Госпиталь на Западном фронте, июль 1916 года В. К. К. Каллум

Госпиталь на Западном фронте, июль 1916 года

В. К. К. Каллум

Мысль о создании госпиталя, в котором работают одни женщины и который возможно устроить неподалеку от фронта боевых действий, родилась у шотландского хирурга Элси Инглиз, каковая, в числе прочего, организовала три военных госпиталя в Сербии. Она помогла с продвижением идеи и с организацией еще одного замечательного предприятия — состоящая исключительно из женщин, группа шотландских врачей, медсестер, поваров и уборщиц создала на Западном фронте, во французском аббатстве Руамон, госпиталь. Он действовал с 1915 года и до конца войны, но одним из самых серьезных испытаний для него стали первые дни сражения на Сомме, которое началось 1 июля, когда в считанные дни были убиты и ранены десятки тысяч человек. Нижеприведенное свидетельство принадлежит рентгенологу мисс В. К. К. Каллум, и она сама за несколько месяцев до описанных событий получила тяжелое ранение, когда было торпедировано судно, на котором она плыла.

Первого числа [июля] мы пребывали в волнении, в напряженном ожидании. Началось «Большое наступление» — какие у союзников успехи? Наш госпиталь был освобожден почти полностью, едва ли не до последнего человека. Наше новое отделение неотложной помощи из 80 коек было развернуто в помещении, когда-то таком же большом, как английская приходская церковь, — наша операционная и приемный покой снабжены громадными запасами бинтов и тампонов, корпии, марли и шерсти; наша новая рентгеновская установка была смонтирована и оснащена до последнего провода; наш санитарный транспорт ждал наготове в гараже — достаточно только дать сигнал к выезду. Беспрестанно звучавшая канонада громадных пушек не умолкала на протяжении нескольких дней. В тот день, на рассвете, раздался страшный гром, от него, казалось, содрогнулась сама земля; потом, через несколько часов, грохот стих, и мы снова смогли различить хлопки отдельных пушек. Те из нас, кому довелось быть в госпитале во время наступления в июне 1915 года и более серьезного удара в Артуа 25 сентября, рано легли спать. Если сигнал раздастся ночью, нас всегда смогут позвать — а мы поспим, пока есть такая возможность. Приехавшие в госпиталь позже удивлялись отсутствию — видимому отсутствию — у нас волнения и нетерпения и прождали событий далеко за полночь.

[Наконец начали прибывать раненые.] Раны у них были ужасные… многие из этих мужчин были ранены — опасно ранены — в двух, трех, четырех и пяти местах. В 90 % случаев за работу уже принялся самый страшный враг хирурга — газовая гангрена. А иначе врачи сумели бы сохранить и жизнь, и конечность… Поэтому раненым немедленно требовалась срочная операция, зачастую — для безотлагательной ампутации. Хирурги не задерживались для того, чтобы выискивать шрапнель или осколки металла: их главной целью было вскрыть и очистить раны или отрезать омертвелую конечность, пока гангрена не добралась до жизненно важных частей тела. Зловоние было очень сильное. У большинства бедолаг дела были очень плохи, чтобы не сказать больше…

[У нас] было мест на 400 человек, и как только все койки были заняты, то ни одна из них не пустовала на протяжении нескольких недель, пока мы неустанно трудились. Наша операционная почти постоянно была занята, едва хватало времени, чтобы прибраться в предрассветные часы, и проблемой было успеть проветрить рентгенологические кабинеты в те короткие часы рассвета, между окончанием одного рабочего дня и началом следующего. Мы сражались с газовой гангреной, и самым важным фактором было время. Пока хватало физических сил, мы не прекращали работу в операционном отделении. Для нас, кто трудился на своем посту, и для пациентов — страдающих мужчин, лежащих на носилках у рентгеновского кабинета и у операционной, в ожидании своей очереди, это был сущий кошмар: слепящие лампы, отвратительная вонь эфира и хлороформа, фиолетовые искры давно работающих рентгеновских трубок, десятки негативов, которые выхватывали еще мокрыми и уносили в душную операционную прежде, чем их успевали прополоскать в темной комнате. К тревожному волнению о том, удастся ли спасти человеческую жизнь, примешивалось подспудное беспокойство персонала операционной — успеют ли прокипятить нужные хирургические инструменты и перчатки, ведь в таком быстром темпе вносили и клали на стол раненых; хватит ли марли, шерсти и тампонов! А мы еще беспокоились, не вышел ли срок службы трубок, о том, чтобы в первую очередь обработать пластинки пораженных газовой гангреной, дать снимкам высохнуть, разложить по отдельности для каждого из шести хирургов, проследить, чтобы не унесли по ошибке другие рентгенограммы — так как у нас бывали почти одинаковые снимки, дублировались имена и случалась прочая путаница. И все нужно было делать в страшной спешке, и да еще под конец дня, который и так длился от 10 до 18 часов, и нельзя было допускать ошибок. Не думаю, что за ту первую страшную неделю июля мы потеряли хоть одного пациента потому, что промедлили с диагнозом или операцией. Все потери были из-за того, что раненые слишком поздно попадали в госпиталь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Несостоявшийся Армагеддон Пролог – обстрел Лоустофта 25 апреля 1916 года

Из книги Схватка гигантов автора Больных Александр Геннадьевич

Несостоявшийся Армагеддон Пролог – обстрел Лоустофта 25 апреля 1916 года 24 января 1916 года командование Флотом Открытого Моря принял вице-адмирал Шеер, который еще недавно командовал 3-й эскадрой линкоров. Он сразу взял курс на более активное ведение войны. После годичной


Русская армия к весне 1916 года

Из книги Брусиловский прорыв автора Оськин Максим Викторович

Русская армия к весне 1916 года 1915 год, второй год войны, стал самым тяжелым для Российской империи, взвалившей на себя непосильную ношу участия в Мировой бойне. В ходе тяжелого Великого отступления русских армий противнику была отдана вся русская Польша, часть Литвы, часть


Июль 1965 года. Москва

Из книги Джон Леннон. Все тайны «Битлз» автора Макарьев Артур Валерьянович

Июль 1965 года. Москва Прием в посольстве Польской Народной Республики в Москве.Министр культуры СССР с бокалом шампанского в руке внимательно слушала ансамбль польских студентов МГИМО «Тараканы». Она впервые в своей жизни слушала бит-группу. Не важно, что польскую и


Москва. Июль 1976 года

Из книги Во главе «Дикой дивизии» [Записки Великого князя Михаила Романова] автора Хрусталев Владимир Михайлович

Москва. Июль 1976 года В 1976 году Марков очень активно работал в Минвузе, встречая и провожая иностранные делегации, а также организовывая прием иностранных граждан в СССР. Марков много мотался в служебной машине по Москве, постоянно навещая аэропорт «Шереметьево-1», очень


Во главе «Дикой конной дивизии» в Галиции на Юго-Западном фронте

Из книги Статьи и речи об Украине: сборник автора Сталин Иосиф Виссарионович

Во главе «Дикой конной дивизии» в Галиции на Юго-Западном фронте на Новый год великий князь Михаил Александрович получил краткосрочный отпуск, который провел с семьей в Гатчине. Заглянем в некоторые его дневниковые записи:«2/15 января 1915 г. Пятница. Поезд в Гатчину. В 8? ч.


БЕСЕДА С ТОВАРИЩЕМ И. В. СТАЛИНЫМ О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ

Из книги Крах плана «Барбаросса». Том I [Противостояние под Смоленском] автора Гланц Дэвид М

БЕСЕДА С ТОВАРИЩЕМ И. В. СТАЛИНЫМ О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ Третьего дня в Харьков возвратился член Реввоенсовета Республики товарищ И. В. Сталин.Тов. Сталин пробыл на фронте около трех недель; яри нем началась и постепенно развилась наступательная операция


Приложение A Структура, дислокация, командный состав и материальная часть механизированных корпусов РКК на Западном фронте в июле 1941 г.

Из книги Забайкальское казачество автора Смирнов Николай Николаевич

Приложение A Структура, дислокация, командный состав и материальная часть механизированных корпусов РКК на Западном фронте в июле 1941 г. • 5-й механизированный корпус (Забайкальский военный округ)? Командир – генерал-майор танковых войск И.П. Алексеенко.? Состав? 13-я


2. Участие забайкальских казаков в кампании 1914 г. Первые наступательные бои забайкальцев на Западном фронте

Из книги От Мировой до Гражданской войны. Воспоминания. 1914–1920 автора Ненюков Дмитрий Всеволодович

2. Участие забайкальских казаков в кампании 1914 г. Первые наступательные бои забайкальцев на Западном


Забайкальские казаки на Кавказском фронте в 1916 году

Из книги автора

Забайкальские казаки на Кавказском фронте в 1916 году Весной для содействия кавалерийскому экспедиционному корпусу, продвигавшемуся на Керманшах-Багдадском направлении, русское командование предприняло силами Ван-Азербайджанского отряда наступление на Мосул. Город


Ставка и бои начала 1915 года на Северо-Западном фронте

Из книги автора

Ставка и бои начала 1915 года на Северо-Западном фронте Праздники Рождества и новый 1915 год наступили среди всеобщего затишья в боевых действиях. Армии прочно сидели в окопах друг против друга, и Ставка обезлюдела наполовину. Все по очереди после пятимесячного сидения


Лето 1915 года на сухопутном фронте

Из книги автора

Лето 1915 года на сухопутном фронте Лето 1915 года можно охарактеризовать как период генерального отступления нашей армии на всем фронте. Назначались рубежи, которые войска должны были удерживать, но армия уже приобрела инерцию и остановить ее не было возможности.


Ставка в зимний период 1916 года

Из книги автора

Ставка в зимний период 1916 года За весь этот период никаких серьезных действий не было. Были бои под Ригой, не имевшие крупных результатов, но силы нашей армии постепенно обновлялись, и чувствовалось, что весной предстоит новый период наступательных действий. Наступление,


Ставка летом 1916 года

Из книги автора

Ставка летом 1916 года Начиная с весны все время у меня прошло в поездках. На самую Пасху я был командирован в Севастополь по вопросу о защите от подводных лодок, которые начали скопляться в Босфоре в значительном количестве. Нужно было делать сетевые заграждения в массовом


Ставка осенью 1916 года

Из книги автора

Ставка осенью 1916 года Когда случилась катастрофа с «Императрицей Марией», мне пришлось взять на себя грустную обязанность докладывать об этом несчастье государю, так как адмирал Русин был в Петрограде. Когда я доложил о катастрофе, то государь отнесся к этому событию