«Отказник» по убеждениям, 1941 год Норман Маккейг

«Отказник» по убеждениям, 1941 год

Норман Маккейг

Поэт и учитель Норман Маккейг отказался от военной службы в силу убеждений, и, не считая недолгих отсидок в тюрьмах Винчестера и Уормвуд-Скрабе, войну провел, работая на ферме и на огороде. Позднее он задавался вопросом, не помешал ли его пацифизм подняться по служебной лестнице. Эта мысль отнюдь не лишила его душевного равновесия.

Действительно, задуматься о вопросах войны и мира и пацифизма меня заставило не что иное, как насилие в мире. Но это никак не связано с тем, что я решил отказаться от военной службы по идейным соображениям. Я вновь и вновь повторяю: я просто не хочу убивать людей, будь то в Абиссинии или где-то еще. Я просто отказываюсь убивать людей: проще не бывает…

В 1930-х огромное количество людей были убеждены, что скоро разразится война — в особенности, как обычно, писатели. У них нюх на такие вещи — а на поэтов и им подобных, как вы понимаете, смотрят свысока, как на существ нелогичных и т. п. Их мнение нисколько не интересно. И мы были совершенно уверены, что вот-вот начнется война. Но не было писателя, который повлиял бы на меня в этом отношении. На меня никто не повлиял. Я сам принял решение — сознательно решил для себя, когда мне исполнилось двенадцать лет. И никто на меня никогда не влиял, никоим образом, только я сам. Я говорю очень вызывающе, резко и эгоистично, но именно так все и было.

Что ж, меня призвали на военную службу зимой 1941 года, потому что помню, что той зимой навалило много снега. Тогда мне должен был быть 31 год. И я сказал родителям, что, разумеется, не стану никого убивать, и, по-моему, они подумали: «Это шутка». Никто из моих родственников, никто из моих друзей не был пацифистом. И мой отец, наемный раб в аптеке и умный человек, имеющий множество интересов, подумал, когда пришла повестка, что я просто наглый тип. Он был очень встревожен. Он рассердился, вышел из себя. Но так было только в то утро. Где-то через шесть недель оба моих родителя полностью приняли мою точку зрения. Так что, по сравнению со многими другими молодыми людьми, мне пришлось гораздо проще.

На трибунале я сказал: «Вы не навесите на меня ярлык. Я не отказываюсь воевать по религиозным убеждениям, по политическим мотивам или по какой-то еще, подобной этим, причине. Дело просто в том, что я отказываюсь убивать людей, лишать их жизни». И я сказал: «Я готов поступить на службу в Королевский армейский медицинский корпус или в Красный Крест, или уйти в квакеры. Но я не намерен никого убивать». И так как я сказал, что согласен вступить в Королевский медицинский корпус, меня не смогли сбросить со счетов как стопроцентного отказника. И меня направили в Нестроевой корпус, о котором, по-видимому, никто и не слыхал. В этих тыловых частях служили такие же люди, как я. Нестроевые подразделения были приписаны к саперно-строительным частям, там были капралы, сержанты, капитаны, майоры. Все офицеры и сержантский состав служили в регулярной армии. Но все рядовые, если можно так выразиться, были такими же, как и я.

Ну, когда мне велели отправиться в Илфракум в Девоне, в Инженерный корпус, то я написал командиру и сказал: «Я туда не поеду. Если я вам понадоблюсь, то найдете меня дома. В середине дня я обычно там». В итоге после полудня явились двое полицейских и отвезли меня в «черном вороне» в полицейский участок на Хай-стрит. Кажется, это была пятница, а по субботам полицейский суд не заседает. Так что в камере я просидел весь уикенд. Под залог меня не выпустили, но полицейские относились ко мне хорошо. Я сказал: «Я не могу уснуть. Нет ли у вас чего-нибудь почитать?» — и полицейский сходил и принес мне с полдюжины газет. Потом, в понедельник, меня привели в полицейский суд, поставили перед судьей, и тот сказал: «Это дело для армии. Ступайте обратно в камеру».

Из Эдинбургского замка прибыли два солдата и отвели меня в замок. Меня посадили — если воспользоваться старомодным словом — на гауптвахту. Там я пробыл несколько дней. Это было самое интересное. Меня посадили в камеру — это ведь тюрьма для военных, — где под арестом сидели множество солдат. Их там держали перед тем, как отправить в военный суд. И большинство из них, по-моему, попало туда за «самоволку», отлучку без разрешения. Там я был единственным пацифистом. И все они знали, что я «отказник». Потому что самым первым они задают такой вопрос: «Из какого ты полка?»

Так или иначе, на гауптвахту явилась с инспекцией «большая шишка» — командующий гарнизоном замка. Кровати у всех были аккуратно заправлены, ботинки выставлены на должном месте. А я свою постель убрал так, будто был дома. И вот он пришел. Нам всем заорали: «Смирно!». Все вскочили, вытянулись. А я — нет. Я как сидел на краешке кровати, так и продолжал сидеть. И вставать не стал. Командир побагровел, принялся вопить и орать на меня. Я сказал: «Вы не понимаете, что я в армии не служу. Я — пацифист. Меня призвали в армию, но я не пошел, потому что я — пацифист. Я отказался идти в армию». Он взорвался, мне показалось, что его вот-вот удар хватит. Но я так и не встал. Остальные солдаты слышали, как с генерал-майором, или кто он там был, так разговаривают, сидя на кровати: «О нет, я не встану. Я же не в армии!», и это им жутко понравилось! Так что мои акции в том жестоком месте разом взлетели. После этого я стал у них «белым паинькой».

Обед в гауптвахте выставляли на стол, и все набрасывались на еду — а я так не хотел или не мог. Они толпились у стола, точно пчелы в улье. И вот из этой плотной массы появляется рука того «крутого парня» — а он и в самом деле тот еще бандит был — и протягивает мне какую-то еду. И этот парень бурчит: «На, приятель, пожуй». И кому говорит, мне — «отказнику»! Да, этот громила собирался опять в Барлинни, по-моему, то ли в шестой, то ли в седьмой раз… И все-таки именно его рука высунулась из той свалки и протянула мне обед: «На, приятель, по: жуй». Он был солдатом, а не «отказником» по убеждениям. Но опять-таки, как вы видите, у них не было на меня никакой злобы, вообще никакой обиды.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

НКВД — НКГБ СССР февраль 1941 г. — июль 1941 г

Из книги Лубянка, ВЧК-ОГПУ-КВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ 1917-1960, Справочник автора Кокурин А И

НКВД — НКГБ СССР февраль 1941 г. — июль 1941 г Указом ПВС СССР от 3 февраля 1941 г. НКВД СССР был разделен на два наркомата: НКВД СССР и НКГБ СССР наркомом внутренних дел СССР был назначен Л.П.Берия, а наркомом государственной безопасности СССР — В.Н.Меркулов.3 февраля 1941 г.


1 мая 1941 г.

Из книги Оккупация Европы. Военный дневник начальника Генерального штаба. 1939–1941 [litres] автора Гальдер Франц

1 мая 1941 г. [...]Хойзингер.а) Основные военно-политические предпосылки для проведения операций против Испании и Португалии.б) Необходимо запланировать переброску резервов ОКХ таким образом, чтобы войска, находящиеся на Западе, уходили оттуда как можно позже.в) Намерения


4 мая 1941 г.

Из книги Марина Цветаева. Жизнь и творчество автора Саакянц Анна Александровна

4 мая 1941 г. Рейхстаг. Сербская кампания. Дань заслугам Генерального штаба.Директивы ОКБ:а) До начала операции «Меркурий» оккупировать острова Хиос и Мелос.б) Подготовить операцию на Иберийском полуострове в случае, если англичане начнут действия против Португалии и


12 мая 1941 г.

Из книги автора

12 мая 1941 г. (Просочились слухи о поступке Р. Гесса.)Утреннее совещание. Ливия. Гарнизон Эс-Соллума усилен одним танковым и одним мотоциклетным батальоном. Итальянская подводная лодка, имея на борту 79 тонн боеприпасов, направляется в Дерну. Еще одна готовится к выходу в


14 мая 1941 г.

Из книги автора

14 мая 1941 г. [...]Бушенхаген. Доклад об операции «Зильберфукс». Консультации с финнами еще не начались, так как в ОКВ предпочитают все нити держать в своих руках. Рассчитать время настолько сложно, что согласовать ее с «Барбароссой» практически невозможно. «Зильберфукс» –


15 мая 1941 г.

Из книги автора

15 мая 1941 г. Утреннее совещание. Число бастующих в Льеже сократилось с 50 до 35 тысяч человек. В настоящее время Неаполь переполнен немецкими войсками. Отправку туда новых частей нужно приостановить до тех пор, пока не будет решена эта проблема. Один из транспортов,


17 мая 1941 г.

Из книги автора

17 мая 1941 г. Совещание по обсуждению обстановки. Ливия. Корпус «Африка» вновь взял Эс-Соллум, а также Сиди-Сулейман. Захвачено 100 пленных. Действуя в направлении Тобрука, наши штурмовые отряды успешно провели разведку боем (есть пленные, уничтоженные танки противника и т.


19 мая 1941 г.

Из книги автора

19 мая 1941 г. [...]15.00 – 17.30. Совещание у главнокомандующего. Участвовали фон Рундштедт, фон Зоденштерн, фон Рейхенау, Гейм, фон Клейст, Цейтцлер, а также фон Шоберт. Обсуждали вопросы развертывания группы армий «Юг». Никаких принципиальных разногласий с командованием группы


20 мая 1941 г.

Из книги автора

20 мая 1941 г. (Наступление на Крит.)Утреннее совещание.1. 5.00 – 7.13. После предварительной бомбардировки наши войска высадились на Крит. Этому предшествовала выброска парашютного десанта и приземление планеров на аэродромы Кания, Ретимнон и Гераклион. Высадка основных сил


21 мая 1941 г.

Из книги автора

21 мая 1941 г. Утренние сводки. Положение на Крите удовлетворительное. Сюда высажены новые подразделения парашютистов. На отдельных участках англичане оказывают упорное сопротивление. Данные о высадке горнострелковых частей не подтвердились. Новая информация о


22 мая 1941 г.

Из книги автора

22 мая 1941 г. Утреннее совещание. По поступившим сведениям, потери 2-й танковой дивизии при переброске морем из Патраса составили: 122 танка, 200 автомобилей, 29 мотоциклов, а также 1328 человек (утонули).Крит. В Малеме высадились: один штурмовой полк (генерала Мейнделя), один


26 мая 1941 г.

Из книги автора

26 мая 1941 г. Прибыл в Цоссен в 9.00. Обсуждали с первым обер-квартирмейстером и начальником оперативного отдела материалы, которые будут рассмотрены на встрече с финнами.9.00 – 10.00. Прибыл командир 30-й дивизии генерал фон Типпельскирх. Доложил о вступлении в должность Блюмке


27 мая 1941 г.

Из книги автора

27 мая 1941 г. (Потоплен линкор «Бисмарк».)Обсуждали обстановку. В Атлантическом океане линейный корабль «Бисмарк» подвергся атаке превосходящих сил английских ВМС. Как стало известно, скорость корабля упала до семи узлов (от возможных тридцати). В середине дня англичане


28 мая 1941 г.

Из книги автора

28 мая 1941 г. [...]7 июня начнется передислокация частей, входящих в VIII авиационный корпус, из Румынии, чтобы к 20 июня сосредоточить их в районе Сувалок.Подполковник Штиф. Поделился впечатлениями от поездки в Грецию. В штабе 12-й армии считают, что операция на Крите идет


29 мая 1941 г.

Из книги автора

29 мая 1941 г. Обсуждали обстановку. Крит. Бухта Суда очищена от противника. Первые танки доставлены в Кастелли. Аэродром в Гераклионе пока контролируется не полностью.Донесение фон Ринтелена. 12 дивизий итальянской 11-й армии готовы к оккупации Греции. Одна из них немедленно