так как моей дочери Изабелле было всего десять лет, — но она вела дом, стирала и пекла, готовила и отправляла младших в школу чистыми, пока я находилась в сумасшедшем доме. Самой маленькой, Шарлотте, не было еще и двух лет, но худшее уже миновало…

Я села на поезд до Фрейзербурга. Меня провожали кузина Мэри и ее дочь Анни, а еще моя дочь Изабелла. Это был грустный день в моей жизни. Мы проезжали Кирктун Киркъярд. Высокие дымовые трубы Филорт-хауза виднелись над деревьями, я видела задымленную кухню и залы…

Потом был Корнхилл, на окраинах города Абердина, окруженный большим садом. Форбс, владетель Ньюи, щедро пожертвовал десять тысяч фунтов на строительство новой психиатрической лечебницы. Я вошла в маленькую калитку в высокой гранитной ограде, и меня пропустили внутрь. Сестра, мывшая меня, заметила, что я очень чистая. Мы пошли по бесконечным коридорам, и в каждой секции я замечала, что за нами накрепко закрывали двери, отчего возник страх перед чем-то неведомым. В конце концов, уставшая после долгой дороги, я легла спать.

В пять утра мы умывались к завтраку, который начинался в шесть. Даже муки острого голода не заставили бы меня есть в столовой. Королю и королеве стоило бы прийти и взглянуть на это, так как если раньше вы не отличались смирением, то как только вы это увидите, то сразу присмиреете и станете покорными и будете дорожить добрым здравием и иными счастливыми дарами, какие почерпнете в глубинах своей души. Больные хватают и заглатывают кашу так неопрятно и неряшливо… Когда я придумывала всякие предлоги, чтобы не ходить на обед, сестра сказала: «Если работаешь на кухне, то можешь там и есть». Главный врач был… человеком добродушным, выказывал неподдельную заинтересованность в лечении больных. Я проговорила с ним около часа, и потом меня устроили работать на кухню. Я не хотела, чтобы кто-то из детей навещал меня тут, потому что детям, пока они маленькие, таких мест лучше не видеть…

Пребывание в сумасшедшем доме накладывает ужасное клеймо… Когда я вернулась домой, то обнаружила, что люди все время пытаются избегать меня, словно прокаженную. Обычно они вели себя так: сначала улыбались и были любезны, а потом находили какой-нибудь предлог, делали вид, что куда-то страшно торопятся. Я ходила по фермам в сельской местности, и стоило людям узнать, что я вернулась из сумасшедшего дома, то во многих местах, едва местные видели мое приближение, у меня перед носом двери захлопывались. Это жуткое ощущение…

И в Филорт-хаузе, и в Стричен-хаузе мне сказали, что за время моего отсутствия клиентов стал обслуживать кто-то другой. Я доходила даже до Нью-Дира, но продать почти ничего не удавалось. Что за горькое поражение, возвращаться с почти полной, тяжелой корзиной и с тяжелым сердцем! Я понимала, что зарабатывать на хлеб легче не стало, и казалось невозможным, чтобы народ сумел понять тот факт, что умственное расстройство — болезнь…

И вот теперь так много дверей для меня закрылись, и вряд ли стоило ходить по сельской местности, но я продолжала упорно таскаться с корзиной. Хотя я была «слегка не в себе», я была «в основном дееспособна». Казалось, что при сильном умственном напряжении верх берет душевная болезнь. Странная во многих случаях вещь: больной понимает все, что происходит. Я зашла в Уитчил-хауз, как обычно, через черный ход… Я спросила экономку, не нужна ли им рыба, и она сказала: «Надо спросить у госпожи», которую они называли ее светлостью… В Уит-чиле внутри через весь дом, словно улица, проходит длинный коридор. Экономка пошла советоваться с хозяйкой в гардеробную, что была в дальнем конце коридора. Я на цыпочках прошла туда, чтобы узнать ответ леди Андерсон, и он прозвучал достаточно громко, чтобы я услышала все: «Скажи ей, что с тех пор, как она помешалась, нам все поставляет торговец Роузхерти, и ей незачем больше приходить». Она добавила: «И ни при каких обстоятельствах не угощай ее чаем или еще чем-то, чтобы не поощрять. Мы не можем допустить, чтобы вокруг слонялась сумасшедшая». Я отступила к задней двери. Они ничего не знают и не понимают. Экономка передала слова хозяйки, и я поблагодарила ее учтивой улыбкой, словно бы ничего и не случилось. У меня было огромное желание вернуться и ударить ту женщину.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1878

Из книги Хронологическая канва жизни и деятельности Г. И. Успенского автора Успенский Глеб Иванович

1878 8 января. В «Пчеле» публикуется заметка Успенского «Кому жить на Руси хорошо», написанная в связи со смертью Н. А. Некрасова.27 января. В тифлисской газете «Обзор» напечатана статья Успенского «Опять о Некрасове!»Март. Уезжает с семьей в с. Сколково Самарской губернии,


ХАНС КРИСТИАН АНДЕРСЕН (1805–1875), датский писатель

Из книги Частная жизнь знаменитостей автора Белоусов Роман Сергеевич

ХАНС КРИСТИАН АНДЕРСЕН (1805–1875), датский писатель Выдающийся писатель Дании, «Великий сказочник», автор нескольких романов, таких, как «Импровизатор», «Только скрипач», «Две баронессы», «Счастливчик Пер» и др., нескольких пьес, а также стихов, пяти книг путевых заметок,


(1878–1934)

Из книги 100 великих футбольных тренеров автора Малов Владимир Игоревич

(1878–1934)


#Россия #Петербург Сумасшедший трамвай

Из книги Въездное + (Не)Выездное [Книга 1: По России] автора Губин Дмитрий Маркович

#Россия #Петербург Сумасшедший трамвай Теги: Навальный, повара, воры и любовь к революции. – Путин в каждом из нас. – Петербургские зимы, петербургские сосули и рельсы для русского трамвая. Всякая метафора хромает: тем она и отличается от парадигмы. Метафора, однако, может


«Шесть пенни в одежке, девять голяком», 1878 год Джон Лейвери

Из книги Шотландия. Автобиография автора Грэм Кеннет

«Шесть пенни в одежке, девять голяком», 1878 год Джон Лейвери Джону Лейвери, ученику прославленной Школы искусств для мальчиков в Глазго, суждено было стать одним из самых модных портретистов своего времени, в частности, ему было заказано запечатлеть на холсте


Федор Михайлович Достоевский (1821–1881) «Братья Карамазовы» (1878–1880)

Из книги 100 великих романов автора Ломов Виорэль Михайлович

Федор Михайлович Достоевский (1821–1881) «Братья Карамазовы» (1878–1880) Русский писатель-богоискатель, «гениальный художник-философ и великий страдалец нашей литературы» (С.Н. Булгаков), автор грандиозного романного Пятикнижия («Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы»,


Ну сумасшедший, что возьмешь…

Из книги Монолог о Себе в Азии автора Николаева Мария Владимировна

Ну сумасшедший, что возьмешь… «Он то плакал, то смеялся, то щетинился как ёж – Он над нами издевался! Ну сумасшедший, что возьмешь?» (Владимир Высоцкий) Сразу два случая клинического сумасшествия за вечер… Не то чтобы их раньше не было – наоборот, уже через пару месяцев


1878

Из книги Во главе «Дикой дивизии» [Записки Великого князя Михаила Романова] автора Хрусталев Владимир Михайлович

1878 22 ноября. Родился великий князь Михаил Александрович.10 декабря. Крещение Михаила


Bonus #Португалия #Лиссабон Бабушкина кладовка, сумасшедший трамвай

Из книги Въездное & (Не)Выездное автора Губин Дмитрий

Bonus #Португалия #Лиссабон Бабушкина кладовка, сумасшедший трамвай Tags: О, старые страны, пою я вам гимн! – О, нищее величье бывших великих империй! – О, старые ночные трамваи; о, старые изразцовые стены и старые мраморные мостовые! В Лиссабон – при первой возможности! Пока


БАРНАРД КРИСТИАН НИТЛИНГ 1922 г. — ум. в 2001 г.)

Из книги Гении, изменившие мир автора Скляренко Валентина Марковна

БАРНАРД КРИСТИАН НИТЛИНГ 1922 г. — ум. в 2001 г.) Выдающийся южноафриканский кардиохирург, совершивший первую в мире трансплантацию сердца (1967 г.), с именем которого связаны значительные достижения в иммунологии, физиологии, реаниматологии, фармакологии, биохимии. Доктор


Краткая история украинского футбола / 1878–1963 годы /

Из книги Футбол, Днепропетровск, и не только… автора Рыбаков Владислав

Краткая история украинского футбола / 1878–1963 годы / Мы уже рассказали Вам кратко об истории возникновения, и совершенствования игры в мире, России и бывшем Советском Союзе.Теперь вернемся к нам, на Украину, и, в наш родной Днепропетровск.В этой части нашей книги мы кратко


Князь Петр Андреевич Вяземский (1792–1878)

Из книги Пушкин в жизни. Спутники Пушкина (сборник) автора Вересаев Викентий Викентьевич

Князь Петр Андреевич Вяземский (1792–1878) Поэт и критик. О нем – в главе «Друзья».Как и большинство других врагов «Беседы», начал борьбу с ней задолго до основания «Арзамаса». Именно от его эпиграмм за Шаховским утвердилось прозвище Шутовской. Арзамасская кличка Вяземского


Князь Петр Андреевич Вяземский (1792–1878)

Из книги Забайкальское казачество автора Смирнов Николай Николаевич

Князь Петр Андреевич Вяземский (1792–1878) Крупный помещик. Острый критик, суховатый, скрипучий поэт, с полным преобладанием ума над эмоцией. Это по поводу него и к нему писал Пушкин: «Поэзия, прости Господи, должна быть глуповата». Ценен и до настоящего времени как мемуарист,


6. Организационная структура Забайкальского казачьего войска в 1878 году

Из книги автора

6. Организационная структура Забайкальского казачьего войска в 1878 году Новое положение о службе в Забайкальском казачьем войске было введено 1 июля 1878 года. Разделение, согласно ему, на отделы осталось, но управления военных отделов были перемещены: первого — в